Валентин Катасонов: Капитализм похоронит не пролетариат, а центробанки

Как мировые ЦБ превращаются в гигантские финансовые холдинги

  
7067
Валентин Катасонов: Капитализм похоронит не пролетариат, а центробанки
Фото: YAY/TASS

После финансового кризиса 2007−2009 гг. мир вошел в новую фазу своего развития. Особенно наглядно это видно, когда начинаешь вникать в жизнь центральных банков. Эти институты, как следует из их названия, являются центрами банковского мира. Но на наших глазах они становятся центрами всей экономической жизни общества. А завтра могут стать центрами всей жизни человечества.

На заре капитализма центральные банки возникали как эмиссионные центры. Они получили право выпускать общенациональные деньги, т.е. снабжать экономику «кровью». Затем постепенно начали подгребать под себя другие жизненно важные функции. Они стали контролировать все частные (коммерческие) банки, получив статус банковских регуляторов. Аппетит приходит во время еды, в ряде стран центральные банки начали контролировать весь финансовый сектор экономики, превратившись в финансовых мегарегуляторов. Например, в России несколько лет назад Центробанк получил полномочия финансового регулятора, поставив под свой контроль фондовый рынок, страховой бизнес, деятельность аудиторов и т. д. И это еще не все. Центробанки называют «кредиторами последней инстанции». Они не только надзирают за банками, но и спасают их с помощью выдаваемых кредитов. Нам постоянно говорят о конкуренции и рынке, но, оказывается, в мире банков все иначе: если неконкурентоспособный, но очень «нужный» банк начинает «тонуть», центробанк бросает ему «спасательный круг» в виде кредита.

Современные центробанки стали спасителями не только «нужных» коммерческих банков. Они спасают целые государства. Каким образом? Давая «неконкурентоспособным» государствам деньги взаймы. Если говорить более конкретно: покрывая дефициты государственных бюджетов путем покупки долговых бумаг правительств (казначейств). Уже в нашем веке дефициты федерального бюджета США в отдельные годы доходили до одного триллиона долларов и добрую половину этой «дыры» закрывала Федеральная резервная система США (Центробанк Америки) путем покупки казначейских бумаг. На этой спасательной функции центробанков держится благополучие и в других так называемых «экономических развитых» странах Запада. «Подпорками» капиталистического благополучия Запада выступают ФРС США, Банк Англии, Европейский центральный банк, Банк Японии, Национальный банк Швейцарии. Я называю наиболее значимые центральные банки. Впрочем, «подпирают» благополучие западной цивилизации также центральные банки периферийного капитализма, покупая долговые бумаги казначейств США, Великобритании, Германии, Франции, Японии и др. Эти «периферийные» центральные банки образуют второй ярус мировой системы центробанков (МСЦ).

Читайте также

Координация и управление МСЦ осуществляется из Банка международных расчетов (БМР), созданного еще в 1930 году; его штаб-квартира находится в Цюрихе. БМР еще называют «клубом центральных банков». Полагаю, что влияние и «вес» данного «клуба» ничуть не меньше, чем у известного всем Бильдербергского клуба. Впрочем, два этих клуба не дублируют друг друга, не конкурируют, они дополняют один другого, у каждого своя «ниша». За ними стоят одни и те же «бенефициары последней инстанции».

Вернемся к нашим временам (десятилетие после начала глобального финансового кризиса). Главное новшество в деятельности ведущих центробанков — резкое наращивание активов, преимущественно за счет покупки на рынке долговых бумаг. Такая деятельность была оформлена в виде программ так называемого «количественного смягчения». Напомню, что когда создавались центральные банки, то их апологеты выдвигали следующий аргумент в пользу передачи эмиссионной функции от казначейств центральным банкам: ЦБ, имея «независимый» статус, в отличие от государственных казначейств (министерств финансов) не будут злоупотреблять «печатным станком»; а казначейства, лишившись «печатного станка», будут жить по средствам, избегая дефицитов государственного бюджета. В нынешнем десятилетии об этом аргументе в пользу центробанков (он до недавнего времени воспроизводился в учебниках) начисто забыли. «Независимые» центробанки включили «печатные станки» на полную мощность.

Считается, что первым включил «печатный станок» Федеральный резерв. Это произошло в 2008 году. Напомню, что до финансового кризиса, еще в 2007 году активы Федерального резерва находились на уровне 0,7−0,8 трлн. долл. В США было три программы «количественных смягчений» (КС), третья была завершена в октябре 2014 года. К этому времени Федеральный резерв нарастил свои активы до 4,5 трлн. долл., т.е. увеличив их в 5−6 раз по сравнению с докризисным уровнем. В течение нескольких лет Федеральный резерв работал как «пылесос», засасывая долговые бумаги двух видов — казначейские и ипотечные. Причем вторые были зачастую «мусорными». Таким способом Центробанк США пытался «санировать» американскую экономику и создавать условиях для ее оживления.

Эстафету «количественных смягчений» перехватил за океаном Европейский центральный банк (ЕЦБ). ЕЦБ с марта 2015 года по май текущего года купил облигаций на 1,5 трлн. евро. Особенно не афишируя, «количественными смягчениями» активно занимались также центральные банки Великобритании, Японии и Швейцарии. Особенно следует обратить внимание на Банк Японии, который без лишней шумихи стал наращивать свои активы еще с начала 1990-х гг., пытаясь таким образом оживить национальную экономику. Япония — своеобразный испытательный полигон финансового капитала.

Аналитики Bank of America в начале нынешнего лета опубликовали ряд цифр, свидетельствующих о сильно возросших масштабах деятельности «великолепной пятерки» центробанков (ФРС США, ЕЦБ, Банк Англии, Банк Японии и Национальный банк Швейцарии). За период 2011—2016 гг. они сумели прирастить свои активы на 7 триллионов долларов. За первые четыре месяца текущего года прирост составил еще 1 трлн. долл. На конец первого квартала 2017 года совокупные активы «великолепной пятерки» были равны 14,7 трлн. долл. А ведь еще накануне финансового кризиса в 2006 — 2007 гг. этот показатель быть немного выше 3,5 трлн. долл. За десятилетие с небольшим более чем четырехкратное увеличение активов! И это на фоне мировой экономической стагнации, которую до сих пор преодолеть не удалось. По отношению к ВВП активы отдельных ЦБ в 2007 году были следующими (в процентах): ФРС США — 5,8; ЕЦБ — 9,9; Банк Японии — 16,3; Банк Англии — 4,4. А сегодня активы ФРС и ЕЦБ находятся на уровне четверти ВВП, у Банка Англии — почти 23% ВВП, а у Банка Японии — почти 60% ВВП.

Указанная «пятерка» центробанков действительно выделяется на фоне всех центральных банков мира. По оценкам агентства Блумберг, совокупные активы десяти ведущих ЦБ мира в 2016 году составили 21,4 трлн. долл. Вот как они ранжировались по величине активов (трлн. долл.): Народный банк Китая — 5,0; ФРС США — 4,5; Банк Японии — 4,4; ЕЦБ — 3,9. За ними следует «второй эшелон», включающий шесть центробанков: Швейцарии, Великобритании, Бразилии, Саудовской Аравии, Индии и Российской Федерации. В совокупности их активы равны 3,6 трлн. долл. Остальные 107 центробанков мира имеют на своих балансах активы, равные еще 3,1 трлн. долл.

Согласно последним данным, на конец мая 2017 года прирост активов «великолепной пятерки» уже составил 1,5 трлн. долл. В расчете на год, согласно экспертным оценкам, прирост в 2017 году может составить 3,6 трлн. долл. Такого еще не было. Рекордным был 2011 год, когда прирост составил 2 трлн. долл.

Уже третий год активы ФРС США не растут, поскольку программа КС была остановлена. А программы КС ЕЦБ и Банка Японии продолжают работать. Согласно последним данным агентства Блумберг, ЕЦБ и Банк Японии на крутом повороте сумели обойти ФРС по абсолютной величине активов. На начало мая активы ФРС были равны 4,47 трлн. долл. точно таким же был показатель Банка Японии, а у ЕЦБ он составил 4,60 трлн. долл. За истекший месяц Банк Японии еще нарастил свои активы, поэтому можно предположить, что расстановка по величине активов на начало лета будет следующей: первое место — Народный банк Китая; второе — ЕЦБ; третье — Банк Японии; четвертое — ФРС США.

В ближайшее время разница между количественными показателями балансов ЕЦБ и ФРС еще больше возрастет: до конца 2017 г. ЕЦБ в рамках продолжающейся программы LTRO (Long Term Refinancing Operation) выкупит активов еще примерно на 455 млрд евро (512 млрд долл.). Банк Японии также продолжает вести собственную программу количественного смягчения, скупая ценные бумаги на общую сумму в 80 трлн. иен в год (примерно 720 млрд долл.).

Многих экономистов, бизнесменов и политиков ударные темпы приращения активов центробанков и их астрономические масштабы смущают и даже пугают. По разным причинам. Одна из них — резкое увеличение количества денег, поступающих в экономику от центробанков. Перепроизводство любого товара ведет к падению цены на него. То же самое с деньгами: их перепроизводство делает деньги дешевыми и даже бесплатными. В мире денег это проявляется в виде снижения ссудного процента. А более конкретно — в виде снижения процентных ставок по кредитам, по банковским депозитам, по ценным бумагам.

Процентные ставки не только стремятся к нулевой отметке, они уходят в «минус». И основная роль в этом принадлежит центробанкам. Они начинают сами подавать пример того, как можно уходить в «минус». ЕЦБ уже второй год держит ставку по депозитам на уровне минус 0,4%. С этого года отрицательную ставку по депозитам (минус 0,1%) установил Банк Японии. В прошлом году Федеральный резерв обсуждал вариант введения отрицательной процентной ставки в случае ухудшения экономической ситуации в стране. Пока обошлось. Но этот план «Б» у Федерального резерва всегда под рукой.

А активы центробанков не только «замусоренные» (например, содержат ипотечные бумаги низкого качества), но также убыточные. Потому, что центробанки покупают долговые государственные бумаги с отрицательной доходностью. На сегодняшний день особенно это справедливо в отношении долговых бумаг стран-членов ЕС, закупаемых ЕЦБ. Что такое центробанк, финансовый результат которого будет со знаком «минус» (т.е. убыток), еще мало кто понимает. Впрочем, убытки ЦБ — не гипотеза, а «медицинский факт», который был уже зафиксирован у Банка Японии (правда, пока не на годовой, а лишь месячной и квартальной основе).

Руководители центробанков всех убеждают, что «количественные смягчения» — мера временная, что со временем они начнут распродавать накопленные в своих активах бумаги. А как центробанки могут освободиться в будущем от «мусорных» («токсичных») бумаг, толком никто не знает. Ведь на балансе ЦБ они учтены по номиналу, а продавать придется по рыночной цене ниже номинала, что создаст убытки. На балансе ФРС, например, из общей суммы активов 4,5 трлн. долл. на ипотечные бумаги приходится 1,8 трлн. долл.

А пока мы наблюдаем, что центробанки все более и более раздувают свои активы. И тут мы видим переход экономической экспансии центральных банков в новое качество. Когда-то центробанки занимались кредитованием коммерческих банков, это было их основным занятием. В настоящее время они заняты тем, что скупают государственные долговые бумаги. А завтра их основной деятельностью может стать скупка корпоративных бумаг — как облигаций, так и акций. Еще вчера подобное даже помыслить нельзя было. Это была крамола, ересь — с точки зрения канонов экономической либеральной науки. А сегодня эта ересь не только озвучивается, но и реализуется на практике.

ЕЦБ в течение последнего года наряду с государственными долговыми бумагами осуществляет скупку корпоративных облигаций, в мае портфель таких бумаг у ЕЦБ превысил 100 млрд долл. Может быть, на фоне всех активов приведенная цифра и не очень впечатляет, но ведь это портфель, сформированный всего за один год. Программа скупки корпоративных облигаций (Corporate Sector Purchase Programme, CSPP) — составная часть программы «количественных смягчений» ЕЦБ. CSPP стартовала 8 июня 2016 года и будет продолжена. В портфеле ЕЦБ бумаги таких европейских компаний, как Deutsche Bahn, Telefonica, BMW, Daimler, ENI, Orange, Air Liquide, Engie, Iberdrola, Total, Enel и т. д. Примечательно, что и среди корпоративных облигаций, закупленных ЕЦБ, имеются бумаги с отрицательной доходностью. Это откровенная прямая поддержка гигантов европейской экономики Центробанком.

Читайте также

И если ЕЦБ на рынке корпоративных бумаг пока еще новичок, то есть центробанк, который можно назвать «ветераном». Это Банк Японии. Он давно уже покупает не только корпоративные облигации, но также акции японских компаний. Банк Японии числится в списках пяти ведущих инвесторов (держателей акций) более восьмидесяти крупнейших компаний страны. Ожидается, что в ближайшее время он станет основным акционером, по крайней мере, в 55 компаниях из этого списка. Не особенно афишируя, покупает акции компаний также Национальный банк Швейцарии. О планах расширения своего инвестиционного портфеля за счет акций европейских компаний уже несколько раз делали заявление руководители ЕЦБ.

Думаю, что это «первые ласточки», сигнализирующие нам, что центральные банки перейдут в новое качество. Они будут не только «эмитентами», «кредиторами последней инстанции», «финансовыми регуляторами» и «мегарегуляторами». Они станут финансовыми холдингами, которые будут прибирать всю экономику к своим рукам (вернее, к рукам свои акционеров и невидимых «бенефициаров»). Это уже не «рынок», это уже не «капитализм» (тем более что процент и прибыль прикажут долго жить). Центральные банки, сами того не ведая, роют могилу капитализму. Правы были классики, говоря, что капитализм неизбежно умрет. Но они ошиблись, заявляя, что могильщиком капитализма станет пролетариат. Могильщиком окажутся центральные банки.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня