Торговые войны: Батькины буренки забодали путинских

Россельхознадзор вновь делает рекламу «молочке» из соседней республики

  
4464
На фото: производство молочной продукции в Белоруссии
На фото: производство молочной продукции в Белоруссии (Фото: Виктор Драчев/ТАСС)

В конце февраля у Россельхознадзора вновь возникли претензии к белорусской молочной продукции, причем на этот раз речь шла уже чуть ли не о полном запрете на ее ввоз. Но, как показало дальнейшее развитие событий, всё вернулось к привычной уже схеме — точечным ограничениям, связанным с конкретными заводами-комбинатами, да и те — только анонсируются и уже дважды переносились. Учитывая, что и такие ограничения, как показывает практика, снимаются в относительно короткий срок, и учитывая то, что претензии часто (но не всегда) возникают не на пустом месте, белорусские молочные производители могут снова поблагодарить Россельхознадзор за бесплатную рекламу и за работу на свой образ.

Подобный взгляд, впрочем, вещь недоказуемая, а материальные издержки, в отличие от репутационных, можно сосчитать в твердой валюте. Главная же проблема в том, что такими своими действиями Россельхознадзор укрепляет — в основном среди социалистически настроенных людей — миф о белорусском сельском хозяйстве, или, говоря современнее, агропромышленном комплексе.

То, что белорусские производители выпускают молоко-сметану-творог без пальмового масла, а если в сырочки «заменитель молочного жира» и добавляют, то честно сообщают об этом на этикетке, — факт. Но и то, что любой минский хлебозавод в процессе выпекания обычного (а не особого диетического, которые на прилавках в постоянном дефиците) батона использует смеси для выпечки — с ферментами, эмульгаторами, а то и соевой мукой, — тоже факт, тем более красноречивый потому, что всё это — делается по госстандарту (СТБ 1045). Это, кстати, лучше всего показывает то, как изменилось понимание стандарта по сравнению с советскими временами, ГОСТы которого отдельные личности, опираясь на народное мнение, считают жизненно необходимым вернуть.

Читайте также

Если в советское время стандарт, ГОСТ, был предписанием к соблюдению обязательной и не допускающей отклонений рецептуре, то теперь стандарт — это, скорее, предписание к тому, чего использовать нельзя, что, конечно, совсем не то же самое, что единая рецептура. И касается это всех многокомпонентных продуктов питания, кроме разве что сметаны с кефиром (молоко и закваска — уже два компонента), так что стандарт-рекомендация не использовать соевый белок в чистом виде еще не значит, что в ветчине не будет изолята соевого белка, и т. д. — примеров можно привести массу. Так что для начала неплохо бы разобраться с тем, о каком именно понимании стандартов идет речь в мире, где ГОСТы в собственно старом, советском смысле слова, почти что не используются.

Вообще, с тем же пальмовым маслом, которое, спору нет, вредно и плохо, ситуация, несмотря на весь свой трагизм, получается прямо-таки комическая. — Доходит ведь уже до того, что утверждается, будто в советских кондитерских изделиях его «не было», хотя кулинарный жир, без которого во множестве этих изделий не обойтись, и по самой гостовской рецептуре без растительных масел, среди которых не только подсолнечное, получить не удастся. И даже в банальнейшее печенье (ГОСТ 24901) идет маргарин, в который пальмовое масло входит, в том числе в модифицированном виде.

Однако вернемся к мифу, который, наряду с кефиром, успешно экспортируется, что и создает для руководителей самого белорусского агропромышленного комплекса известную опасность также подпасть под его влияние и начать рассуждать структурно так, как это делали прибалты на излете советской эпохи — мол, мы кормим Москву, а могли бы продавать сливки в Германию за валюту. О том, что энергоносители также придется покупать за валюту, и тем более о том, а нужны ли их сливки в Германии и даже в Польше, они тогда как-то не подумали.

Импортозамещение по-белорусски

А вот с чем действительно в РБ есть проблемы, так это с крупой и подсолнечным маслом. Разговоры о том периодически возникают, причем вопрос о том, хватит ли на это ресурсов (климатических в том числе), обыкновенно не поднимается. Пока что процесс этот очень сходен с российским «импортозамещением»: один импортер уступает место другому, и только. Так, если до 14-го года подсолнечного масло с Кубани и с Украины ввозилось примерно поровну, то на данный момент доля Украины сократилась в несколько раз, и на столько же, соответственно, возросла доля Кубани. Кроме того, местное подсолнечное масло часто производится из привозного сырья. При этом доля импортного подсолнечного масла в потреблении населения РБ куда как выше, чем доля импортного молока в потреблении населения РФ.

Что касается крупы. На полках белорусских магазинов можно найти гречку в самых разных упаковках, но, рассмотрев эти упаковки, с высокой степенью вероятности можно обнаружить, что ее импорт ведется из Курской (Орловской, Волгоградской) области.

Конечно, Россельхознадзор работает крайне топорно. Ведь нарушения действительно встречаются, без накладок в современном производстве, с теми же антибиотиками, никак не обойтись. И нарушения действительно устраняются — как рабочий момент, без того нездорового ажиотажа, из-за которого у всех, кто хочет учиться у белорусского сельского хозяйства, сводя всю учебу к копированию, и возникает синдром Столыпина. Потешный, несмотря на всю свою небезвредность, еще и потому, что Столыпин со своими капиталистическими реформами вроде как должен вызывать отторжение у тех социалистически ориентированных людей, в которых этот синдром чаще всего и проявляется. Проясню суть.

Читайте также

Ошибка самого известного премьер-министра Российской Империи заключалась, прежде всего, в том, что он, почти что всю сознательную жизнь проведя на западе страны и руководя, в частности, Гродненской губернией, уверовал в то, что тамошние сельские порядки можно без проблем, механически, перенести в Центральную Россию. Не вышло из этой затеи ничего, и вовсе не потому, что крестьяне сопротивлялись «капиталистической реформе», а потому, что реформе этой воспротивился сам климат, который, конечно же, не сравним в Литве (и Западной Белоруссии) с таковым даже и в «западной» Смоленской области. Климатически Гродненщина, Брестчина — это почти что Польша, а в Польше сельхозработы начинать можно куда как раньше (а заканчивать — позже), чем в Смоленской области. Поклонники механического копирования «братского опыта» (действительно успешного), для которых запретительные действия Россельхознадзора — как тряпка для быка, делают вид, что этого не понимают. Не понимают элементарной экономической географии.

В итоге из укрепляемого ими мифа следует, что правильная сельхозполитика — это когда государство проектирует и составляет смету чуть ли не на каждый коровник, и уж безусловно не допускает к возведению коровника кого-либо «из-за бугра». А что в реальности? На деле в той же Белоруссии не стесняются и не гнушаются привлекать зарубежные инвестиции в новое производство условной моцареллы, и кто скажет, что делать так — неправильно? Вот только большинство этих инвестиций сосредотачиваются как раз в двух уже упоминавшихся выше западных регионах.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня