18+
пятница, 2 декабря
Экономика

Москва отказывается от белорусских товаров

Товарооборот между Белоруссией и Москвой упал почти вполовину. Почему москвичи не хотят покупать белорусские товары?

  
488

По итогам 2009 года товарооборот между Белоруссией и Москвой составил 3 млрд долларов. Это на 44% меньше уровня докризисного 2008 года, когда он составлял 5,4 млрд долларов.

Об этом заявил председатель Комитета межрегиональных связей и национальной политики Михаил Соломенцев, постаравшийся все же отыскать и плюсы в межхозяйственных отношениях двух стран.

— Да, падение есть, но цифры все равно радуют — прокомментировал цифры Соломенцев, — потому что они сопоставимы с товарооборотом, например, Москвы и Германии.

Чиновник напомнил также, что Белоруссия активно продает Москве продовольствие. Например, из Белоруссии российская столица получает говядину (годовой рост поставок зафиксирован на уровне 28%), свинину (плюс 85%). Стабильно поступали на московские прилавки масло, сыр, молочные консервы, мясо птицы… Сегодня в Москве работают 300 магазинов, в которых продаются исключительно белорусские товары.

— В российской столице эксплуатируется более 300 белорусских автобусов марки МАЗ и более 200 троллейбусов марки БКМ, имеющих пониженные шумовые характеристики и низкопольную конструкцию, позволяющую перевозить маломобильных пассажиров, — добавил Соломенцев.

Прокомментировать снижение объемов товарооборота между двумя сторонами «Свободная Пресса» попросила директора Минского аналитического центра «Мизеса» Ярослава Романчука.

«СП»: — Почему произошло столь резкое падение? Ведь кризис кризисом, но 44% - это вопиющие цифры…

— Практика российско-белорусских отношений в последние годы носила не только экономических характер, но больше — политический. С одной стороны, наши страны активно торговали друг с другом, но с другой — Белоруссия имеет 24 законодательных барьера, которые ставят барьер перед российскими товарами, поступающими на белорусский рынок, а Россия — 17. Я имею в виду заградительные пошлины, всевозможные квоты и прямые запреты. Фактически, Белоруссия и Россия торговали друг с другом, используя не традиционные во всем мире бизнес-связи, а номенклатурные договоренности одних чиновников с другими. И как только политические отношения между странами начали ухудшаться, параллельно стал падать и госзаказ России на белорусские товары. Пошел резкий обвал.

«СП»: — А весь внешнеторговый оборот Белоруссии в 2009 году упал так же значительно?

— Упал, но не так сильно — в целом по стране снижение составило около 35%. Это значит, что экспорт наших товаров в Европу и другие страны просел менее значительно — именно благодаря тому, что отношения с другими партнерами были не так сильно политизированы. Например, Европа покупает наши нефтепродукты и соль не потому, что дружит с Лукашенко, а потому, что они дешевые.

«СП»: — Какие отрасли белорусской экономики пострадали из-за кризиса больше других?

— Прежде всего, надо отметить огромное падение экспорта калийных удобрений, металлов, продукции машиностроительной отрасли. Это серьезный удар для экономики страны, которая сейчас абсолютно неконкурентоспособна на внешних рынках.

«СП»: — Но ведь исторически сложилось так, что Россия для Минска во все времена являлась основным рынком сбыта?

— Да, так было во времена СССР, когда Белоруссия являлась сборочным цехом огромной державы. Так здесь и привыкли работать, и сама бизнес модель, кстати сказать, с советского времени не менялась: заводы работают на дешевых энергоносителях из России, делают среднего качества товар и продают его в стране благодаря прямой договоренности между чиновниками на высшем уровне. Никакого маркетинга, никакой борьбы за качество или энергосбережение не существует, так же как не существует никаких инструментов для повышения эффективности в перерасчете на каждого отдельного сотрудника.

«СП»: — Выходит, в неприкосновенности сохранился советский принцип: общественное производство на общественные средства производства?

— Это привело к тому, что технологии, по которым сегодня работает большинство белорусских заводов, фабрик и предприятий легкой промышленности, устарели лет на 30−40. Никакой реальной их модернизации не происходит и не предвидится. Более или менее рентабельными эти заводы были до тех пор, пока в России обеспечивался устойчивый, гарантированный чиновниками спрос на продукцию, которая хоть и не самая плохая по качеству, но в действительности — весьма дорогая. И это притом, что производится она на очень дешевом сырье и энергоресурсах. Если заставить белорусскую промышленность сразу же работать на газе, угле и мазуте, который стоит столько же, сколько в Европе, то реально она станет мегаубыточной. А если исключить госзаказ, она вообще никому станет не нужной. Европе нужно качество или дешевизна. Исключительного качества в Белоруссии нет (как в ЕС или в Соединенных Штатах), но и дешевизны, подобно китайской — тоже.

«СП»: — Но в России принято считать, что белорусские товары — отменного качества?..

— В стране есть несколько успешных предприятий — в основном, в сельскохозяйственной отрасли. Есть конкурентоспособные предприятия в легпроме. Но они имеют незначительный вес в общей структуре экономики Белоруссии. «Тяжелые» заводы в массе своей нуждаются не просто в модернизации, а в тотальной замене устаревшего оборудования, а также в переходе на энергоэффективные технологии.

Минск

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня