Экономика / Нефть и газ

Дешевый баррель: Россия «отскочила», Германия и Китай буксуют

Как изменился экономически мир после падения цены на нефть с $ 113 до $ 47 за «бочку»

  
18155
Дешевый баррель: Россия «отскочила», Германия и Китай буксуют
Фото: AP/TASS

Три года назад началось падение цены на нефть. Если в июне 2014 года «бочка» стоила в среднем $ 113,3, то в декабре того же года - $ 57,35 (сейчас $ 47,47). В этой связи интересно посмотреть, как изменился экономический мир, и кому стало хорошо от дешевого барреля.

США

По идее, самый большой выигрыш должна была получить Америка, будучи крупнейшим нетто-импортером углеводородов. Считалось, что падение стоимости «бочки» приведет к перераспределению совокупного внутреннего спроса из нефтедобывающих стран в государства-потребители.

В 2014 году западные экономисты, наблюдая ценовой шок, обещали Соединенным Штатам экономическое чудо. Если посмотреть, к примеру, на консервативные прогнозы МВФ, то американская экономика должна была показать в 2016 году рост ВВП не менее 3,5%.

Однако крах сланцевой революции, вызванный обвалом на мировом нефтяном рынке, подорвал фондовый рынок США. По разным оценкам, испарилось порядка $ 2 трлн. частных инвестиций. Также выяснилось, что снижение доходности, к примеру, в нефтехимии и в нефтепереработке не могут компенсироваться удешевлением автоперевозок, туризмом и возросшим спросом со стороны домохозяйств (за счет дополнительных денег, которые остались после заправки автомобилей на АЗС).

Читайте также

Более того, для западных аналитиков, в том числе из всезнающих Международного валютного фонда и Всемирного банка, стало настоящим откровением, что из-за высокой добавочной стоимости товаров на внутреннем американском рынке денежная доля сырой нефти в общей корзине потребления не так уж велика. В целом, анализ данных 2014−2016 годов показал, что за счет «возникшего дополнительного» потребительского спроса ВВП США увеличился всего лишь на 0,51%.

Что касается промышленных инвестиций, то и тут не обошлось без сюрпризов. Падение капиталовложений в американскую «нефтянку» снизило американский ВВП на 0,57%, тогда как консолидированный эффект от ненефтяных инвестиций, возникший из-за подешевевшего топлива, увеличил валовой продукт США всего лишь 0,19%. Кстати, не обнаружилось значимой взаимосвязи между мировой ценой барреля и внутренним рынком труда. Даже в Северной Дакоте, которая, казалось, критически зависит от добычи сланцевой нефти, уровень безработицы вырос только с 2,7% до 3,1%.

В итоге в 2016 году американский валовой продукт прибавил всего 1,6%. Все это поднимает серьезные вопросы не только о профессионализме экспертов МВФ, но и значимости для американской экономики спекулятивного капитала.

Китай

Китайская экономика замедляется, и это уже ни для кого не является секретом. Хотя, казалось бы, именно КНР, являясь крупным нетто-импортером сырой нефти, как и Америка, должна была выиграть от падения нефтяных цен. Однако 24 мая 2017 года, международное рейтинговое агентство Moody’s понизило кредитный рейтинг Поднебесной с Аа3 до A1.

Данное решение эксперты называют зловещим предзнаменованием, так как это первое серьезное понижение на протяжении почти трех десятилетий непрерывного роста. Дело в том, что в стране наблюдается катастрофический рост суммарного долга, спровоцированный, прежде всего, проблемами в экспорте готовой продукции.

И в самом деле, вплоть до 2015 года валовой продукт КНР рос сумасшедшими темпами во многом благодаря поставкам товаров в еще недавно богатые нефтяные страны. Многие из них критически зависят от ценовой конъюнктуры, но не имеют своей промышленности. Например, валютная выручка таких стран, как Ирак, Катар, Оман и Экваториальная Гвинея, на 80−90% формируется от продажи углеводородов. А для того, чтобы Венесуэла и Нигерия вернулись в число активных покупателей китайских товаров, им нужна цена на нефть около $ 120 за баррель.

Есть мнение, что Поднебесная пытается сдержать дальнейшее падение котировок барреля. В частности, объемы сырой нефти, как в китайских хранилищах на суше, так и в танкерах, растут уже длительное время, поэтому власти принимаются особые меры для развития инфраструктуры для новых запасов.

Если посмотреть на графики нефтяных цен и рост ВВП в Китае, можно увидеть, что они следуют друг за другом.

Евросоюз

Считается, что Евросоюз выиграл от снижения цены на нефть. На первый взгляд — так и есть. В то же время Германия отметила, что в мире наметились тенденции, которые в ближайшей перспективе могут сказаться на развитии автомобильной промышленности ФРГ. Теперь глобальный средний класс не обращает внимания на экономичность двигателей. На первый план выходят дизайн, мощность и комфорт. То, что в принципе могут сделать азиатские «драконы». Другими словами, постепенно снижается конкурентное преимущество немецких машин.

То же самое можно сказать и об энергосберегающих технологиях. Вот и получается, что дешевые энергоресурсы не выгодны высокотехнологичным компаниям. Учитывая, что Германия является локомотивом ЕС, данное обстоятельство рассматривается в Берлине, как отрицательное.

Россия, Саудовская Аравия и другие

Крупные страны нетто-экспортеры нефти по-разному пережили ценовой шок. С точки зрения рентабельности нефтедобычи лучше всего чувствовали себя две страны — Саудовская Аравия и Россия. До кризиса западные экономисты называли КСА — иконой благоразумия, а РФ — образцом расточительности. Однако после 2014 года мнение изменилось.

Москва, опираясь на плавающий валютный курс и борьбу с инфляцией, пожертвовала реальной покупательной способностью населения. Плюс к этому РФ имеет более диверсифицированную экономику, чем типичные нефтяные государства. «В итоге Россия перестроилась лучше всех сырьевых экономик в мире, — пишет влиятельный эксперт по макроэкономике Брэд Сетсер, — хотя и не безболезненно».

Читайте также

Так, в 2016 году дефицит счета текущих операций в Саудовской Аравии составил 27,5 млрд. долларов, а россиянам, напротив, в прошлом году удалось сохранить профицит даже при средней цене $ 45 за баррель. «Конечно, опомнившись, саудиты снизили расходы, сократили зарплаты и уменьшили импорт по сравнению с 2014 годом, но у них нет какого-либо реального плана по диверсификации экономики, что не скажешь о русских», — констатирует Брэд Сетсер.

По его словам, дешевый баррель стимулирует в нашей стране структурные изменения, хотя и не так быстро, как надо. Ясно одно, что Москва смогла создать государственные институты, которые выдержали двойной шок, включая санкции.

Для большинства же других государств нетто-экспортеров, включая страны Персидского залива, нужна цена не ниже $ 50 за баррель. Они живут в ожидании более дорогой нефти, проедая валютную заначку. Если не случится чуда, то многие из них окажутся в той страшной ситуации, в которой находится сегодня Венесуэла.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Алексей Кротов

Почетный строитель города Москвы, член Союза архитекторов России

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня