18+
среда, 7 декабря
Экономика

Кудрин сам себе посулил низкий банковский процент

Министр финансов призывает окружающих делать то, что кроме него самого никто сделать не в состоянии

  
10

Российская экономика столкнется с проблемами, если не удастся запустить стабильное кредитование предприятий частными банками, заявил 22 января вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин. «Если мы не создадим стабильные условия и низкую ставку кредита, долгосрочные деньги в ближайшие годы, то, скорее всего, тогда у нас будут некоторые сложности», — пояснил Кудрин, выступая на международной конференции «Россия и мир: вызовы нового десятилетия».

Все правильно, но только эти разговоры о том, что нужно запустить систему кредитования продолжаются уже целый год, а результат даже не нулевой — минусовой. Как сообщил первый зампред Центробанка Алексей Улюкаев, в прошедшем году экономику кредитовали только госбанки — Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк и Газпромбанк, к тому же за счет госресурсов. В результате по итогам года у госбанков портфель кредитов предприятиям вырос примерно на 4 процента, а у остальных частных банков снизился на такую же величину. Нужно отметить, что и госбанки сплоховали: Сбербанк обещал к 2010 году увеличить кредитный портфель на 10 процентов, а ВТБ — на 25 процентов.


Почему же банки не кредитуют предприятия, ведь острая фаза кризиса уже вроде бы позади? Об этом «СП» рассказал вице-президент Ассоциации региональных российских банков Олег Иванов.

— Заявление Кудрина немножко странное, поскольку он, условно говоря, обращается сам к себе. Главная проблема сейчас, это не количество, не процентные ставки — стоимость денег, а их срочность. И единственными длинными деньгами сегодня в стране располагает исключительно Министерство финансов. Российской экономике для модернизации нужны средние и долгосрочные кредиты — хотя бы на 3−5 лет. А ликвидность, которая скопилась у банков на счетах в Центробанке, и та, которую они привлекают в виде депозитов краткосрочная — срок ее действия составляет в лучшем случае год.

«СП»: — И что, на эти деньги нельзя кредитовать предприятия?

— Конечно, на эти деньги тоже можно кредитовать предприятия — пополняя их оборотные средства, покрывая кассовые разрывы, но нельзя выдавать их в виде средних и долгосрочных инвестиционных кредитов. Для банков это было бы самоубийством, потому что вкладчику, который решит через полгода забрать свои деньги, будет совершенно неинтересно, в какие инвестиционные проекты они вложены. И банк, который их выдал на долгий срок, попросту обанкротится.

«СП»: — Так может Минфин поделится своими длинными деньгами с банками, раз Кудрин пообещал?

— Сегодня в распоряжении Министерства финансов триллионы рублей резервных фондов, но механизм вбрасывания этих денег в экономику, который существует, моментально превращает их в краткосрочные деньги. На финансовом рынке России до сих пор не создано механизмов, позволяющих превращать госсредства хотя бы в среднесрочные кредиты. Для этого необходим выпуск банковских облигаций с их передачей институциональным инвесторам, а для этого нужно создать класс институциональных инвесторов, которыми во всем мире являются страховщики и пенсионные фонды. Однако тот же самый Минфин запрещает пенсионным фондам размещать свои средства, которых сейчас порядка 600 млрд. рублей, в банках на срок больше чем полтора года.

«СП»: — А Центробанк не может помочь отечественным банкам длинными деньгами?

— Когда банки решаются выдавать инвестиционные кредиты, у них возникает разрыв между короткими сроками привлечения денег и длинными сроками их выдачи. И Центральный банк мог бы рефинансировать этот разрыв. Но он, наоборот, отсекает банки от беззалогового кредитования. Например, если раньше около 200 банков могли получить беззалоговый кредит, то сейчас около сотни потеряют такую возможность из-за ужесточения требований Центробанка. Кроме того, регулятор ничего не делает для создания возможности синдицированного кредитования, когда несколько банков объединяются и дают крупный кредит предприятию на долгий срок. Практически ничего не сделано для развития секьюритизации — превращения портфелей кредитов в средние и долгосрочные ценные бумаги. Закон о секьюритизации вышел еще в 2003 году, и с тех пор было сделано всего четыре небольших выпуска подобных бумаг.

«СП»: — То есть, если бы даже Кудрин приказал «создавать» длинные деньги на рынке, у него бы ничего не получилось?

— Для появления длинных денег недостаточно административного приказа. Здесь важны финансовые и юридические инструменты, поскольку на протяжении 10 лет — времени долгосрочного кредитования, возникают разные риски. Кроме того, возникают риски изменения процентных ставок, а значит, нужен развитый рынок производных финансовых инструментов для их страхования. Но ничего этого на нашем финансовом рынке пока не существует, а потому и говорить о длинных кредитах абсолютно бессмысленно. А сам Минфин свои длинные деньги предпочитает вкладывать в зарубежные финансовые инструменты на европейских и американских рынках. Вот такая ситуация.


Хорошо, а как же процентные ставки по кредитам предприятиям. Можно их снизить, хотя бы по краткосрочным кредитам? Ведь именно для этого понижает Центробанк свою ставку рефинансирования шестой раз подряд. Она уже упала до рекордного минимума за всю историю его существования — до 8,75 процента, а предприятия не могут взять кредит в частных банках дешевле 18−20 процентов годовых. Как же так получается?

— И снижение процентной ставки Центрального банка здесь не поможет, — говорит экс-председатель Центробанка, первый вице-президент Ассоциации региональных банков России Александр Хандруев. — В условиях кризиса, чувствительность рынка кредитования к изменению процентной ставки ЦБ утрачена. Взять, к примеру, США или Великобританию, где центральные банки снизили свои процентные ставки практически до нуля, и пытаются, буквально, силой заставить банки начать кредитование, а те упираются. И говорят: а убытки кредитования от невозвратов вы тоже на себя возьмете? Причем, эти убытки могут возникнуть вовсе не по недосмотру банкиров в выборе заемщиков, а по вине макроэкономической ситуации. Например, даже в Германии — стране, которая всегда славилась очень жестким надзором, были вынуждены создавать банк «плохих активов» из-за триллионных списаний банков. А что говорить об остальных.

Мировая экономика попала в порочный круг своего развития. Снижение экономической активности и рост невозвратов заставляет банки сокращать кредитование предприятий, и это только усиливает рецессию производства, следствием которой является снижение конечного и инвестиционного спроса. Выйти из этого круга непросто. Основная цель всех финансовых властей мира — восстановление инвестиционного и конечного спроса в экономике. Это восстановление должно начаться с повышения спроса домохозяйств. Но пока еще никто не придумал, как его стимулировать и кому. И второе, это заинтересованность инвесторов во вложениях денег в долгосрочные активы. Сейчас они дезориентированы и напуганы, занимаются в основном краткосрочными спекулятивными операциями. И пока эти два условия не будут выполнены, полноценного восстановления кредитования и, соответственно, мировой экономики не произойдет.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня