18+
вторник, 17 января
Экономика

Никита Кричевский: Бюджет 2010 — сказки про модернизацию

При нынешних финансовых раскладах девальвация рубля оказалась бы наиболее выигрышным вариантом

  
17

Бюджет на новый год принят во втором чтении. Интересно, что на голосовании, которое состоялось после бурного пятичасового обсуждения законопроекта, его поддержали лишь 315 депутатов — именно столько членов фракции «Единой России» насчитывается в Госдуме.

По словам «единороссов», главное отличие второго варианта бюджета — его социальная и модернизационная направленность. Насчет социальной все понятно — к сверхрасходам на пенсии в 4,4 трлн. рублей (10% ВВП), добавились 102 млрд. рублей на выплаты по программе материнского капитала, и еще 81 млрд. рублей пойдет на обеспечение жильем ветеранов. К этому нужно добавить 3,69 млрд. рублей на зарплаты гражданского персонала Минобороны и 6,1 млрд. рублей на социальные гарантии и компенсации сотрудникам правоохранительных органов и работникам прокуратуры.

Теперь о модернизации. Внушительные средства бюджета в размере 1,6 трлн. рублей выделены на финансирование инновационных и инфраструктурных проектов. Например, 240 млрд. рублей пойдут на поддержку высокотехнологичных производств. Банкам деньги решили больше не давать, у них забрали 150 млрд. рублей и направили их в антикризисный фонд, который вырос до 195 млрд. рублей. По словам премьер-министра Владимира Путина, эти деньги будут расходоваться «для финансирования широкого круга программ восстановления экономики», прежде всего, реального сектора производства.

Можно ли теперь назвать бюджет следующего года модернизационным? На этот вопрос «СП» ответил доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский.

— Нет, конечно. Сегодня главная проблема — отсутствие реальных проектов, направленных на модернизацию экономики. Их попросту нет. Поэтому риторика правительства о модернизации экономики все больше скатывается к демагогии. С одной стороны, есть масса проектов, которые не могут пробить себе дорогу, а с другой — бюджетные деньги и необходимость проведения модернизации. Но пока места встречи для этих двух одиночеств не проглядывается.

«СП»: — А сотня с лишним миллиардов, вкачанные в антикризисную программу правительства, смогут помочь выйти из кризиса?

— Вряд ли. В отличие от западных стран и Китая, избравших в качестве своей антикризисной стратегии поддержку отдельных отраслей и стимулирование потребительского спроса, правительство России выбрало «ручное управление» экономикой и выделило 295 избранных — «системообразующих» предприятий, которые должны получить соответствующую помощь. Программа антикризисных мер правительства направлена не на модернизацию экономики или развитие предпринимательской инициативы, а на консервацию существующей сырьевой экономической модели в надежде на скорое восстановление мировых рынков, в первую очередь — рынков нефти и металлов. В США и Западной Европе акценты сделаны на усиление конкуренции, повышение эффективности производства, технологическое обновление, при этом часть неэффективных компаний должна прекратить свое существование или сменить собственников. В России же политики неустанно повторяют, что не хотят перераспределения собственности или национализации ведущих компаний. В этом главная ошибка нынешнего политико-экономического курса, способная привести страну к полному экономическому краху.

«СП»: — Кто входит в число 295 избранных?

— На протяжении всего постсоветского периода в России формировались мощные финансово-промышленные группировки, владельцев которых принято называть «олигархами». В последние годы, несмотря на заявления властей об усилении роли государства и ослаблении олигархов, их структуры установили практически полный контроль над российской экономикой. Воспользовавшись благоприятной конъюнктурой на мировых товарных и финансовых рынках и связями с высшими чиновниками правительства, они предельно расширили зону своего влияния. К частным олигархическим структурам, таким как империи Дерипаски, Абрамовича, Усманова и других, теперь добавились и квазигосударственные олигархические группы. В первую очередь, превращающаяся в бесформенный набор разнородных активов госкорпорация «Ростехнологии».

"СП": — Так может быть эти деньги поддержат хотя бы их?

— Совсем не обязательно, что они пойдут именно в эти компании. К тому же, такие маленькие деньги олигархам не помогут, ведь их суммарная задолженность по кредитам измеряется триллионами рублей. Самые крупные олигархи, такие как Дерипаска, уже реструктурировали свои кредиты. Но там же есть и масса мелких «живчиков» — типа «Металлоинвеста», «Мечела», у которых ситуация с долгами не менее тяжелая. Если взять все системообразующие предприятия, то для исправления ситуации, повторю, им понадобится не один триллион рублей. То есть, даже не в несколько раз, а на порядки больше средств, чем предусмотрено в бюджете на поддержание экономики. Таким деньгам в дефицитном бюджете просто неоткуда появиться.

«СП»: — А если включить печатный станок, как предлагают некоторые экономисты, и напечатать столько, сколько надо?

—  Для покрытия дефицита оптимальным вариантом была бы девальвация рубля, которая, безусловно, предполагает и увеличение денежной массы, путем включения печатного станка. Но это может быть и так называемая «директивная» девальвация. В любом случае она была бы выгодна, потому что 46% доходов бюджета в следующем году составляют деньги от нефтегазового экспорта, которые от девальвации вырастут в цене. Но правительство живет надеждой, что цены на нефть будут намного выше заложенных в бюджете 58 долларов за баррель. И собираются финансировать дефицит за счет средств Резервного фонда. А когда он закончится — за счет международных заимствований. Если ситуация на нефтяных рынках останется такой же, как сегодня, возможно, что к заимствованиям прибегать не придется — денег на покрытие дефицита хватит. Но в последующие годы ситуация изменится — цена российской нефти может пойти вниз.

«СП»: — И что тогда будет с социальными обещаниями правительства, заложенными в бюджете, с пенсиями, например?

— Решение о повышении пенсий было принято еще до кризиса. Но в связи с бюджетным дефицитом социальные обещания власти не сократили. Риск невыполнения социальных обязательств в случае снижения нефтегазовых доходов есть, но сейчас у правительства просто нет другого выхода, иначе оно может потерять доверие населения. Здесь есть и лукавство: ведь пенсии выплачиваются в рублях, поднимая их номинально, никто не обещает, что они будут составлять определенную сумму, например, в долларах. А если курс рубля снизится или инфляция резко пойдет вверх, то пенсионеры сразу станут беднее. Но власть свои социальные обязательства выполнит. Вот такой расчет.

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня