18+
воскресенье, 4 декабря
Экономика

Андрей Бунич: Тушить бюджетный пожар водкой — глупо и опасно

Минфин решил пополнить казну налогами на алкоголь, табак и газ

  
20

В Минфине нашли, как пополнить бюджет на 1,9 триллиона рублей: за счет выборочных налогов. Наибольший эффект даст почти четырехкратное повышение акциза на этиловый спирт к 2014 году. Сейчас в бюджете заложено повышение акциза на спирт в 2012 году на 10% (до 254 рублей за литр). Минфин советует увеличить акциз с 1 января 2012 г. на 20% (до 277,2 рублей), а с 1 июля 2012 — сразу до 462 рублей. Затем с 2013 года — до 693 рублей, а с 2014 года — до 900,9 рублей. После чего с полулитра водки акцизов в бюджет будет идти 180 рублей (сейчас — 46,2 рубля).

Сейчас пол-литровая бутылка не может стоить в рознице меньше 98 рублей. При ставке акциза в 462 руб. поллитровка будет стоить не менее 210 руб., а при ставке в 900 руб. — около 390 рублей.

Минфин предлагает повысить и акциз на табак: в следующем году — на 60% до 448 рублей за 1000 любых сигарет, с 2013 года — до 672 рублей, с 2014 года — до 873,6 рублей. Среди предложений Минфина есть и идея ускоренными темпами повысить налоги для производителей газа. С этого года ставка налога выросла со 147 рублей за 1000 кубометров до 237 рублей, с 2013 года она должна составить 265 рубля.

Что характерно, из запланированных Минфином дополнительных доходов бюджета в следующие три года, среднегодовая сумма примерно соответствует сумме в 774 миллиарда рублей, которую Росфиннадзор обозначил, как украденную из бюджета в прошлом году. Росфиннадзор проверил более трети бюджетных расходов за прошлый год и обнаружил «нецелевое расходование» около 10% бюджетных средств. Среди госведомств официальными лидерами «распила» стали Росавтодор, Минобороны, МВД, Минздравсоцразвития и Минкультуры.

Как аукнется повышение акцизов, рассуждает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич.

«СП»: — Андрей Павлович, Минфин поступает правильно, поднимая «налог на пороки»?

— Предложения Минфина по акцизам — совершенно примитивный фискальный метод пополнения бюджета в условиях, когда экономика не только не восстановилась, но пребывает в достаточно убитом состоянии. Ее истинное положение несколько замаскировано высокими ценами на энергоносители, но если убрать нефтегазовую составляющую, состояние других отраслей экономики плачевное.

С акцизами Минфин принимает решение, которое противоречит канонам рынка. Когда экономика на стадии выхода из кризиса, нельзя повышать налоги. Делать это следует на стадии роста, бума. Но у нас же все наоборот. Когда в России был бум в 2006—2007 годах, никому в голову не приходило увеличивать налоги. Когда же ситуация стала ухудшаться, Минфин взялся за навешивание нового налогового бремени. Это негативно сказывается на динамике экономики, и этого Минфин не может не понимать.

Повышение акцизов — это еще и антисоциальная мера. Борьба за здоровый образ жизни методом повышения акцизов на табак и алкоголь подозрительно совпала с 2009-м годом — пиком кризиса. Нынешнее предложение еще больше задрать акцизы ощутимо ударит по населению: народ у нас активно употребляет алкогольные напитки и много курит.

Наконец, неумеренно высокие акцизы — это удар по инвестициям, по перспективам ведения бизнеса. Подобные вещи меняют структуру потребления. От товаров, на которые Минфин пытается навесить максимально много налогов — алкоголь и сигареты — действительно, сложно отказаться. Их будут потреблять в тех же объемах, что и раньше, возрастут и затраты на них в семейных бюджетах. Соответственно, спроса на другие товары не будет. При таком сценарии перспектив для инвестиций и бизнеса нет никаких: все больше и больше населения перестает потреблять что-либо, кроме узкой группы товаров. Оно будет вынуждено экономить, и приобретать по минимуму. Это как в анекдоте, когда сын спрашивает у отца: «Папа, водка подорожала. Ты теперь станешь меньше пить?» «Нет, сынок, это ты станешь меньше есть».

«СП»: — Минфин собирается увеличить и налоги на «Газпром» — почему бы, в самом деле, газовому монополисту не раскошелиться?

— У «Газпрома» есть достаточно возможностей перекладывать возросшие затраты на плечи потребителей. Тем более, примерно в тот же период концерн официально переходит на принцип равнодоходности внешнего и внутреннего рынков. Ожидаемое повышение цены на газ должно было составить 15%, приблизительно на ту же сумму Минфин хочет повысить налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Но «Газпром» в ответ может поднять цену на газ не на 15%, а на 30%, и скорректировать убытки. А увеличение цены на газ, как известно, автоматически приводит к росту стоимости электроэнергии, и без того аномально высокой.

Получается, как только Минфин вводит один налог, это по цепочке приводит к росту цен на целые группы товаров. На этот эффект Минфин предпочитает просто не обращать внимания.

«СП»: — Минфин предлагает отменить с 2013 года льготы на амортизацию. Сейчас при покупке амортизационная премия составляет 30%, а планируется снизить ее до 10%. Между тем, утроение амортизационной премии позволяло уменьшить налог на основные фонды, было одной из антикризисных мер правительства. Это своевременная мера?

— Это антимодернизационная мера. Амортизация, конечно, не прорыв на новый уровень, но, безусловно, это поддержание уровня производства, который имеется. Если у вас есть сарай, стены которого того и гляди обваляться, его надо укрепить — поставить подпорки. Это не будет прорывом, сарай не станет отелем «Хилтон», но это будет модернизацией.

Льготы на амортизацию как раз позволяли укреплять сарай. Это была одна из немногих антикризисных мер 2008−2009 годов, которую можно поддержать. Такая мера, на мой взгляд, должна была действовать все последние 10 лет, чтобы стимулировать компании вкладываться в реновацию производства. Именно такие меры, по уму, должны быть главным направлением политики на ближайшее время.

«СП»: — Получается, вы считаете предложения Минфина вредными и бессмысленными?

— Да. Для этого напомню в двух словах, что такое потребление. Согласно теории, существует два его типа — вы либо потребляете так называемые полноценные блага, либо неполноценные. Полноценное благо — это благо, потребление которого возрастает с ростом вашего дохода. Если у вас стало больше денег, вы начинаете ездить отдыхать за границу, ходить в фитнес-клубы и рестораны. Неполноценное — то, что вы начинаете потреблять в случае падения дохода: плохая пища, некачественные услуги и товары. Когда у вас снова становится больше денег, вы отказываетесь от неполноценных благ.

Меры Минфина ведут к инвестиционному тупику. Станет меньше покупателей на все, кроме самого необходимого. Тех, кто станет потреблять что-то из полноценных благ, останется мало, а бизнесов, ориентированных на них — много. Между этими бизнесами возникнет острейшая борьба, единственный шанс в которой — уничтожить конкурентов. Получается, борьба будет вестись не за создание нового, а за уничтожение старого.

Другой негативный момент — это всемерное повышение цен. Предпринимателям потребуется получать тот же уровень выручки, но с уже меньшего числа людей. Получается, нужно остаться монопольно одному, и выжать все деньги на данной территории. Такие процессы будут идти в любом бизнесе. Это деструктивный процесс для экономики в целом.

«СП»: — И какой следует вывод?

— Уже сейчас люди начинают экономить, прежде всего, на продуктах питания и лекарствах. По опросам социологов, сейчас таких 50%. Если процессы в экономике будут развиваться в прежнем русле, доля бедных станет стремительно увеличиваться. В конечном итоге, это еще сильнее загоняет Россию в тупик.

Другое мнение

Дмитрий Добров, предправления Союза производителей алкогольной продукции:

— Мы надеемся, решение повысить акцизы будет еще обсуждаться, потому что реализация ставок в том виде, в каком предлагает Минфин, приведет к достаточно тяжелым последствия для легального рынка. Если даже исходить из акцизов, предлагаемых в 2012 году, получается, реальная минимальная цена бутылки водки будет порядка 200 рублей. А у нас основанная масса легальной водки продается в диапазоне 100−120 рублей.

В будущем году у людей денег больше не станет, а потребности останутся. Значит, будет спрос на две категории алкогольной продукции: «левак» (нелегальный алкоголь), и суррогаты — различные спиртосодержащие жидкости бытового назначения.

Если резюмировать, предложение Минфина, направленное на повышение доходов бюджета, не только не принесет дополнительных доходов, но и подрубит «зеленые ростки» на алкогольном рынке. Сейчас рынок активно легализуется, у легальных производителей растут объемы производства, сокращается теневой рынок. Но если будут такие ставки акцизов, взимать эти акцизы будет, фактически, не с кого. На слой продукции, который с такими акцизами можно будет продавать, нет потребителя. Безусловно, есть водка за 250−300 рублей, но в объеме продаж она занимает 2−3%. Все остальное — водка ниже 200 рублей.

Мы считаем, повышение ставка акциза, которое заложено в действующем Налоговом кодексе, адекватно ситуации, и этому уровню и нужно следовать. Можно долго рассуждать относительно перспектив, но в данном случае все однозначно: никаких дополнительных доходов не будет. К сожалению, алкогольный рынок — единственный рынок товаров народного потребления, на котором достаточно высока доля нелегальной продукции. Резкий подъем ставок немедленно приведет к расширению нелегального рынка, и на этом все и закончится.

Станислав Белковский, директор Института национальной стратегии:

— На мой взгляд, Минфин сейчас испытывает большую потребность в деньгах для покрытия потребностей федерального бюджета. Но, как обычно, ищут они не там, где потеряли, а там, где светло. Повышение акцизов на алкоголь будет иметь нелегкие социальные последствия. Может быть, проблема не была бы столь существенной, но когда параллельно возрастает недовольство властью, рост социального пессимизма, рост цен на алкогольную продукцию может иметь значительный негативный эффект на взаимоотношениях народа и власти.

Тем более, всем ясно, что главной проблемой для бюджета является коррупция. Официально признано, что свыше 30 млрд долларов в год воруется на госсакупках. Реально цифра еще больше, потому что минимальный откат при госзакупках, по моим данным, составляет 30%. Это значит, при общем объеме госзакупок в 5 трлн рублей, откат не может быть меньше полутора триллионов. В такой ситуации повышай налоги или нет — закрыть эту страшную брешь не дано никому.

Вместо того, чтобы искать деньги там, где они реально есть, Минфин производит рискованные операции в областях, социально чувствительных для русского народа.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня