18+
четверг, 8 декабря
Экономика

Центробанк ответит за кризис

Банк России отчитается перед депутатами Госдумы за антикризисные деньги

  
18

В среду, 30 июня Госдума рассмотрит на пленарном заседании отчет Банка России за кризисный 2009 год. Депутаты профильных комитетов Госдумы уже ознакомились с этим отчетом и рекомендовали палате «принять к сведению» отчет Центробанка о мерах по «погашению» финансового кризиса в России, сообщает агентство РИА «Новости».

Антикризисные меры были поистине беспрецедентными: Центробанку удалось «залить» кризис деньгами, вкачав в банковский сектор более 4 трлн рублей. При этом регулятор был вынужден использовать «нетрадиционные» для центральных банков инструменты: беззалоговые кредиты, по которым на пике кризиса — в феврале 2009 года, было выдано банкам 1,9 трлн рублей, удлинение сроков рефинансирования банков до года и включение в список залогов под ломбардное кредитование акций системообразующих предприятий.

Однако, как считает первый исполнительный вице-президент РСПП Александр Мурычев: «Эти все средства нужно было в первую очередь направить не в крупнейшие государственные и частные банки, а в экономику — в виде гарантий по кредитам. Это обеспечило бы спрос в экономике, а банки тоже получили бы возможность заработать на кредитовании. Ведь стимулирование спроса — основная задача государства, и так как его до сих пор не появилось, ситуация не выправляется — роста производства не происходит. Например, в Евросоюзе половина антикризисных денег была выделена предприятиям в форме гарантий по кредитам — такая форма госпомощи очень эффективна. У нас же гарантийные средства составляли всего 300 млрд рублей, а остальная помощь выделялась «живыми» деньгами банкам. А многие представители бизнес-сообщества говорили, что реальная госпомощь до них так и не дошла — «живых» антикризисных денег они не увидели. Проблема — в недостаточной детальной проработке механизма поддержки, отсутствии системных мер, — считает эксперт.

Игры против рубля и кризис неплатежей

Тем временем, доля государственных денег в пассивах российских банков в прошедшем году выросла до рекордных размеров: у банков первой десятки она превышала 20%. Причиной такого роста стали вливания государственных средств, предназначенных для стабилизации банковской системы. Банкиры получили в поддержку 3,1 трлн рублей, хотя, по оценкам экспертов, реально для рефинансирования своих долгов они нуждались в сумме в пять раз меньшей. Оставшиеся деньги часть банков потратила на игру на валютном рынке. Причем против национальной валюты — на понижение рубля.

— Давно не секрет, что банки использовали государственную помощь для игры на валютном рынке. И было бы странно, если бы было иначе — ведь тогда это был самый доходный бизнес, — поясняет президент компании экспертного консультирования «Неокон» Михаил Хазин. — Думаю, что это касается всех банков, которые получали государственные деньги. Сначала они выходили на рынок непосредственно, а когда регулятор ужесточил контроль, стали делать это через кредитование. То есть выдавали кредиты «дружественным структурам», которые играли на рынке, а потом переводили выручку на банковские счета. Еще раз повторю, что более выгодного бизнеса для банков в стране просто не было, и это стало основной проблемой экономической ситуации в России, — утверждает эксперт.

Пока Центробанк расширял границы «коридора» к бивалютной корзине, антикризисные деньги уходили на валютный рынок, оказывая дополнительное давление на рубль. А когда власти попытались взять под контроль денежные потоки, банки стали играть на рынке не напрямую, а через подставные компании, якобы выделяя им кредиты. Их вовсе не смущало, что, играя на понижении рубля, они фактически добивали российскую валюту. Ведь деньги не знают национальности, тем более, когда границы открыты. В феврале 2009 года Центробанк встал на защиту верхней границы бивалютной корзины в 41 рубль и сказал: «Ни шагу назад!». И после этого антикризисные деньги ручейком потекли на рынок акций. Индексы РТС и ММВБ стали неожиданно, и даже не в ногу с мировыми площадками, ставить свои маленькие рекорды роста.

В итоге Банк России понял, что «не в коня корм», и снизил лимиты по беззалоговым аукционам с 300 млрд до 2 млрд рублей. Он установил ежедневные лимиты по операциям РЕПО, которые тоже упали до рекордно низких величин. В результате этих усилий денежная база экономики сократилась на 1 трлн рублей, но инфляция, несмотря на это, продолжала расти ускоренными темпами — 4,5% за первые два месяца 2009 года. И это только официальный, чисто макроэкономический показатель, которым пользуются российские финансовые власти и который отражает соотношение ВВП к условному году. А если взять показатель инфляции, который используют во всем мире, — индекс потребительских цен (PPI), — то он перешагнул за 25%. Индекс цен производителей (CPI) тоже стал расти опережающими темпами за счет инфляции издержек. А соотношение денежной массы к российскому валовому продукту — менее 20% - не оставляло реальному сектору шансов на получение финансовых ресурсов.

Вспомним, как ЦБ боролся со стремлением субъектов экономики покупать доллары. Этот процесс вызывал девальвацию рубля, курс которого и так стремительно падал. Чтобы отбить у банков и предприятий охоту к валютным активам, Центробанк уменьшил количество рублей на рынке. Логика проста: поскольку денег будет меньше, то те, у кого скопились доллары, вынуждены будут их продавать, чтобы получить рубли. В итоге российские деньги перестанут обесцениваться или даже курс пойдет вверх. Но ведь доллары скапливаются у весьма ограниченного круга игроков, а рубли нужны всем. Поэтому, проводя такую политику, ЦБ неминуемо должен был уничтожить часть экономики, которой необходимы рубли для проведения платежей, уплаты налогов, выплаты заработной платы и хозяйственной деятельности. Так оно и получилось.

При этом возник «эффект домино». То есть производство сворачивалось, росли долги по зарплате, не выплачивались налоги, образовывались дыры в дефицитных региональных бюджетах. И все издержки, которые Центробанк создал у предприятий, перекладывались на плечи потребителей. Эксперты называли то, что происходило весной 2009 года началом нового кризиса неплатежей. Один такой кризис Россия уже пережила в первой половине 90-х годов, и вот, благодаря монетарной политике Центробанка, история едва не повторилась. Кризиса неплатежей в прошедшем году удалось избежать чудом.

Доходный бизнес на депозитах

Многократное увеличение объемов рефинансирования банков в условиях кризиса обернулось для Центробанка ростом доходов: Банк России получил в 2009 году рекордную прибыль в 251,4 млрд рублей, что в 2,6 раза больше, чем годом ранее. При этом процентные доходы достигли 521,99 млрд рублей.

А частные банки тем временем, вместо того, чтобы кредитовать предприятия реального сектора, хранили полученные антикризисные деньги в основном на счетах ЦБ. По информации Центробанка, в декабре кредитные организации нарастили свои пассивы на 1,246 трлн рублей за счет кредитов госсредств. Кроме того, наблюдался и рост средств на корсчетах в иностранных банках: по подсчетам экспертов, в начале прошедшего года они выросли с 512 млрд до 843 млрд рублей. Получается, что практически все рублевые кредиты, выданные Центробанком коммерческим банкам, были конвертированы в валюту и осели на счетах ЦБ и зарубежных банков.

Есть здесь и еще один нюанс: Центробанк снял ограничения по размещению банками имеющихся средств на корсчетах в банках-контрагентах. Специалисты считают, что этим он фактически смирился с нежеланием банков тратить полученные от него средства на кредитование предприятий. И чтобы сократить риски утраты средств господдержки, Центробанк стимулировал банки хранить их на счетах в наиболее надежных госбанках. А результатом подобных действий Центробанка стало аккумулирование полученной банками господдержки на счетах в госбанках, а не в экономике.

Во вторник, 29 июня первый заместитель председателя ЦБ Алексей Улюкаев сообщил, что регулятор откажется от предоставления беззалоговых кредитов уже до конца текущего года. По его словам, «эти кредиты неверно ориентируют банки с точки зрения управления рисками». Однако их сейчас и без того уже почти никто не берет: беззалоговые аукционы то и дело признаются несостоявшимися. Так что «америки» Улюкаев не открыл.

В рамках сворачивания антикризисных мер регулятор снизил сроки рефинансирования банков до трех месяцев и постепенно отказывается от упрощенных процедур, заявил зампред Центробанка. Но на аукционах РЕПО и без того банки почти не присутствуют — заявки сейчас исчисляются десятками миллионов рублей в отличие от прежних сотен миллиардов. Все потому, что денег у банков более чем достаточно — только на корсчетах и депозитах в Банке России постоянно лежит более 1 трлн рублей, притом, что для нормального функционирования банковской системы вполне достаточно 800 млрд рублей. А предприятия как не получали денег, так и не получают — банки не могут найти «хороших заемщиков».

Дайте банкам длинных денег

В тексте заключения депутатов профильных комитетов на отчет Центробанка говорится, что ему следует обратить особое внимание на решение проблемы формирования долгосрочной ресурсной базы российских кредитных организаций. Банк России должен более активно использовать ставку рефинансирования в качестве главного инструмента регулирования денежного предложения, считают депутаты. Они отмечают, что нельзя считать приемлемой сложившуюся ситуацию, при которой имеется значительный разрыв между ставкой рефинансирования и рыночными процентными ставками.

— Сейчас связывать ставку рефинансирования Центрального банка с кредитованием реального сектора вообще невозможно, — утверждает вице-президент Ассоциации региональных банков России Олег Иванов. — Главной проблемой банковской системы на сегодняшний день является несоответствие «длинных» активов — тех кредитов, которые они уже выдали реальному сектору, и «коротких» пассивов — краткосрочного кредитования в Центробанка. И основным показателем сейчас служит вовсе не величина ставки рефинансирования, а величина сроков кредитования. Ведь реальному сектору кредиты на пять недель или даже на шесть месяцев не нужны. Те деньги, которые банки получают сегодня от Центробанка, идут не на кредитование реального сектора, а на «затыкание дыр» в балансе. Поэтому говорить о том, что банки получили деньги, а реальный сектор кредитовать не хотят, попросту некорректно. А «директивное» кредитование отдельных предприятий через госбанки, получившие «длинные» деньги от государства, идет. Но на него ставка рефинансирования тоже не оказывает никакого влияния. Ведь это только по форме можно назвать банковской системой кредитования, а по содержанию она «советская».

Для того, чтобы банки начали кредитовать реальный сектор экономики, им нужно дать «длинные» деньги, желательно как минимум года на два. И это вовсе не те деньги, которые дает Центральный банк под свои процентные ставки. Поэтому, с точки зрения кредитования предприятий и населения, банки «танцуют» от тех ставок, под которые, например, они получают субординированные кредиты от ВЭБа. К тому же они закладывают в свои ставки риск девальвации рубля в среднесрочной перспективе. А деньги, которые получают региональные банки от Центрального банка на беззалоговых аукционах сроком пять недель (московские банки могут взять на полгода) — это не те средства, которые идут на цели рефинансирования банка. И вообще, говорить о том, что у нас существует какое-то достаточно прозрачное ценообразование, чтобы снижение ставки ЦБ на один процентный пункт могло оказать влияние на ставки рынка, на мой взгляд, пока еще рановато.


Результаты антикризисной политики Банка России вызывают много сомнений. Как сказал в приватной беседе с автором этих строк бывший зампред Центробанка, многое в прошлом году Банк России делал правильно, но с очень большим опозданием, в итоге зачастую своими действиями он только усугублял ситуацию. Однако вырулить из кризиса удалось, но во многом благодаря тому, что цены на нефть снова выросли, а вовсе не с помощью действий Центробанка. А один из банкиров как-то похвалился, что на деньги госпомщи они заработали на валютном и фондовом рынке около триллиона рублей. Как оценят депутаты Госдумы отчет о работе Банка России в кризис — покажет сегодняшнее пленарное заседание. Думается, «примут к сведению»…

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня