18+
суббота, 21 октября
Экономика

Профессор Сулакшин: Бюджет 2010 превратит треть россиян в изгоев

Правительство обслуживает интересы богатого меньшинства в ущерб всему населению страны

  
24

Госдума в пятницу приняла в третьем и окончательном чтении федеральный бюджет на 2010 год и плановый период 2011 и 2012 годов. За главный финансовый документ страны, как и прежде, проголосовали только депутаты «Единой России», причем — на три меньше, чем входит в их думскую фракцию. Видимо, трое беспартийных депутатов одумались, и решили не нести ответственности за этот, как его уже окрестили, «антинародный» документ.

Представитель КПРФ Владимир Кашин вообще назвал бюджет «иждивенческим» — его дефицит будут заполнять за счет резервов, скопленных в предыдущие годы. По мнению коммунистов, правительство и его финансово-экономический блок просто не утруждают себя в поиске источников доходов бюджета. Кашин подтвердил, что предложения трех оппозиционных фракций не нашли своего отражения в документе. Например, парламентарии предлагали ввести прогрессивную шкалу подоходного налога, чтобы увеличить поступления в бюджет за счет сверхбогатых россиян и как-то сладить неравенство в доходах населения.

Прокомментировать принятый бюджет «СП» попросила гендиректора Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, профессора Степана Сулакшина.

— Государственный бюджет — это единственный реально действующий документ планирования и развития страны, из которого можно понять, ставятся ли правительством задачи развития экономики, и если да, то какие именно. Так вот, глядя на цифры и структуру бюджета, могу сказать, что никаких задач экономического развития в стране не ставится. И это можно доказать фактами. Например, рост расходов бюджета по разделу экономика снижен, расходы на оборону, в которые входит госзаказ и ВПК, тоже упали. На образование и науку расходы снижены, на здравоохранение роста нет. Нет в нем и мер, стимулирующих инвестиции в экономику. Поэтому бюджет 2010 года не то что иждивенческий — он бюджет содержанки.

«СП»: — А прогрессивная шкала налогообложения была бы оправдана?

—  Давайте посмотрим с точки зрения социальной справедливости. Есть такой «коэффициент фондов», который отражает разницу в доходах самого бедного и самого богатого населения страны. Прежде в Советском Союзе он был в диапазоне от 5 до 8, такой же сейчас в большинстве устойчивых и успешных стран мира. В России только по официальным данным этот коэффициент около 17, а по независимым оценкам — больше 30, и продолжает расти. Это означает, что существуют привилегированная и богатая часть общества, которая получает налоговые преференции, и другая — изгои.

«СП»: — И много у нас изгоев в России?

— По прогнозам аналитиков, в ближайшие годы в России произойдет рост населения, живущего в нищете, с 17% до 27%. Способом регулирования этой проблемы является перераспределение доходов, которое осуществляется путем налогообложения. Прогрессивный подоходный налог заставит богатых платить большую часть своего дохода, и эти деньги через социальные статьи бюджета будут поступать бедным. А сейчас в России плоская шкала налогообложения, то есть, все платят налог одинаково. Поэтому предложение ввести прогрессивную ставку подоходного налога рационально, нравственно и экономически выгодно. Потому что таким образом мы смогли бы мотивировать работников к производительному труду. Но политика правительства обслуживает интересы меньшинства в лице богатейшего населения страны — это факт.

«СП»: — Теперь по поводу финансирования дефицита: если не тратить на это накопленные резервы, а просто включить печатный станок?

— Этот дефицит бюджета получился из-за того, что упала цена на нефть и объем экспорта. То есть, причина во внешних условиях — Россия построила такую экономическую модель, что утратила свой суверенитет, и теперь зависит от мирового спроса на сырье. И, судя по нынешнему бюджету, правительство не отказывается от сырьевой модели экономики. В ней заложена еще одна монетаристская особенность — обезденежевание внутреннего рынка. Объем не введенной в оборот денежной массы достигает в пересчете на валюту 2 трлн. долларов. Степень монетизации российской экономики 25%, В Китае — 220%, в Японии — за 200%, в Европейских странах в диапазоне от 70% до 120%.

«СП»: — Почему же Центробанк не может просто напечатать денег, которых так не хватает производству?

— Причина, которую называют финансовые власти — борьба с инфляцией. Однако достоверно научно доказано, что инфляция не зависит от роста денежной массы в экономике, а производственное торможение от недостатка денег налицо. Из-за этого ВВП России снизился на 10%, а китайский, например — на 8,5% вырос. И отказываться от такой финансовой политики власти не собираются. А Центробанк продолжает печатать денег ровно столько, сколько покупает валюты в резервы. Этот принцип жесткой привязки к доллару никак не связан с потребностями отечественной экономики. Вопрос, чем это можно объяснить? Ответ один: Центральный банк России превращен в коммерческий банк, обслуживающий внешние поставки сырья. А взамен получает зеленые долларовые бумажки, цена которым четыре цента за сотню. Можно посчитать, насколько выгодно это продавцам. И Россия эту торговлю продолжает, попутно вывозя эту выручку на депозиты западных банков или вкладывая в их ценные бумаги. Принятый бюджет подтверждает, что этот механизм сохраняется неизменным.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня