18+
среда, 7 декабря
Экономика

… И никто не ответит за «бензиновый базар»

Россиянам пообещали еще одно снижение цен на моторное топливо до 16−17 рублей за литр

  
6

Почти как в анекдоте

Правда, «при условии уменьшения с нового года экспортной пошлины и ставки НДПИ (налога на добычу полезных ископаемых)». Так говорят в Российском топливном союзе. Его вице-президент Евгений Аркуша даже назвал примерные цифры: 16−17 руб. за литр уже в январе. Можно ли в это верить?

Председатель комитета Госдумы Сергей Шишкарев тоже заявил, что цены на бензин в России пора снижать: мол, в США и Китае, основных импортерах нефти, стоимость топлива на порядок ниже, чем у основного нефтеэкспортера — России. «А самый дешевый бензин в Венесуэле — 5 центов за литр, что на 94% меньше, чем у нас», — возмущается народный избранник.

Все это напоминает парламентский анекдот, в котором встречаются в Госдуме два депутата, и один спрашивает другого: «Слушай, ты понимаешь, что происходит?» — «Я тебе сейчас все объясню!» — «Да объяснить я и сам могу! Я тебя о другом спрашиваю: ты понимаешь, что происходит?»

А ведь пора нам всем разобраться, что же на самом деле происходит в российском нефтяном бизнесе. Ну, например, почему Российский топливный союз требует «уменьшения с нового года экспортной пошлины на нефть» — для снижения внутренних цен на бензин? Элементарная логика предполагает обратное: при снижении экспортной пошлины российская нефть снова сбежит за рубеж, для собственного потребления останется минимум. Зачем же тогда снижать внутренние цены?

Неясно и другое: почему в России для снижения цен на бензин обязательно требуется уменьшить ставку НДПИ — то есть, налог на добычу нефти? Если верить Евгению Аркуше, оптовые цены на моторное топливо за последние полгода и без того «упали в два раза» — и теперь осталось лишь пробудить совесть у «королей бензоколонок» — розничных торговцев бензином. Но разве их совесть чем-нибудь связана с налогами на добычу нефти?

Знаете ли вы, что…

Не проще ли предположить, что это всего лишь «игра в слова», и на самом деле российские «нефтяные бароны» таким образом ведут торг с российской властью: мы вам — снижение цен (народ возрадуется!) — вы нам — снижение налогов (наши прибыли не пострадают!).

Но если кто-то уже решил, что всему виной — ненасытность «проклятых олигархов», то пусть вспомнит, что более трети российской нефтедобычи находится в руках двух государственных компаний: «Роснефти» (которая стала крупнейшей в стране, присвоив «ЮКОС») и «Газпромнефти» (в «девичестве» — «Сибнефти», которая принадлежала Роману Абрамовичу, но была за сумасшедшие деньги куплена у него «Газпромом»).

В США, на пример которых ссылается депутат Сергей Шишкарев, такое невозможно — там вообще нет государственных нефтяных компаний, а «первую скрипку» в нефтедобыче и торговле моторным топливом играет… малый и средний бизнес.

Это выглядит абсолютно неправдоподобно, но является чистой правдой!

Знаете ли вы, сколько нефтяных компаний (операторов) действует в США? Около 13800. Причем, самые крупные из них — «первая пятерка» поставляет на американский рынок лишь 40,3% нефти. Вторая «пятерка» — еще 12%. Оставшуюся половину нефти в США добывают компании-«карлики» (по российским меркам).

Знаете ли вы, сколько в США нефтеперерабатывающих заводов? Более 200. Их основное занятие — переработка «давальческой» нефти: то есть, они получают сырье от нефтедобытчиков (операторов) и отдают им готовую продукцию — бензин, дизтопливо и т. д, — которую операторы продают владельцам АЗС.

Знаете ли вы, сколько в США бензоколонок? Почти 162000. Из них лидеру американского рынка — компании «Shell» принадлежит 14000 (8,6%), на втором месте «Btitish Petroleum» — 13000 (8,02%). А в некоторых штатах нефтяным компаниям вообще запрещено иметь собственные автозаправки.

Ну, и какой там может быть монополизм?

«Первая пятерка» в роли первой скрипки

Зато в России «первая пятерка» нефтяных компаний — «Роснефть», «Лукойл», ТНК-ВР, «Сургутнефтегаз», «Газпромнефть» добывает свыше 75% нефти. А количество малых независимых добывающих компаний ничтожно, и объем добываемой ими нефти неуклонно сокращается: в 1998 году было 10% - в 2007 только 5% (данные ФАС). В России действует около 20 нефтеперерабатывающих заводов, подавляющее большинство которых также принадлежит «первой пятерке». В итоге 85% нефтепродуктов поставляется на российский рынок «вертикально интегрированными компаниями» (ВИНК) — все теми же «Роснефтью», «Лукойлом», ТНК-ВР, «Сургутнефтегазом», «Газпромнефтью».

Судите сами: надо ли им «договариваться» о какой-то совместной ценовой политике, когда и так все поделено?

По данным ФАС, компания «Роснефть» полностью контролирует 14 регионов: Архангельская, Белгородская, Брянская, Воронежская, Липецкая, Орловская, Пензенская, Сахалинская, Смоленская, Томская и Ульяновская области, Алтайский край, Республики Бурятия и Хакасия.

«Лукойл» контролирует 9 регионов: Астраханская, Владимирская, Волгоградская, Вологодская, Кировская и Челябинская области, Республики Коми и Марий Эл, Удмуртская Республика.

«Газпромнефть» вместе с ТНК-ВР контролирует Ивановскую, Кемеровскую, Новосибирскую, Омскую, Ярославскую, Калужскую, Костромскую, Курскую, Саратовскую области, ЯНАО.

«Сургутьнефтегаз» — Калининградскую, Новгородскую, Псковскую и Тверскую области.

Остальные регионы они контролируют совместно.

Добавим к этому, что в стране катастрофически не хватает АЗС — их всего лишь около 25 тысяч. И если десять лет назад 70% из них были независимыми, то теперь таковыми считаются лишь 50%. Да и те вынуждены покупать нефтепродукты на заводах, принадлежащих монополистам, по цене, включающую маржу сбытовых подразделений ВИНК.

В докладе ФАС о состоянии конкуренции в стране по этому поводу сказано, что «доминирующая компания поставляет нефтепродукты в адрес собственных АЗС по себестоимости, а при поставке независимым АЗС осуществляется продажа мелкооптовых партий, что обусловливает низкую рентабельность независимых АЗС и позволяет ВИНК осуществлять ценовое давление…»

Но, как говорится, не бывает худа без добра, и даже в такой госмонополизации можно найти положительные моменты. Если, конечно, сильно захотеть.

Представьте себе, что случилось бы еще минувшей весной, когда цены на бензин быстро устремились вверх, если бы на АЗС государственных «Роснефти» и «Гозпромнефти» они остались на месте?

Да, конечно, обе компании потеряли бы часть прибыли. Но разве не осталась бы в выигрыше вся страна, ее бизнес и ее население? И разве не эту первоочередную цель должна ставить перед собой компания, принадлежащая этой стране и, значит, ее народу?

На благо своих акционеров

Почему же этого не произошло? Понять несложно, если заглянуть на сайт компании «Роснефть», где изложены основные цели, принципы и результаты деятельности компании. Вот что там сказано:

«Благодаря высоким операционным показателям и благоприятной в первом полугодии 2008 г. ценовой конъюнктуре (выд. мной. А.П.), «Роснефть» достигла рекордных финансовых результатов.

То есть, «кому война, а кому мать родна»?

А председатель Совета директоров компании Игорь Сечин (вице-премьер в правительстве Владимира Путина) выразился там же еще точнее:

«Фактический статус национальной нефтяной компании позволит НК «Роснефть» наиболее эффективно и плодотворно развивать сотрудничество с крупнейшими компаниями мира, а также играть важную роль в деле обеспечения глобальной энергобезопасности. Убежден, что и в дальнейшем Роснефть сохранит роль флагмана отечественной нефтяной индустрии и продолжит динамичное развитие на благо всех своих акционеров (выд. мной — А. П).

О том же заявляет и президент компании Сергей Богданчиков:

«Мы с еще большей уверенностью смотрим в будущее. Компания продолжит успешное развитие за счет дальнейшего увеличения объемов добычи, переработки и реализации нефти и нефтепродуктов, роста чистой прибыли и доходов акционеров… Убежден, что дальнейшее движение именно по этому пути позволит обеспечить интересы всех акционеров Компании и рост их благосостояния (выд. мной — А.П.)…»

А народ и не догадывается…

Хочется немедленно спросить: о каких акционерах идет речь, если «Роснефть» — компания государственная? Впрочем, выразимся иначе: прежде всего государственная. Ибо в ходе проведенного год назад IPO совладельцами «Роснефти» стали около 200 тысяч россиян, в собственности которых оказалась совершенно мизерная доля акций компании (около одного процента).

Но оказывается, компанией владеют не только эти люди. На том же сайте можно узнать, что 75,1621% акций принадлежат ОАО «Роснефтегаз» — компании, которая в свою очередь принадлежит государству. Еще 4,7656% принадлежат некоему ООО «РН-Развитие», которое в свое время приобретало для «Роснефти» 20-процентный пакет акций «ЮКОСа» стоимостью более 3 млрд. долларов. Считается, что фирма только для этой цели и создавалась, но почему-то жива до сих пор. И владеет немалым пакетом акций госкомпании. Правда, сама «Роснефть» сообщает, что это она «косвенно владеет 100-процентной долей участия ООО «РН-Развитие». Но почему «косвенно», и что означает термин «долей участия» — не поясняется. И потому непонятно, кто получает дивиденды с этих акций?

Но гораздо более любопытен еще один владелец «Роснефти» — это ОАО Сбербанк России, который является «номинальным держателем». Как разъясняют экономические словари, «номинальный держатель» — это лицо, зарегистрированное в системе ведения реестра, в том числе являющееся депонентом депозитария, и не являющееся владельцем в отношении этих ценных бумаг (выд. мной — А.П.)" А ведь на этого «невладельца» приходится около 20% акций компании, которая «входит в первую десятку публичных нефтедобывающих компаний мира» (цитата с сайта «Роснефти»).

Аналогичная схема владения применена и в отношении другой российской госкомпании _ «Газпромнефть» (бывшая «Сибнефть»): 55,9961% акций принадлежит ОАО «Газпром», еще 16,6667% - компании «Газпром Финанс Б. В». А еще 20,0002% акций «учитываются на лицевом счете номинального держателя ООО «Дейче банк».

Наверно, такие хитросплетения нормальны, когда речь идет о чьем-то коммерческом предприятии, охраняющем свои коммерческие секреты — в том числе персональный состав акционеров. Бизнес — есть бизнес, и у него могут быть свои тайны.

Но если речь идет о государственной компании — то есть, о части общенародной собственности, то почему бы народу не узнать имена бенефициариев своего имущества? Хотя бы для того, чтобы понять, во имя чьих интересов в России так легко взлетают цены на нефтепродукты — и так трудно опускаются?

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня