Экономика / Стройки века

Россияне отправляют Роскосмос в «Лефортово»

Что может быть с космической отраслью, если ее доверить человеку с АвтоВАЗа

  
10393
На фото: ракета-носитель "Союз-2" с разгонным блоком "Фрегат" во время "сухого вывоза"
На фото: ракета-носитель «Союз-2» с разгонным блоком «Фрегат» во время «сухого вывоза» (Фото: Юрий Смитюк/ТАСС)
Материал комментируют:

Авария ракеты-носителя «Союз-2−16», которая привела в конце ноября к потере 19 космических аппаратов, заставила российские власти обратить более пристальное внимание на деятельность корпорации Роскосмос. В результате ведомство получило выволочку от Кремля и правительства. Власти хотят от Роскосмоса зарабатывания денег, а за неудачные запуски готовы карать менеджеров и инженеров.

По словам помощника президента РФ Андрея Белоусова, в «Роскосмосе» работают 220 тысяч человек. «Из 90 организаций примерно две трети это научные конструкторские организации. И вот эта огромная масса людей ни фига не может заработать деньги. Это нормально?» — возмутился он накануне.

Работа МКС и система ГЛОНАСС — «железо», а не «деньги», считает Белоусов. «Я все жду, когда Роскосмос придет и скажет: давайте Федеральную целевую программу (объем до 2025 года — 1,4 трлн рублей — авт.) закроем, дайте деньги в капитал, я буду зарабатывать. Вот это будет действительно поворот», — таким видит будущее космической отрасли помощник президента.

Возможно, к подобным выводам представителя Кремля сподвигли итоги работы аварийной комиссии Роскосмоса. Его глава Игорь Комаров сообщил, что катастрофа в небе стала следствием ошибки в алгоритме разгонного блока «Фрегат», которую невозможно выявить существующими методиками. Ранее сообщалось, что специалисты перепутали космодромы — Байконур и Восточный.

Читайте также

Курирующего космическую отрасль вице-премьера Дмитрия Рогозина объяснение Комарова не устроило. «Портной отвечает не за отдельный карман, отдельные пуговицы, подбор ткани и прочее, а за костюм в целом. При организации пуска с нового космодрома нужно было связать стартовый комплекс, ракету-носитель, разгонный блок и полезную нагрузку в единый космический комплекс», — напомнил вице-премьер. И потребовал ввести персональную ответственность за неудачные пуски.

Еще бы и для самого Рогозина ввести ответственность за то, что он делает много лет и все заканчивается провалом.

В самом космическом ведомстве считают, что не следует путать расследование технических причин аварии и установление меры ответственности причастных к этому лиц. «Любое судебное или административное разбирательство, направленное на установление вины или ответственности, проводится отдельно», — напомнил «СП» «Положение о порядке создания, производства и эксплуатации ракетных и космических комплексов» пресс-секретарь Роскосмоса Михаил Фадеев.

По мнению колумниста «СП» Эдуарда Лимонова, причиной последних неудачных запусков может быть саботаж. «Из 24 неудачных запусков с нашей планеты с 2011 года -16 неудачных запусков — российские. Остальные восемь приходятся на Японию, Францию (с Куру), США, Южную Корею, то есть по-одному-два неудачных запуска на страну… Хочу сказать: ищите предателя, а не отговаривайтесь системными ошибками и программой для запуска с Байконура», — написал он в своем блоге.

Однако, в сети есть и другие мнения: «Космодромы они перепутали! Не шутка. Гнать все руководство к чертовой матери! Гендиректора и главного инженера посадить за вредительство. Пусть они „Лефортово“ с „Бутыркой“ путают. Без этого не будет в Роскосмосе порядка».

Действительно, результаты работы Роскосмоса в последнее время блестящими назвать трудно. Так, NASA после 2019 года пока не планирует закупки мест для полетов своих астронавтов на российских кораблях, так как «уверенность в сроках запуска SpaceX и Boeing экипажей на коммерческих пилотируемых кораблях растет». Вместе с тем, ведомство ищет новые пути — планирует выйти на рынки Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, а также совместно с ОАЭ эксплуатировать космодром «Байконур».

Руководитель Института космической политики Иван Моисеев не советует рубить с плеча, меняя основы выстроенной сейчас системы финансирования космоса.

— Я лично присутствовал на той конференции, где выступил Белоусов. Дискуссия эта вскрыла проблемы формирования космической деятельности в России… Но надо понимать, что ни в администрации президента, ни в правительстве нет специалистов по космонавтике. Вся компетенция сосредоточена в Роскосмосе.

Роскосмос, как госкорпорация, сама обозначает свои задачи и сама их решает. Но при этом в отношении нее действуют критерии эффективности, одним из показателей, которой является прибыльность. Белоусов — экономист. Поэтому для него это важнейший вопрос, а вот космонавтику он знает слабо.

«СП»: — Что именно надо понимать о космонавтике Белоусову?

— В любом государстве, где существует космическая программа, проводятся исследования, это всегда затратная отрасль, которая никогда не станет экономически эффективной. Есть отдельные направления — связь, дистанционное зондирование земли, навигация, по пальцам можно пересчитать, где эффективно можно использовать результаты космической деятельности. Поэтому глава Роскосмоса Комаров на конференции в ответ Белоусову совершенно справедливо заметил, что его предложение слишком радикальное. Я считаю, Комаров прав. Это он еще вежливо сказал.

Подход Белоусова к космической деятельности в России приведет к закрытию программы. Потому то если государство не будет вкладываться в развитие, то это будет означать постепенную потерю конкурентоспособности на международном рынке. Потом и на внутреннем рынке однажды встанет вопрос, а почему бы нам подешевле не купить то, что делают за рубежом. То есть этот вопрос шире, чем только экономика. Это политический вопрос: нужна ли России своя космическая программа? Вчера все поняли, что это серьезный вопрос.

А то получается, что от госкорпорации требуют прибыльность и одновременно предлагают такие вещи, как полет к Луне, поддержание МКС, которые заведомо убыточны. То есть здесь правительство не может определиться, чего именно оно хочет от космоса. А если бы там были бы специалисты, они бы пояснили, что если мы хотим развивать космос, то о прибыли на время придется забыть. Например, метеорологию традиционно субсидирует государство. Ведь с каждого гражданина за прогноз погоды деньги не берут.

Если хотим на Луну, придется деньги выделять. Алмазов оттуда не привезут…

«СП»: — Глава Роскосмоса Комаров до этого руководил АвтоВАЗом. Вы считаете его компетентным специалистом?

— Да, это распространенный тезис. Но он все-таки инженер. Это универсальная профессия. Инженер, который делает ракеты, быстро может перестроиться на другие направления. К нему, как инженеру, нет претензий. К тому же Комаров себя показал хорошо. Ведь он пришел в разгар кризиса отрасли. До него были целые серии аварий. Причем, на старой испытанной технике, да еще и по глупейшим причинам.

«СП»: — А как вам предложение Рогозина о персональной ответственности за аварии?

— Персональная ответственность, которая была еще во времена СССР, есть и сейчас. Если на Западе коммерческая ответственность, переходящая в персональную, то у нас система иная и как раз более персональная. Ведь мы не можем оштрафовать предприятие космической отрасли, потому что оно — госсобственность и зачем тогда перекладывать из одного кармана в другой?

А просто снять одного руководителя, поставить другого — это не дело. Откуда вы знаете, что он будет лучше? Аварии, например, будут всегда. Наказывать надо только за конкретные нарушения инструкций. Если же человек действует так, как ему диктует система, перетряска кадров не даст результата. Пар недовольства выпустить можно, а результат этого неизвестен.

Общее состояние российской космической отрасли оценил военный эксперт, коммерческий директор журнала «Арсенал Отечества» Алексей Леонков:

— Конечно, сравнивать наш космос сейчас и то, что было в СССР, невозможно. Тогда это была целая программа. Например, рекорд по количеству запусков с самыми разными целями не побит до сих пор. Но после 1991 года все начало разваливаться, хотя работал «Плесецк» и «Байконур» тоже. Сейчас отрасль по-прежнему в не очень хорошем состоянии. А конкуренция в космосе становится все выше. Игроков становится все больше. Например, есть КНДР, которая имеет единственный спутник, но он рабочий.

Если оценивать количественно, то у нас только одна хорошая полноценная спутниковая группировка — ГЛОНАСС. Она обеспечивает как военный, так и гражданский сектор. Вообще, военных спутников не хватает. В СССР было больше. У нас сейчас не хватает спутников для предупреждения о ракетных запусках, хотя частично эти «дыры» закрыли новые РЛС типа «Воронеж». Не хватает спутников радиоэлектронной разведки. Их у нас всего два. Чуть лучше со спутниками радиотехнической разведки. А вот с телевизионными ретрансляторами все в порядке.

Но если говорить про крупные программы, например, о тяжелой ракете-носителе «Ангара», то хорошей ее назвать нельзя. Она стартовала одновременно с американской ракетой Delta-IV Heavy, но та слетала уже 18 раз и все пуски были успешные. Причем, треть пусков были на геостационарные орбиты. А мы уже давно на геостационар ничего не выводили. Один раз было в связи с ГЛОНАСС. А ведь под «Ангару» создавался и космодром «Восточный». Там есть стартовый стол, который доделывают сейчас. Надо не дергаться то влево, то вправо, а довести до ума то, что уже есть.

«СП»: — Но ракетные двигатели РД-180 американцы у нас покупают…

— Ставка на то, что американцы будут бесконечно покупать наши двигатели Р-180 не правильная. Рано или поздно это закончится. Просто сейчас им это обходится дешевле для тяжелых спутников и спутников дальнего космоса.

Читайте также

При этом они активно развивают авиационно-космическую программу. Кстати, эти системы — чисто российская придумка. Она была еще со времен Циолковского. Старт этой программе дал наш Сергей Королев. Потому что спускаемые аппараты в виде шарика на парашюте не всегда надежны и падают туда, куда занесет. Наиболее близко к реализации авиационно-космических систем подошел Глеб Лозино-Лозинский, соавтор «Бурана». Кстати, стоимость запуска такой системы в 20 раз дешевле запуска ракеты-носителя.

«СП»: — Нормально ли платят тем, кто создает все эти чудеса техники?

— Рабочие коллективы инженеров, техников, технологов честно отрабатывают свой хлеб за копейки, которые им платят. Ведущий инженер РКК «Энергия», было объявление, получает в месяц 30 тысяч рублей. Есть даже невеселая шутка, что ведущий инженер с такой зарплатой должен еще немного вредить. В таких условиях бороться за коммерческих заказчиков непросто.

«СП»: — Говорят, Space X Илона Маска уже обошел Роскосмос по доле коммерческих запусков?

— Этот графоман Маск вовсе не благотворитель. Все его программы поддерживаются из госбюджета США. Он дотационный и поэтому может демпинговать на космическом рынке. А каждая неудача Роскосмоса лишает нас какого-то количества потенциальных заказчиков. Поэтому когда глава Роскосмоса Игорь Комаров говорит, что нам надо искать новых «Илонов Масков» — это ни в какие ворота не лезет. Странно, что он не хочет искать новых Королева, Челомея…

Но не все так безнадежно. У Минобороны контроль налажен хорошо. Кстати, после аварии с 19 спутниками, был запуск с космодрома Плесецк с той же самой ракетой, тем же самым разгонным блоком. Все прошло штатно и все вышло на орбиту.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня