Эрдоган по примеру Путина переходит на «ручное управление»

Президент Турции берет штурвал управления экономикой в свои руки

  
2404
На фото: президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган
На фото: президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (Фото: AP/TASS)

Как известно, на президентских выборах в Турции 24 июня Эрдоган одержал победу, получив в первом туре более 52% голосов. Эрдоган у руля управления страной с 2003 года, когда он стал премьер-министром Турции. На этом посту он пребывал до 2014 года, когда пересел в кресло президента страны. Как это ни парадоксально, но и именно во время своего премьерства Эрдоган не особенно сильно погружался в вопросы экономики. По той причине, что «ветер дул в паруса» турецкой экономики. Я имею в виду, что в нулевые и в начале нынешнего десятилетия в страну притекали в больших объемах иностранные инвестиции. Они обеспечивали Турции высокие темпы экономического развития.

С годами политические амбиции Эрдогана росли. Когда четыре года назад он стал президентом страны, то стал периодически напоминать о том, что Турция некогда была империей (Османской). А также проявлять симпатии к традиционализму и национализму, высказывать сомнения в целесообразности сохранения существующей модели светского государства и т. п. Удивительно, но именно в это время у Турции возникли сложности в экономике. Уже в четвертом квартале 2014 года был зафиксирован экономический спад, он продолжался и усугублялся в 2015 году. Эрдогану пришлось погрузиться в экономическую проблематику. И он достаточно быстро обнаружил, где была «зарыта собака». Причиной экономического спада президент объявил политику Центрального банка Турции.

Экономический спад был порожден начавшимся оттоком капитала из страны, а он был спровоцирован понижением оценок, который давали международные рейтинговые агентства Турции. Мало того, что в экономике возник спад, при этом начал падать валютный курс национальной денежной единицы — лиры. А через некоторое время удешевление национальной валюты стало провоцировать инфляционные процессы в экономике. В сложившейся ситуации Центральный банк Турецкой Республики (ЦБТР) резко поднял в 2014 году ключевую ставку с 4,5 до 10,0%. В начале следующего года она уже превысила 11%. Логика Центробанка (как она озвучивалась в турецких СМИ) была следующей: ключевые ставки неизбежно приведут к повышению процентных ставок по депозитам турецких банков, долговых бумаг и, в конечном счете, доходности всех финансовых инструментов на рынке Турции. А это, как минимум, остановит бегство капитала, а может быть, даже развернет потоки капитала в сторону турецкой экономики.

Читайте также

Однако эта мера потоки капитала не развернула, а ситуацию в турецкой экономике еще более усугубила. Поскольку резко взлетели процентные ставки по кредитам и займам, то они стали недоступными для турецких компаний. Падение лиры затормозилось, но восстановления прежнего курса национальной валюты не произошло. Что привело к плачевным последствиям для тех компаний, которые брали кредиты в иностранных валютах в период экономического бума в стране. Многие из таких компаний обанкротились, оказавшись не способными выплачивать свои долги в иностранной валюте.

Эрдоган уже в первые месяцы своего нахождения на посту президента заявил, что Центробанк проводит неправильную политику. Что повышение ключевой ставки душит экономику. А это провоцирует и падение лиры, и инфляционные процессы. Эрдоган обращался к Центробанку с просьбой понизить ключевую ставку. Последний лишь частично пошел навстречу президенту, опустив ставку до планки 7−8%. Но этого было недостаточно. Между президентом и Центробанком назревал конфликт. Ценой неимоверных усилий Эрдогану удалось не допустить в стране экономического кризиса.

Потом, летом 2016 года, была попытка военного переворота в стране. Что также усугубило экономическую ситуацию в стране. В прошлом году благодаря усилиям президента (в том числе за счет восстановления временно испортившихся отношений Турции с Россией) удалось даже добиться прироста ВВП на 7,4%. Однако имевшиеся у Эрдогана возможности дальнейшего экономического стимулирования были близки к исчерпанию.

Несмотря на то, что несколько высокопоставленных чиновников Центробанка в ходе начавшейся после переворота «зачистки» были уволены, ЦБТР своей принципиальной линии не изменил, проводя крайне жесткую денежно-кредитную политику. До момента, когда Эрдоган в апреле нынешнего года объявил о досрочных президентских выборах, она оставалась на уровне 8%.

Но вот что удивительно: накануне объявленных выборов турецкая лира стала особенно стремительно падать, в мае был момент, когда курс достиг точки 1 доллар США к 4,88 лиры. Напомню, что за четыре года до этого курс был на уровне 1 доллар США — 2 лиры. Центробанк на уговоры Эрдогана снизить ключевую ставку не реагировал. Более того, неожиданно в начале июня она взметнулась до 17,75%. Это более чем двукратное повышение на фоне того значения, которое сохранялось до этого на протяжении более двух лет. Такого резкого повышения не было в истории ЦБРТ, даже трудно найти аналогичный пример из практики других Центробанков. Мнения экспертов по поводу произошедшего инцидента разделились. Одни считали, что таким образом Центробанк помогал Эрдогану, не допустив полного обвала лиры. Другие, наоборот, квалифицировали решение ЦБРТ по ключевой ставке как подножку Эрдогану, как попытку спровоцировать масштабный экономический кризис перед самыми выборами. К счастью для Эрдогана кризиса не случилось.

Внятной экономической программы у Эрдогана не было. Тем не менее, в его предвыборных обещаниях содержались два важных обещания: 1) установить эффективный контроль над Центробанком (который подобно большинству Центробанков мира в Турции имел статус «независимого» от государства института); 2) радикально понизить ключевую ставку в целях обеспечения условий для динамичного развития турецкой экономики.

Как мы знаем, результатом прошедших выборов стала не только победа Эрдогана, но также изменение статуса президента. Он получил дополнительные полномочия. Турция стала президентской республикой. Должность премьер-министра вообще упраздняется. Эрдоган получил полномочия распускать парламент, а также самостоятельно формировать кабинет министров. Стало известно, что президент правительство сформировал. Всего в него вошли 16 министров, что на 10 меньше по сравнению с предыдущим кабинетом. Первым вице-президентом назначен Фуат Октай, бывший советник экс-премьера Бинали Йылдырыма, министром обороны — бывший начальник Генштаба Турции Хулуси Акар. На посту главы МИД остался Мевлют Чавушоглу.

Одной из главных сенсаций стало назначение Эрдоганом бывшего министра энергетики и своего зятя Берата Албайрака главой казначейства и министром финансов. Одновременно для многих стало полной неожиданностью, что в кабинете министров не оказалось Мехмета Симсека, который до этого занимал пост заместителя премьер-министра и которого именовали «экономическим царем правительства». В разряд «бывших» попал и прежний министр финансов Начи Агбала, который работал в тесном тандеме с Симсеком. Эти два чиновника в предыдущем правительстве пользовались доверием со стороны иностранных инвесторов. Их отсутствие в новом правительстве было оценено как «ухудшение инвестиционного климата». Курс турецкой лиры сразу же заметно просел. В минувший вторник она обновила двухнедельный минимум на отметке 4,75 лиры за доллар США.

Эрдоган также закрепил за собой полномочия директивно назначать председателя Центробанка (на пятилетний срок), его заместителей и членов комитета по денежно-кредитной политике. Пока у руля ЦБТР остается Мурат Цетинкая (Murat Çetinkaya), который занял кресло председателя в апреле 2016 года.

Что касается обещания Эрдогана снизить ключевую ставку, то можно не сомневаться, что он сделает все возможное для того, чтобы его выполнить. Дата очередного пересмотра ставки — 24 июля. От того, какую позицию по данному вопросу займет Мурат Цетинкая, в значительной мере зависит и решение вопроса о том, останется ли он в кресле председателя ЦБ или оно будет занято более лояльным Эрдогану чиновником. Не исключаю, что, если понадобится, Эрдоган может пересмотреть закон о Центральном банке от 14 января 1970 года, закрепившего его статус «независимого» института. Эрдоган сможет себя по-настоящему почувствовать «хозяином» Турции лишь в том случае, если Центробанк будет находиться под его полным контролем.

Читайте также

Президент Эрдоган в сегодняшней непростой обстановке вынужден взять штурвал управления экономикой в свои руки. Турцию ждут непростые времена. В частности, неизбежно усиление на Анкару со стороны Вашингтона. Так, последний требует, чтобы Анкара отказалась от покупки российского зенитного комплекса С-400. Он также требует, чтобы Анкара подключилась к объявленным им санкциям против Тегерана. В первую очередь, чтобы Турция отказалась от закупок «черного золота» из Ирана (половине всего нефтяного импорта Турции в настоящее время приходится на иранскую нефть). Наконец, он требует отказаться от поддержки Сирии. Вашингтон требует много еще чего от Анкары. Угрожая с случае отказа от выполнения этих требований вторичными или даже прямыми экономическими санкциями. Анкара уже заявила, что выполнять некоторые из предъявленных требований не будет. Например, не будет отказываться от импорта иранской нефти.

Если Эрдоган, в своей экономической политике сказал «А», то ему придется сказать «Б», «В» и т. д. Действовать придется решительно и последовательно. Так, мера по радикальному снижению ключевой ставки является совершенно верным шагом. Но для того, чтобы этот шаг не привел к дальнейшему ослаблению лиры, Турции следует вводить контроль над трансграничным движением капитала. А это серьезное посягательство на принципы существующего мирового экономического порядка, зафиксированные в «Вашингтонском консенсусе». Готов ли Эрдоган идти в деле построения независимой турецкой экономики до конца?


Новости политики: Керри назвал позором поведение Трампа на саммите НАТО

Международное положение: Трамп считает, что Джонсон мог бы возглавить британское правительство

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня