Меняем Су-35 на пальмовое масло

Павел Грудинин развеивает миф «Денег нет, но вы держитесь»

  
46130
На фото: пальмовое масло
На фото: пальмовое масло (Фото: ZUMAPRESS.com/Global Look Press)

Визит кандидата в президенты России Павла Грудинина в Краснодар, наверное, не мог не состояться, учитывая, что директор «Совхоза имени Ленина» — главный представитель интересов аграриев и сельского хозяйства на выборах-2018. Кубань же была и будет житницей России, благодатный Юг должен кормить нашу страну, давая ей качественный продукт вместо сомнительного импорта. Но ситуация остается крайне тяжелой для российских аграриев, в том числе в Краснодарском крае, а особенно тяжело приходиться тем, кто пытается хозяйствовать на своей земле в окружении крупных холдингов, латифундисты не терпят конкуренции.

Пункты программы Павла Грудинина — это именно то, чего ждут фермеры Кубани. Единый кандидат от КПРФ, левых и патриотических сил предлагает направлять 10% бюджетных расходов на развитие села (включая социальную инфраструктуру в сельской местности), вернуть ГОСТы и ввести уголовную ответственность за фальсификацию продуктов питания.

А что такое фальсификат, например, набившее оскомину пальмовое масло? Это, прежде всего, уничтожение отечественного производства молока.

«Государство продает истребители Су-35 в Индонезию, заключили контракт, а в качестве оплаты берет, знаете что? Пальмовое масло. Которое через какое-то время становится так называемыми молочными продуктами, молокосодержащими, это замена животного жира на растительный. Это убивает фермеров, какой смысл производить молоко, когда пальмовый жир в 3−5 раз дешевле молочного. Может ли изменить государство подход? Конечно. Сказать, что мы боремся с фальсификатом, что закрываем предприятия, которые его производят. Сделать штраф не в 150 тысяч рублей, а, например, в миллион или кратный производству на первый раз, а во второй раз все оборудование изымается и человеку запрещается этот род деятельности», — рассказал Павел Грудинин на встрече с трудовым коллективом Северо-Кавказского зонального научно-исследовательского института садоводства и виноградарства в Краснодаре.

Читайте также

На встречи с Павлом Грудининым в Краснодаре пришло немало фермеров, участников «Тракторных маршей», которые в последние годы наделали немало шума. И нет сомнений в том, что этих людей услышала власть, пусть доехать до Москвы на тракторах в прямом смысле сейчас затруднительно. Вот только ничего не изменилось, если не считать перемены к худшему, которых российский аграрий ждет всегда и уже принимает как должное.

«Наш тракторный марш был связан с тем, что на сегодня у мелкого фермера и даже уже у среднего возникают сложности с доступом к земельным ресурсам, которые захватили латифундисты и люди, причастные к власти. Судебная система, как правило, всегда на их стороне и, в лучшем случае, годами не выносит решения, мы судимся, вместо того, чтобы пахать», — рассказал один из участников кубанских тракторных маршей, отметив, что «сдвиг в сторону крупных землепользователей только вырос».

— В нашей программе написано, что в основе всего должна быть справедливость. Не коррумпированный суд, а не подверженный телефонному праву. В некоторых странах мира, если судье позвонил какой-то начальник и он об этом не доложил, и это стало известно общественности, они оба лишаются полномочий. Нужно начинать с судебной системы, как один из наших руководителей говорил о суде — нескорый, несправедливый и неправый. Все это должно быть реформировано, — ответил Павел Грудинин. — Во всем мире убедились, что крупные холдинги не панацея, а даже вред. В США есть норма, что если предприятие производит сельхозпродукции больше, чем на 60 миллионов долларов, то оно лишается любой господдержки. Тем самым, они не дают укрупнять хозяйства. Мы — единственная страна в мире, где в руках одной группы, финансовой, или семейной, как у вас получилось (на Кубани — прим.), сконцентрировано до 400−500 тысяч, а иногда и до миллиона гектар. Такого быть не должно, где антимонопольное законодательство? Эти холдинги должны быть раздроблены и конкурировать между собой.

В США более 70 млрд., долларов проходит через Министерство сельского хозяйства в качестве талонов для бедных, которые получают американскую продукцию. У европейцев другой путь — страховая премия на гектар — они регулируют доходность производства, соблюдение экологических норм, одновременно стимулируют мелкие и средние предприятия, собираться в союзы, как это сделано в США, или кооперативы, как в Европе, чтобы они могли попадать на сетевые рынки, у них нет укрупнения, монополизации рынка. Монополия — это всегда плохо.

Ситуация с зерном у вас еще более-менее, а представляете такие зерновые регионы как Алтайский край, Оренбуржье, где себестоимость продукции выше продажной цены, где знают, что фермеры уже точно разорились. А они же послушали государство, взяли кредиты, заложили дома и оказались в ситуации, когда они в убытке и нужно отдать банку все, включая жилье. Аграрии в такой ситуации, что производить за рубежом гораздо выгоднее, чем у нас. И поэтому сельское хозяйство не развивается. Мы проигрываем конкуренцию, потому что у нас очень плохие условия для бизнеса.

Проблемы сельского хозяйства на примере Кубани в интервью «СП» прокомментировал первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, заместитель Председателя ЦК КПРФ Юрий Афонин.

 — В поездке по Краснодарскому краю с нашим кандидатом в президенты Павлом Грудининым, встречаясь с кубанскими крестьянами, мы еще раз убедились: в нашем сельском хозяйстве, мягко говоря, не все гладко.

Сейчас близкие к власти СМИ трубят об очередной «победе» — рекордном экспорте зерна из России. Но «забывают» сказать, что рост производства зерна непосредственно связан с деградацией российского животноводства. В сравнении с концом советской эпохи производство говядины сегодня меньше в 3 раза, производство шерсти — в 4 раза. Молока производится на 25 млн. тонн меньше, чем в РСФСР в 1990 году. Производство молока у нас сейчас примерно как в 1957-м! То есть, по этому показателю мы отброшены на 60 лет назад. А если взять производство молока в расчете на жителя страны, то мы сейчас вообще на уровне послевоенного 1948 года. Отмечу: это все не какие-то домыслы коммунистов, а официальные данные Росстата. При такой катастрофе с молочной отраслью меня не удивляют признания Россельхознадзора о том, что у нас большая часть сыра — фальсификат, который вообще-то и сыром называть нельзя. Павел Грудинин, который блестяще знает состояние отрасли, как-то сказал: «За вычетом фальсификата продуктов в наших магазинах практически нет».

В свете сказанного механика рекордов в производстве зерна становится совершенно прозрачной: разорили животноводство — освободились площади, которые раньше были под кормовыми культурами, засеяли их зерном и гоним его на экспорт.

А чем заполнены прилавки? В основном, гормональной курятиной. Производство мяса птицы действительно выросло. Но эти бройлеры так пичкаются гормонами, что есть их просто опасно для здоровья.

Знаете, царская Россия ведь тоже зерно вывозила. Хотя выращивала его примерно в 3 раза меньше, чем позднее Советский Союз. Вывозила за счет внутреннего недоедания. Считается, что царский министр финансов Вышнеградский как-то впал в откровенность и так прямо и сказал: «Недоедим, но вывезем». Вот у нас сегодня вывоз продовольствия происходит по той же формуле. Большинство населения из-за бедности питается суррогатами продуктов. А зерно вывозим. И 40 миллионов гектаров пашни заброшены.

Юрий Афонин отмечает, что фермер по-прежнему не нужен нашему государству, и он не может соперничать с крупными производителями. Которые, в свою очередь, извлекают все преимущества из отсутствия конкуренции.

— Сейчас цена киловатт-часа электроэнергии такова, что развивать животноводство фермеры практически не могут, ведь это очень энергоемкая отрасль — продолжил Юрий Вячеславович. — И с зерном ничего хорошего. Зернохранилищ и элеваторов у фермеров нет, в результате они вынуждены продавать урожай по дешёвке, едва хватает лишь долги по кредитам отдать. А практически вся господдержка идет крупным холдингам, связанным с властью. Например, «Мираторгу» или холдингу семьи министра сельского хозяйства Ткачева. У нас колхозы распускали под лозунгом «фермер накормит страну», а в результате фермер — на грани разорения.

Поэтому давайте не будем себя обманывать. Да, введение санкций и контрсанкций заставило власть приложить усилия для развития села, динамика есть. Но наше сельское хозяйство пока еще — бледная тень от того, что мы имели в советское время. И у нас огромные проблемы с обеспечением населения качественными продуктами питания, — считает Юрий Афонин.

Читайте также

Безусловно, проблемы сельского хозяйства вытекают из общей ситуации и структуры российской экономики. И тот же фальсификат не просто так от желания кормить людей гадостью продвигают в наши магазины. Все дело в покупательной способности россиян и выгоде: получается, мы на более качественный товар просто не наработали. Но Павел Грудинин уверен, что это не совсем не так.

— Пока люди нищие, они будут искать некачественные ненатуральные продукты — уверен кандидат в президенты. — Нужно сделать людей зажиточными. Это можно сделать. Нужно наполнить бюджет, он должен быть в 1,5−2 раза больше, этого можно достичь, изменив экономические условия в стране, нужны национализация природных богатств, введение прогрессивного налога на доходы, установление госмонополии на спирт и т. д.

Если навести порядок с расхищением природных богатств, можно увеличить бюджет вдвое — это мнение ученых-экономистов. «Денег нет, но вы держитесь» — это не более, чем разговор. Деньги есть. В стране, где 40% мировых запасов полезных ископаемых, выясняется, что денег нет. Крымский мост обошелся в 5 миллиардов долларов, а в Китае такой же мост, только в два раза больше, обошелся в 1,6 млрд. Богатый — это не тот, у кого много денег, а тот, кто их правильно тратит. Можно написать, что один километр дороги стоит сто миллионов, а можно — три. Коррупцию, заносы, откаты, вот это нужно прекратить.

Определенная группа чиновников присосалась к этой кормушке и никак не может от нее оторваться. Одно только введение учета выхода нефти и газа, так называемая зеркальная статистика, приведет к тому, что бюджет быстро наполнится. Во всем мире частные компании получают от производства нефти только по определенному тарифу. Тонну нефти добыл — получил 2 доллара. А у нас они получают все и потом платят какие-то налоги, причем освобожденные от НДС. Нужно поменять экономические законы в стране — заявил Павел Грудинин.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня