18+
вторник, 6 декабря
Экономика

Криминал уводит деньги из России

Накануне выборов чиновники-коррупционеры торопятся спрятать свои капиталы за рубежом

  
40

Криминальный вывод капитала из России в 2010 году составил 163 млрд. рублей, сообщает Росфиннадзор. По словам аналитиков ведомства, эта сумма более чем в 20 раз превышает данные за 2008 год, когда она составляла всего лишь 8 млрд. рублей. Однако это немного меньше, чем в 2009 году, когда незаконный вывод капитала из страны достиг максимального показателя в 175 млрд. рублей. И если сложить это с официальной цифрой прошлогоднего оттока капитала из России в 38,3 млрд. долларов, озвученной министром финансов Алексеем Кудриным, то сумма получается довольно внушительная — 43,8 млрд. долларов или более 1,3 трлн. рублей, которые были бы совсем не лишними в экономике страны.

Кудрин надеется, что оттока капитала в 2011 году не будет, так как цена нефти пока не собирается опускаться, впрочем, такой оптимизм министра финансов вызывает сомнения, ведь и в прошедшем году он, помнится, тоже утверждал, что никакого бегства капиталов из России не случится.

Ведь даже сейчас, когда цена российской нефти держится на уровне 100 долларов за баррель, по официальным данным, только за январь отток капитала из России достиг 13 млрд. долларов — почти четверти от прошлогоднего показателя. По мнению министра финансов Алексея Кудрина, такое поголовное бегство отечественных «инвесторов» связано с грядущими президентскими выборами, то есть, с их непредсказуемым результатом.

«Многие считают, что „кудринские инвесторы“ — это российские чиновники и бизнесмены, выводящие деньги из страны на случай, если в ходе политических перестановок они выпадут из обоймы. Отток, похоже, настолько велик, что его не спрячешь ни высокими ценами на нефть, ни какими-либо капиталами, привлеченными за счет высоких учетных ставок Банка России», — пишет нью-йоркское финансовое издание The Wall Street Journal.

163 миллиарда — это не страшно

О том, насколько оправданы эти предположения, и сколько еще денег утечет из страны до выборов, «СП» побеседовала с завлабораторией анализа и прогнозирования микроэкономических процессов Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Дмитрием Кувалиным.

«СП»: — Дмитрий Борисович, что это за страшные цифры приводят наши финразведчики?

— Во-первых, это вовсе не страшные цифры. Если перевести их в доллары, получится не более 5,5−6 миллиардов. К примеру, у нас есть эксперты, которые утверждают, что годовая коррупция в России достигает 500 млрд. долларов, а цифры Росфиннадзора в сто раз меньше. Но я думаю, что они больше похожи на правду. Хотя, конечно, ничего хорошего и в этом нет.

«СП»: — Страшно тем, что эта цифра в двадцать раз превышает показатели 2008 года, притом, что этот год был кризисным. А сейчас у нас что происходит?

— Согласен, что увеличение в двадцать раз — крайне неприятная тенденция, но штука в том, что это ведомство у нас возникло совсем недавно, и думаю, что у него есть объективные сложности с разработкой методик подсчета. Что, впрочем, характерно для любой организации на начальной стадии ее работы. Поэтому мне кажется, скорее всего, данные по 2008 году были просто занижены — отсюда такая разница. Наша лаборатория, напротив, уже давно занимается подсчетом так называемых «неформальных» денежных потоков, и у нас не возникает такого впечатления, что сейчас наблюдается всплеск активности криминала по выводу средств. В начале кризиса были метания капитала через границу, но нельзя сказать, что все они были связаны с криминальными деньгами. Это были вполне обоснованные попытки отечественных инвесторов пристроить свои капиталы в более безопасное место.

«СП»: — Но ведь и криминальные деньги среди этих капиталов тоже присутствовали?

— Конечно, криминальный капитал движется в том же направлении, что и официальный. Но здесь нужно вспомнить, что утечка капитала, в том числе и криминального происхождения, началась у нас гораздо раньше, чем появился Росфиннадзор. И основным местом, где всегда фиксировались эти процессы, был и остается Центральный банк России. В его балансе существует статья, которую аналитики и эксперты считают показателем нелегального оттока капитала, она называется «пропуски и ошибки». И если посмотреть на показатели по этой статье за последние годы, то там тоже не видно особых скачков. Однако перед Росфиннадзором, насколько я понимаю, стоит задача вычленить из этого баланса утечку, непосредственно связанную с нелегальными и криминальными операциями, а это уже несколько другие данные.

«СП»: — Имеются в виду сделки, осуществляемые по поддельным документам, с участием фирм-однодневок и тому подобное?

— Да, но есть здесь одна тонкость. Куда вы отнесете капиталы, которые отечественные бизнесмены сначала выводят за границу, а потом заводят назад в страну, но уже в качестве иностранных инвестиций? Это позволяет им решать некоторые тактические задачи, связанные со сменой юрисдикции — наши власти традиционно относятся к иностранным деньгам гораздо более лояльно. Есть и кое-какие льготы для зарубежных инвесторов, и если использовать свои капиталы не как российские, а как иностранные, то на этом можно хорошо выиграть. Происходит такой своеобразный кругооборот капитала, когда деньги выводятся из страны незаконно, но потом все равно возвращаются обратно. Как относится к этому процессу, что это, криминал или просто бизнес, пускай с небольшим лукавством?

«СП»: — Как говорится, ничего личного… И все-таки, «кудринские инвесторы» — коррумпированные чиновники в этом участвуют?

— Думаю, что отчасти так и есть, но все-таки большая доля оттока капитала связана с сугубо экономическими, а не политическими причинами. К ним относятся, например, повышение нормы резервирования Центральным банком или ожидание курсовых колебаний рубля. Есть и более долгосрочные тенденции: сейчас цены на нефть растут, увеличиваются доходы наших сырьевых экспортеров, а внутри России тратить эти деньги просто негде. И инвесторы ищут им более эффективное приложение за рубежом, приобретают там какие-то активы. Все эти процессы вовсе не криминальные.

«СП»: — Значит, грядущие выборы здесь не причем?

— Конечно, и выборные риски могут влиять на эти процессы, но здесь нужно понимать, насколько серьезно это влияние. Думаю, что оно сильно преувеличено. Для примера еще раз вернусь к заявлениям некоторых экспертов о том, что размер коррупционного рынка в стране достигает 500 млрд. долларов в год. По их словам получается — если считать по обменному курсу — что криминальный рынок достигает около 40% российского ВВП. Практически это значит, что с каждого платежа 40% уходит в карман коррупционеров. Значит, получает бюджетный служащий зарплату, пенсионер свое пособие, и каждый отдает почти половину чужому дяде? Но это ж полная ерунда! Вот и выходит, что эти «эксперты» просто не понимают, о чем говорят.

«СП»: — Финразведчики утверждают, что львиная доля криминальных денег получается при заключении госзаказов. По словам президента Медведева, утечка средств по госзаказам достигает 1 трлн. рублей в год.

— На самом деле, значительная доля криминальных денег появляется в системе госзаказов. Однако, я полагаю, что это несколько завышенная оценка суммы откатов при заключении госзаказов. Но даже если и так, то цена вопроса всего лишь около 33 млрд. долларов, а откуда же берутся остальные сотни миллиардов? Да, криминальные дельцы и коррумпированные чиновники выводят деньги за границу, но это не более чем 5−10% от общих трансграничных денежных потоков, обусловленных чисто экономическими причинами. Поэтому назвать это явлением макроэкономического масштаба, всерьез влияющим на экономику страны, я думаю, нельзя. А для того, чтобы остановить утечку капиталов, нужно просто заниматься созданием нормального инвестклимата в стране, чтобы инвесторы имели точки приложения для своего капитала дома, а не уводили его за границу.


Тем временем, по поручению президента Дмитрия Медведева, правительственные ведомства уже приступили к совершенствованию системы госзакупок. Однако концепция законопроекта «О федеральной контрактной системе», которую подготовило Минэкономразвития, является «потенциально коррупциогенной», и не решит проблем, считает начальник управления ФАС по контролю за размещением госзаказа Михаил Евраев.

И даже напротив. «Законопроект Минэкономразвития в случае его принятия приведет к резкому всплеску коррупции. Потому что предлагается позволить заказчику произвольно выбирать способ размещения заказа, закрепить возможность менять условия контракта по соглашению сторон и ввести другие коррупционные нормы», — рассказал Евраев агентству «Интерфакс».

Между тем, Росфиннадзор не ожидает скорого снижения криминального потока денег из страны, которые прячут за рубежом «криминальные элементы и коррупционеры». В базах данных ведомства уже зафиксированы около 12−13 тыс. участников этого криминального рынка, средний размер одной операции по выводу денег составляет 250−400 тыс. долларов.

Эти статистические данные говорят о том, что взяточничество и коррупция в России не стали намного меньше, не смотря на активную позицию власти и постоянные заявления с высоких трибун о борьбе с этим экономическим злом. И значит, криминальный поток денег за границу в ближайшие годы не иссякнет. А может даже увеличится — с учетом приближающихся выборов…

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня