18+
суббота, 23 сентября
Экономика

Путин «сделал хорошо» карельским лесорубам

России нужно самой перерабатывать древесину, а не гнать кругляк за кордон

  
28

От экспорта всей лесобумажной продукции в прошедшем году Россия получила около 8,5 млрд. долларов прибыли, что составляет менее 3% всей стоимости экспорта, сообщает Росстат. Цифры, конечно, очень смешные. Например, соседняя Финляндия, запасы леса которой почти в 80 раз меньше, чем у России, имеет годовую прибыль от экспорта лесобумажной продукции в 10 млрд. долларов.

Причина этого, в общем-то, очевидна: финны успешно занимаются углубленной переработкой древесины, а мы в основном гоним за рубеж необработанную древесину, в том числе и в ту же Финляндию. Такая политика поощряется нулевыми ставками на экспорт «кругляка», которые, как заявил премьер-министр Владимир Путин, останутся на прежнем уровне как минимум до 1 января 2011 года. Правда, по его словам, потом планируется постепенное повышение экспортных пошлин на круглый лес, вплоть до полного запрета на вывоз необработанного сырья. И это, по замыслу чиновников, позволит привлекать частные российские и зарубежные инвестиции в лесопереработку.

Пока же Россия в разы отстает от развитых лесопромышленных стран по уровню переработки древесины. Занимая первое место в мире по запасам леса, по производству бумаги и картона мы занимаем только 11 позицию, уступая странам с ограниченными запасами древесины, говорится в документах Минпромторга. Например, в структуре валютной выручки от лесопромышленных материалов в мире на целлюлозно-бумажную продукцию приходится более 60%, а в России — только 28%. При этом, 35,4% поступлений от экспорта лесопромышленной продукции России приходится на необработанную круглую древесину.

Такая несовершенная структура лесопромышленного производства приводит к высоким темпам роста импорта высококачественных видов бумаги и картона для полиграфии, упаковки пищевых продуктов, изделий из бумаги и картона. Их доля достигает почти 70%, доля мебели — более четверти.

Почему это происходит, «СП» попросила рассказать профессора Игоря Буданова, заведующего лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН.

— Ситуация понятна — не хотят у нас строить заводы по переработке леса. При этом есть люди, единственным способом существования которых является заготовка древесины. Поэтому мы пока не можем поднять пошлины на экспорт леса и оставить без работы тех, кто занимается экспортом необработанной древесины. Причем эти люди на другое место переехать не смогут — они привязаны к определенному образу жизни, к определенной территории. А другой работы там просто нет. В данном случае проблема не решается пошлинами.

«СП»: — А чем решается эта проблема?

— Проблема лесопереработки решается инвестициями. Вопрос в том, наши это будут инвестиции или зарубежные. Однако мировой опыт показывает, что если страна сама не инвестирует в лесопереработку, никто из-за рубежа со своими деньгами не придет. Что, разве в стране сейчас нет денег для инвестиций? Деньги есть. И если власти хотят, чтобы люди продолжали жить на своей территории, то они должны создать для этого условия, обеспечить им рабочие места. Будь то работники «АвтоВАЗа» или лесозаготовщики Карелии.

«СП»: — Тогда можно смело поднимать пошлины на лес-кругляк?

— Если будут созданы новые лесоперерабатывающие предприятия, то кто станет отправлять кругляк за границу? Тем более, мы отправляем лес в Финляндию для того, чтобы потом покупать у них же продукцию, изготовленную из нашей древесины — от мебели до туалетной бумаги. Все это несложно делать у себя, было бы желание. И финны сами побегут к нам со своими деньгами, когда появятся реальные предприятия для их вложения. По-другому не бывает. Но за нас никто начинать это дело не будет.

«СП»: — Значит, слово за правительством?

— Это вопрос, скорее всего, не столько федерального уровня, сколько регионального. В первую очередь, местные власти должны сами определиться, что они собираются делать на своей территории, как они обеспечат занятость людей. А уж потом к этому должно подключиться государство с инвестициями.

«СП»: — А частный бизнес будет инвестировать деньги в лесопереработку?

— Частный бизнес привык к определенным правилам, а у правительства таких правил не существует. То оно говорит о введении пошлин, то заявляет, что пока они останутся нулевыми. И бизнесмены обоснованно опасаются вкладывать свои деньги в производство по переработке древесины. А вдруг оно не будет востребовано? К тому же, здесь нужна интеграция предприятий, координация их работы в масштабах региона, страны, а для бизнеса такая задача не по силам.

«СП»: — Выходит, только государство может решить проблему карельского леса?

— Конечно, ведь как может предприниматель строить завод, например, по производству картона, если он не знает, будет ли его продукция пользоваться спросом и в каком объеме. Поэтому, если правительство считает, что это нужно, пусть оно построит такой завод, а потом можно приватизировать его и продать частному бизнесу — хоть отечественному, хоть зарубежному. В чем проблема? А частный бизнес такие риски на себя брать никогда не будет — ни у нас, ни за рубежом.


Изменение физических объемов экспорта основных видов лесной продукции по месяцам (за 100% принят средний месячный объем экспорта конкретного вида продукции за 2006 год).

Синяя линия соответствует необработанной древесине, малиновая — обработанной древесине, желтая — целлюлозе древесной.

Источник: информация Федеральной таможенной службы.


Однако правительство, судя по всему, заниматься строительством «картонных» заводов вовсе не собирается. Оно надеется, что придет «зарубежный дядя», и понастроит ему предприятий по переработке леса. А на что надеются сами лесорубы?

— Во-первых, наш леспромхоз лес на экспорт вообще не продает. Все остальные предприятия большую часть леса тоже уже давно продают российским компаниям — внутри страны, — пояснил «СП» заместитель директора Костомукшского леспромхоза (Карелия)Алексей Редреев. — На экспорт идет не более 10% всего карельского леса. Да и сами финны давно готовятся к повышению пошлин — развивают внутреннюю лесозаготовку.

«СП»: — Значит, отмена нулевых пошлин не создаст для вас проблемы?

— Одна проблема будет — у нас в стране с советских времен нет мощностей по переработке березового леса. В Северной Карелии берез практически нет, и для нас это не так актуально. Но для южных районов, после того, как отменят нулевые пошлины, это станет большой проблемой.

«СП»: — Как думаете, зарубежный бизнес будет инвестировать в Карелию, как надеется Путин?

— Это нереально. Европейцы не очень хотят работать в России — с нашим-то законодательством, которое меняется каждый месяц. Вот я сейчас как раз разговаривал с шведами, которые мучаются уже два года — никак не могут организовать здесь производство. Они очень хотят, но у них не получается. Я им объясняю условия работы в России, а они смотрят на меня, и говорят, что так быть не может. Местные предприниматели, конечно, хотели бы взять эти 10% экспорта на переработку, но без помощи государства они этого делать не будут.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня