18+
воскресенье, 11 декабря
Экономика

Медведев: антиотмывочный закон действует только до дверей МВД

Три российских банка — прачечных за три года намыли денег на 1,6 млрд долларов

  
65

Департамент экономической безопасности и Следственный комитет при МВД России раскрыли деятельность международной организованной группы, которая с 2007 года занималась незаконной банковской деятельностью и отмывала денежные средства в размере более 30 млрд рублей, 440 млн долларов и 123 млн евро. Общая сумма отмывания денег, которым занималась эта интернациональная «прачечная», составляет около 1,6 млрд долларов.

Преступная группа занималась отмыванием денег через фирмы-однодневки и куплей — продажей иностранной валюты. В преступных схемах было задействовано 3 коммерческих банка, 72 российских и 7 иностранных подконтрольных организаций на территории Москвы и Московской области. За свои услуги мошенники брали 1−7% от суммы перечисляемых денежных средств. Трем участникам группы предъявлены обвинения, двое из них арестованы, в отношении третьего избрана мера пресечения — подписка о невыезде, говорится в сообщении МВД www.mvd.ru/news/38412/.

Оперативно-следственные действия продолжаются, сообщает ДЭБ, но как получилось, что столь масштабные незаконные операции в течение трех лет оставались безнаказанными? Об этом «СП» побеседовала с председателем банковского подкомитета комитета по финансовому рынку Госдумы Павлом Медведевым.

«СП»: — Как выглядит схема отмывания денег при помощи фирм-однодневок?

— Я опишу вам самую невинную схему, когда отмываемые деньги не связаны с терроризмом или наркотиками, а просто наивно уводятся от налогов. Например, какая-нибудь компания не хочет платить налог на прибыль, тогда она должна ее ликвидировать. Чтобы это сделать достаточно произвести расходы на эту сумму. Компания делает это абсолютно официально, переводя деньги через банк фирме-однодневке за выполнение каких-то виртуальных работ, наличие которых проверить невозможно. К примеру, у нас в России очень любят науку, и компания заказывает какую-нибудь вздорную научную разработку на сумму в миллион долларов. Далее переводятся деньги, фирма принимает их через банк на свой счет, посылает своего представителя и забирает их в наличной форме. После двух-трех таких операций фирма исчезает.

«СП»: — И берет за свои услуги всего один процент?

— Сейчас это стоит недорого — наличные деньги сильно подешевели. Раньше можно было получить за подобную операцию 10−11%. Наличные деньги перестали высоко цениться после того, как в связи с кризисом упал рынок недвижимости, и остановились стройки. Мне передали информацию через третьих лиц, что сейчас и за 2% продать наличные деньги можно только тогда, когда есть личный контакт, а без этого деньги на рынке вообще не берут. И не будут брать, пока в стране снова не начнут платить зарплаты строителям в конвертах. Но зато появилось большое количество жалоб на платежные терминалы. Причина в том, что сеть платежных терминалов сейчас задействована в обналичке денег.

«СП»: — То есть, наличные деньги теперь отмываются через платежные терминалы?

— Да, причем закон запрещает Росфинмониторингу контролировать платежные терминалы, он может проверить эти деньги лишь на втором уровне, когда они собираются на счетах какой-то компании. А совсем недавно депутаты сделали регулятору еще один подарок — приняли поправки в закон о связи, которые разрешают принимать платежи кому угодно, и проводить платежи фирмам-однодневкам абсолютно бесконтрольно.

«СП»: — И много у нас таких фирм?

—  Сейчас у нас «висит» больше миллиона брошенных фирм, где концов не найдешь. Например, фирма провела операцию по обналичке, а потом она должна пропасть. Это легко удается ей потому, что она, как правило, зарегистрирована либо на умершего человека, либо на вообще не существовавшего гражданина по поддельному паспорту. В свое время я предлагал ужесточить регистрацию фирм, мой законопроект делал регистрацию однодневок очень трудной, но это предложение в Думе не поддержали.

«СП»: — А вот эти объявления: требуются сотрудники в офис, образование и возраст не имеют значения — не из той серии?

— Очень похоже, что так. Потому что фирмы-однодневки какое-то короткое время должны иметь официальное лицо, не обязательно офис в центре города, но хотя бы «зиц-председателя», который отвечает на телефонные звонки.

«СП»: — В связи с этим делом вспоминаются строки из последнего письма банкира Френкеля, где он говорит, что крупные банки, в том числе и Сбербанк, тоже занимаются обналичкой. Особенно это актуально после недавних скандалов вокруг сотрудников Сбербанка, снимавших с его счетов миллиарды рублей. Могут ли госбанки быть замешаны в этой схеме?

— К сожалению, крупные банки тоже не застрахованы от риска, что их счета могут оказаться задействованы в серых схемах. Они очень сильно страдают от того, что по нашему законодательству им не разрешено отказывать в снятии крупной суммы денег клиентом или закрыть счет, если он кажется банку подозрительным. Но если бы такая норма существовала, то это, я считаю, было бы абсурдом. Например, человек хочет купить квартиру или дом, и продавец требует, чтобы он принес деньги наличными. И человек, который накопил деньги на счете в банке, имеет полное право воспользоваться ими, запрещать ему это делать нельзя. К тому же, если банкам разрешить по своему усмотрению относить клиентов к числу подозрительных, то они получают функции судей, что по нашему законодательству невозможно.

«СП»: — Но, говорят, в Швейцарии банки имеют такие полномочия?

— Да, в Швейцарии бак имеет право отказать клиенту в открытии счета или закрыть подозрительный счет — по швейцарской конституции это возможно. Но там, если банк закрывает счет подозрительному клиенту, он сообщает о нем в свой финмониторинг, и дальше этим лицом занимаются контрольные органы. То есть, его подозрительность должна быть подтверждена, банк не может обидеть своего клиента просто так, бездоказательно.

«СП»: — И последний вопрос, почему, несмотря на принятый недавно антиотмывочный закон, подобные операции могут продолжаться в течение нескольких лет и достигать миллиардов долларов? Этот закон не работает?

—  Нет, он действует, но как бы наполовину. Несмотря на то, что закон не очень удобный в применении, Росфинмониторинг отслеживает до 10 млн. сообщений в год — ничего похожего в мире не существует, там с трудом обрабатывают тысячи сообщений. После этого служба передает информацию о подозрительных операциях в МВД, а дальше процесс останавливается — это как «черная дыра»…


Пока названия банков — «прачечных» не раскрываются. В отделе информации Ассоциации региональных банков России «СП» сообщили, что пока никаких сведений об этом у них нет, «никто из членов ассоциации за юридической помощью не обращался». По их словам, эти банки, возможно, не входят ни в один из двух «профсоюзов» банкиров. Скорее всего, это «левые» банки, которых, даже по словам самого Центробанка, в российской банковской системе «навалом». Президент другого объединения — Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян, тоже ничего не смог сказать по поводу названий банков, попавших под топор правосудия. Остается только ждать опубликования результатов следствия…

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня