18+
вторник, 17 октября

Как норвежский лосось превратился в Франкенштейна

Транснациональная мафия и беспомощность Мантурова бьют по российским кошелькам и желудкам

  
18297
Как норвежский лосось превратился в Франкенштейна
Фото: Марина Лысцева/ТАСС

На прошлой неделе в ходе «правительственного часа» в Совете Федерации глава Минпромторга Денис Мантуров, рассказывая о мерах против незаконного оборота промышленной продукции, заявил, что доля фальсификата и контрафакта на национальном рыбном рынке доходит до 50%.

«Поскольку официальная статистика теневой сектор не учитывает», то и измерить экономический ущерб проблематично, объяснил Мантуров. По словам руководителя Росрыболовства Ильи Шестакова, бороться с этим злом будут с помощью особых меток, что-то вроде того, как чипировали шубы.

Справедливости ради, проблема рыбного контрафакта выходит далеко за границы России. Более того, ситуация представляется куда опаснее, чем простая подмена трески минтаем. Хотя именно так «подал» происходящее глава Минпромторга. Да и его оценка фальсификата на уровне половины рынка, скорей всего, является чересчур оптимистичной. И вот почему.

Не секрет, что на Западе правительственные институты контроля продуктов питания, в том числе и посредством всевозможных сертификатов и логистических схем, работают значительнее эффективнее, чем в России. Хотя бы потому, что Европа и США объявили войну продовольственным подделкам еще полвека назад.

Читайте также

Однако в той же Америке еще в 2012 году ученые обнаружили 58% рыбного фальсификата в 81 сетевом магазине по всей территории США. Пол Барбер, профессор экологии и эволюционной биологии, провел проверку ДНК рыбы, заказанной в 26 ресторанах Лос-Анджелеса, и выявил, что 47% блюд являлись контрафактом. В частности, в 9 из 10 случаев клиентам, заказавшим палтуса, подавали речную камбалу с паразитами и с высоким содержанием ртути.

Тогда же анализ однолетней выборки рыбы в элитных продуктовых магазинах США показал аналогичные цифры ложной маркировки, несмотря на пресловутую систему меток от момента ловли или импорта до продажи в магазинах. На каждую селедку чип ведь не поставишь и акцизную марку не приклеишь. Поэтому приходится довольствоваться сертификацией больших партий, внутри которых можно совершать любые манипуляции.

Существующая в Соединенных Штатах система поставок все-таки позволяет «нарисовать новый сертификат» где-то в середине длинной цепочки и даже включить в торговлю целые партии, материализовавшиеся из ниоткуда. Конечно, Управление по контролю над продуктами и лекарствами U.S. Food and Drug Administration рано или поздно поймает злоумышленников.

«…Но, скорей всего, ими окажутся не настоящие мафиози, а те, которые возьмут на себя преступление, тогда как бандиты продолжат свое злое дело, — отмечает блогер Faara@, который изнутри знает этот рынок. — С началом массовой китайской эмиграции в Америке появились „сидельцы“ за доллары или под страхом смерти. Увы, даже в США уходит в прошлое персональная ответственность. В мире появилось слишком много лишних людей, готовых ради своих семей или больших денег сесть в тюрьму».

Все, что происходит в Америке, как в капле воды, повторяется во всем мире, в том числе и у нас. Упрощая процедуры регистрации малого бизнеса, правительства самых разных стран, увы, поощряют мошенничества на рыбном рынке. Если к этому прибавить правила ВТО, то можно смело говорить о создании прекрасных условий для формирования транснациональной морской мафии. Об этом красноречиво свидетельствуют ежегодные международные симпозиумы FishCRIME, который буквально кричат о надвигающейся катастрофе.

«Существует огромное количество субъектов коммерческого рыболовства, — говорится в докладе FishCRIME. — К ним относятся страховщики, судовладельцы, капитаны на море, рыбопереработчики и самые разные торговцы рыбой. Они действуют во многих юрисдикциях по всему миру. В результате любая местная организованная преступная деятельность сложна и почти всегда транснациональна».

В итоге, в глобальном экономическом мире невозможно найти концы и понять, откуда та или иная рыба появляется в магазинах. Эксперты и спикеры FishCRIME, по сути, опускают руки, не предлагая ничего, кроме дежурных фраз о совместных усилиях. Хотя выводы напрашиваются сами: «надо отказаться от приоритета мирового свободного рынка, хотя бы в продовольственном секторе».

Страдать стали даже те страны, в которых, казалось, регулируется всё и вся. Так, исследования американской Group Oceana показали, что в прошлом году в Италии, например, из 200 купленных образцов груперов, морских окуней и рыб-мечей 82% оказались контрафактом, а в ресторанах Брюсселя были фальсифицированы 98% из 69 взятых на анализ блюд из голубого тунца. Причем, с бумагами всё было в порядке.

Отметим, что всплеск рыбного мошенничества коррелирует с волной ближневосточной и африканской эмиграции, ведь, по данным Group Oceana, в Евросоюзе в 2015 году обнаруживалось только 8% несоответствия сертификатам. На этом фоне, уровень рыбного контрафакта в США оценен как средний в мире, хотя в последнее время сами американцы все чаще говорят уже о 70% подделок на своем рынке. Неужели, мы здесь обогнали Америку?

Впрочем, сегодня уже поздно сетовать о «подмене трески минтаем». Криминалисты утверждают, что более высокий доход стал приносить бизнес на генно-модифицированной рыбе, которую продают, как натуральную. А тут уже никакие бирки не помогут, кроме дорогостоящего ДНК-анализа.

В частности, после того, как цена на морепродукты за пару лет выросла на 27%, знаменитый на весь мир норвежский лосось начал активно вытесняться ГМО-аналогом, опасным не только антибиотиками и пестицидами. Экологи называют эту рыбу Франкенштейном за кумулятивные последствия разрушительных неврологических эффектов, напоминающих рассеянный склероз. Но это только начало. Участь лосося, без всякого сомнения, постигнет и другие рыбы.

Читайте также

«Фактически у любого морского государства есть только один действенный механизм по борьбе с рыбным контрафактом. Это отказ от импорта и укрупнение игроков с целью ликвидации посреднических схем. В принципе, должно быть не более десяти компаний, которые в обмен на налоговые льготы гарантировали бы качество. А в идеале они обязаны под контролем правительства распределять годовые квоты. Следовательно, свободный рынок необходимо заменить плановым хозяйством. Правда, тогда малому рыбному бизнесу, являющему священной коровой капитализма, придет конец», — считает блогер Faara@.

Если это так, то меры по маркировке с 2018 года российской рыбы, предложенные Мантуровым, вряд ли решат проблему. К тому же опыт национальный борьбы с поддельной водкой с помощью ЕГАИС до сих пор нельзя назвать успешным. Россия, как и Америка, давно уже стала «проходным двором» для всякого рода жуликов-гастролеров, называющих себя бизнесменами.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня