18+
суббота, 10 декабря
Экономика

Золотая кубышка, в которой мыши не знают, что уже сдохли

Зачем премьер Путин в полтора раза занижает размер российского долга

  
951

Во время недавнего визита в Москву директор-распорядитель Международного валютного фонда (МВФ) Кристин Лагард настоятельно рекомендовала России снова начать накапливать финансовые резервы для борьбы с надвигающимся кризисом. Совет она аргументировала тем, что может настать момент, когда европейские банки будут сокращать свое присутствие в России, что создаст дефицит ликвидности на рынке, а цены на нефть — обрушиться, что создаст большие проблемы для нашего бюджета. Лагард пояснила, что дружески относится к России, но эксперты полагают, что все гораздо прозаичнее: глава МВФ рассчитывает, что наши резервы будут размещены в страждущей Европе и помогут ей выбраться из долговой ямы.

Эту точку зрения накануне визита высокой особы подкрепил премьер-министр России Владимир Путин, заявивший, что Россия поможет МВФ деньгами ради поддержки охваченной долговым кризисом еврозоны. 7 ноября на саммите глав правительств стран Шанхайской организации сотрудничества в Петербурге он отметил, что в России нет такого «запредельного» госдолга, как в странах Европы. Их средний долг, отметил премьер, в районе 85−87% от ВВП. В некоторых странах свыше 100%. «У нас такого нет, в России госдолг 10%, и из них только 3% - это внешние заимствования, то есть фактически нулевой», — сказал Владимир Путин. Это, по его словам, позволяет говорить о здоровом характере финансов.

Если Кристине Лагард действительно нужно, чтобы российские резервы росли, то ее ожидания, по всей видимости, оправдаются: 17 октября замминистра финансов Татьяна Нестеренко сообщила, что на конец 2011 года объем Резервного фонда планируется увеличить до 1,7 трлн рублей. Притом что на 1 ноября 2011 года он был равен 790,02 млрд рублей. То есть предусмотрен рост фонда практически на триллион рублей всего за два месяца. Откуда такая прыть?

Парадокс ситуации состоит в том, что одновременно с ростом денежных запасов нашей страны, будет расти и наш внешний долг. Когда в конце октября началось обсуждение проекта бюджета на 2012 год депутат Госдумы от «Справедливой России», член комитета по бюджету и налогам Оксана Дмитриева отметила, что такого документа еще в природе не бывало, чтобы он одновременно был и дефицитным, и профицитным. Она пояснила, что свои деньги мы не откладываем, а занимаем под 7−8%, а госдолг за предстоящие три года вырастет на 5% ВВП.

Прокомментировать эту внешне парадоксальную ситуацию корреспондент «СП» попросил научного руководителя Экономической экспертной группы (ЭЭГ) при Правительстве РФ Евсея Гурвича:

— Дело в том, что первоначально предполагалось, что в 2011 году мы будем тратить средства Резервного фонда. Сначала, когда доходов поступало больше, чем ожидалось, мы просто не тратили его, затем, когда тенденция сохранилась, стал вопрос: снижать заимствования или накапливать средства в Резервном фонде? Было принято решение при сохранении заимствований одновременно накапливать средства в фонде, поскольку если сейчас упадут цены на нефть, что вполне возможно, понадобятся средства Резервного фонда. Это означает, что нефтегазовые доходы используются в особом режиме, что само по себе нормально. Поскольку нынешние цены на нефть выше, чем долгосрочные средние, то избыток сберегается для того, чтобы покрывать потери, когда они будут ниже.

«СП»: — Вам известно, какая часть Резервного фонда и фонда Национального благосостояния входит также в наши золотовалютные запасы?

— Мне известно, что во время кризиса было принято решение инвестировать часть средств Фонда национального благосостояния в кредиты Внешэкономбанка, все остальное инвестируется в иностранные активы, и тем самым входит в состав золотовалютных резервов. На 1 ноября в Резервном фонде 790,02 млрд рублей, в ФНБ — 2 трлн 726,42 млрд. Из этого в ВЭБе 450 млрд рублей и 6.25 млрд долларов (по курсу на вечер 13 ноября, 190,8 млрд рублей — прим. «СП»), остальное входит в состав золотовалютных резервов. Вот и считайте (почти 82%.- прим. «СП»).

"СП": — Существует точка зрения, что Резервный фонд служит гарантией стабильности курса рубля, что, в свою очередь, призвано привлекать иностранных инвесторов. Вы согласны с ней?

— Стабильность курса обеспечивается в первую очередь золотовалютными резервами. Поэтому в той части, в какой средства РФ и ФНБ входят в них, они действительно помогают обеспечивать стабильность рубля, но для инвесторов, я вас уверяю — я с ними часто встречаюсь — важна не только стабильность рубля, но и стабильность бюджета, которая уже напрямую зависит от Резервного фонда.

Детально разъясняет вопрос президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич:

— Я уже давно выдвигал идею — это был редкий случай, когда мое предложение первоначально совпало с намерениями Минфина — по созданию долгового агентства Российской Федерации. Об этом наши власти говорили с 2008 по 2010 год. Тогда предполагалось, что средства Резервного фонда и Фонда национального благосостояния будут в него записаны как активы, т.е. в плюс. На тот момент мы в активы могли записать порядка 7 трлн рублей! А пассивом в этом случае выступали бы внешний и внутренний госдолги. Но главное, для чего создавалось бы это агентство, было обеспечение прозрачности баланса, а так мы все время говорим о наших резервах и забываем про наши долги.

«СП»: — Почему идея была забыта?

— Потому что если бы это произошло в начале 2009, как и планировалось, у нас было бы хорошее положительное сальдо, т.к. на тот момент внутренний долг был еще небольшой, внешний был примерно такой же, как сегодня — баланс был бы примерно 7 на 2,5 триллиона. А что мы имеем сейчас: один только внутренний долг нашей страны на 1 января 2012 года составит 4,5 трлн рублей, внешний — 1,1 трлн, а еще надо добавить долги субъектов РФ — 1,3 трлн. В итоге, если бы сегодня такое агентство существовало, мы бы видели, что в активах у нас 3,5 трлн рублей, а в пассивах в два раза больше — около 7 трлн.

В итоге осенью 2010 года было принято решение заморозить средства в Резервном фонде и ФНБ: не тратить и не добавлять. Обратите внимание, что примерно в это же время была забыта и идея создания долгового агентства. Скорее всего, именно в это время баланс сравнялся, а в сентябре 2010 года соотношение стало 5 трлн на 5 трлн. И тогда они решили заморозить ситуацию, потому что дальше формирование долгового агентства привело бы только к засвечиванию пассивов — оно бы стало агентством по займам, а не по управлению деньгами.

Обратите внимание: Кудрин в последнее время говорит, что в бюджете на следующие годы нам не хватает суммы эквивалентной 3% ВВП. Это сумма равная примерно 1,5 трлн рублей в год. Более того, он сказал, что он дает не более 2х лет на решение этого вопроса. 1,5 трлн на два года, выходит 3 трлн — размер наших запасов. И если верить Кудрину, нам точно не о чем говорить с Лагард, если у нас в своем бюджете уже не хватает 1,5 трлн, как мы может накопить какой-то Резервный фонд?! Но нам говорят, что в 2012—2014 гг. размер фонда будет все больше расти: сначала 1,5 трлн, затем и 4, но ведь параллельно на эту же сумму будут расти и наши долги!

«СП»: — А смысл? Это что-то нам вообще дает?

— Это дает возможность морочить людям голову, не показывать им истинное положение вещей. Но у этих денег разный статус: пока они числятся в Резервном фонде и ФНБ они могут использоваться в расчетах с зарубежными партнерами. А тех совершенно не интересуют размеры внутреннего долга по принципу «это ваши проблемы». Они обращают внимание только на внешний долг. А внутренний их не интересует потому, что он не торгуемый, не рыночный, в отличие от долга, например, США, Германии или Италии, которые выпускают свои долговые облигации как акции с определенной котировкой. У нас в 98-м году был такой славный котируемый рынок — ГКО назывался — с тех пор, как тогда все попали, и его не стало, он так и не возник. И наш внутренний долг — это фактически система взаимоотношений ЦБ, Минфина и крупных госбанков, которые между собой распределяют эту сумму. Поэтому когда у нас говорят о дефиците государственного бюджета, я всегда смеюсь, потому что он может возникнуть только там, где есть система госдолга. Он может там возникнуть за счет финансирования из облигаций, которые продаются на рынке, а у нас он возникнуть не может, потому что попросту неоткуда будет брать деньги. Как в принципе может возникнуть дефицит, если у вас нет системы его обеспечения, вы не можете продать облигации?

«СП»: — То есть это все для отвода глаз?

— Конечно, этих денег уже давным-давно нет. А если они и есть, они уже точно не у нас: их считают своими международные финансовые организации, о чем наглядно показывает приезд Лагард. Пока они числятся у нас на балансе, все довольны — это страховка для взаимодействия с иностранным капиталом.

«СП»: — Мы часто хвалимся своими золотовалютными резервами, но когда речь идет о покрытии дефицита бюджета вспоминают не о нем, а о Резервном фонде. Почему?

— Потому что на покрытие дефицита можно потратить только ту часть ЗВР, которая входит в Резервный фонд и ФНБ. Это то, что мы скопили за годы хорошей жизни, а остальные средства являются неким условием для ведения дел с Западом. Западные компании, которые дают кредиты Газпрому или ведут с нами другие дела, должны знать, что в случае чего, наши компании смогут купить на рубли валюту и расплатиться по их кредитам. Если ЗВР снизятся до уровня 300 млрд долларов, многие захотят просто забрать деньги, нам скажут «Раз так, отдавайте долгов на 200 млрд — мы вам не верим». Это очень напоминает наш суммарный экспортно-импортный оборот, суммарную задолженность наших компаний — она тоже примерно 500 млрд долларов. Т.е. Центральный Банк России показывает, что у нас в расчетах всегда есть эти деньги. Если средства начнут уменьшаться, немедленно прекратится ряд поставок, заберут кредиты и т. д. Помимо операционных средств эти резервы также покрывают и все напечатанные нашей страной рубли. Когда кто-то получает зарплату, он может пойти купить на нее доллары, а это уменьшает ЗВР Центрального банка, поэтому он также должен быть готов обменять рубли на доллары. Таким образом, золотовалютных запасов должно быть достаточно, чтобы обслужить все кредиты банков и корпораций, их обороты, валютные депозиты в банках, валютные операции в стране и плюс все рубли для обеспечения возможности их обмена. Это соотношение все время поддерживается, но покрыть из этих средств дефицит бюджета невозможно. Если курс рубля повышать, резервы будут сразу увеличиваться, если понижать — уменьшаться, поэтому использовать для погашения дефицита бюджета можно только деньги Минфина, находящиеся в обращении у ЦБ.

«СП»: — Зачем тогда мы так стремимся наращивать свои ЗВР, если это не средства на «черный день», а просто деньги в обороте?

— Дело в том, что у каждой страны в международной финансовой системе разный статус. Италии, чтобы набрать свои долги, не были нужны никакие ЗВР, то же самое у Греции — условно говоря, они являются «членами клуба» — к ним было особое отношение, к ним было доверие. Другое дело, если вы пришли в клуб только что. Вам говорят, что готовы иметь с вами дело, но добавляют, что на слово вам поверить не могут. Тогда вы скажете: «Я оставлю залог наличными. В рамках залога вы мне верите?». «В рамках залога верим» — дальше начинается игра, т.е. торговля, кредиты и проч. Но после краха пирамиды ГКО 98-го года, Россия не имеет доверия в этом клубе. Возможно, оно его в принципе не может иметь по определению, потому что в случае с Россией и Китаем, мы, скорее, напоминаем верзилу с пистолетом, который в случае проигрыша себя обобрать не даст. А если игрок слабенький, но свой, как Греция, то ему пришлют администрацию из Евросоюза, социальные расходы бюджета урежут, но деньги свои все равно вытрясут. Каждая страна сама выбирает свой статус. Россия может перейти в статус «слабенького, но своего», но тогда у нее вообще ничего не останется. Нам просто не на что будет «играть». Россия просто не может стать членом этого клуба без потери суверенитета, без превращения в колонию. То же самое с Китаем: у него золотовалютные резервы равны 3,5 трлн долларов, потому что он тоже не член этого клуба — это та же сделка, только у него «игра» на 3,5 трлн, а у нас на полтриллиона.

«СП»: — А теперь Лагард хочет, что мы их отдали «на хранение» Европе?

— Именно. Ребята с Запада говорят: «Вы нам, пожалуйста, сделайте Резервный фонд и разрешите нам его тратить по своему усмотрению, т.е. на поддержку Европы, потому что Европа вам нужна, ведь вы же нуждаетесь в высоких ценах на нефть, а то они могут и упасть». Цена на нефть высокие, а фонд так и остался на уровне 700 миллиардов, вот Лагард и говорит «Теперь копите дальше». И сегодня речь идет уже не о 10 миллиардах, которые упоминал Дворкович, уже абсолютно ясно, что речь идет обо всей сумме — 120 миллиардов долларов. На Западе хотят связать эти деньги, чтобы те активы, в которые мы их вложим, стали подконтрольны Европе: на случай, если мы захотим их продать, и это нанесет им вред, у них будет возможность это действие заблокировать. А так наша копилка будет лежать у них в Европе и работать на них, чтобы Европа не обанкротилась, но тогда возникает резонный вопрос: «А вдруг мы за это время сами обанкротимся?». «А тогда — скажет Лагард — вы придете к нам и, конечно, мы будем вам помогать, кредитную линию откроем». Но вот парадокс: зачем нам вымаливать на Западе наши же деньги? Ведь мы знаем под какие условия они их дают: срезать социальные расходы, срезать военные расходы — тут они и начнут ездить по нашему бюджету. Но дальше вообще смешно: обычно другие государства, как Греция и Италия, набирают кредитов и потом их грузят обязательствами, а мы сами дадим свои деньги и будем их же потом вымаливать, на наши же деньги нам будет осуществляться помощь. За это мы еще и заплатим изменением своей политики и бедствием населения — вот, зачем на предлагают наращивать наш Резервный фонд. А как мы можем отдать Западу 3,5 триллиона рублей или больше, если у нас у самих долг 7 триллионов?

Справка «СП»

1 февраля 2008 года Стабилизационный фонд Российской Федерации был разделен на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Их наполнение осуществляется по следующей схеме: ежегодно определенная часть нефтегазовых доходов, называемая нефтегазовым трансфертом, направляется на финансирование расходов федерального бюджета. Начиная с 2011 года и далее, эта величина установлена на уровне 3,7% от прогнозируемого ВВП на соответствующий год, остальные нефтегазовые доходы должны направляться в Резервный фонд страны (в 2010 году нефтегазовые доходы составили 8,6% от ВВП России — почти 45% от всех доходов бюджета). Но с сентября 2010 года, в связи с его дефицитом, действуют поправки в Бюджетный кодекс, приостанавливающие пополнение РФ и ФНБ за счет нефтегазовых доходов, которые в настоящее время полностью направляются на финансирование бюджетных расходов.

Предназначением Резервного фонда является обеспечение выполнения государством своих расходных обязательств в случае снижения поступлений нефтегазовых доходов в федеральный бюджет. Его максимальный размер закреплен на уровне 10% от прогнозируемого на соответствующий финансовый год объема ВВП (по данным Росстата за 2010 год, ВВП России составил 44 трлн 939,2 млрд рублей). После наполнения Резервного фонда до указанного размера нефтегазовые доходы направляются в ФНБ.

Предназначением Фонда национального благосостояния является обеспечение сбалансированности (покрытия дефицита) бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации, т.е. обеспечение выплаты пенсий.

Совокупный объем средств Резервного фонда:

На 1 ноября 2011 года — 790,02 млрд рублей ($ 26,42 млрд).

На 1 января 2011 года — 775,21 млрд рублей ($ 25,44 млрд).

Рекордное значение — 1 марта 2009 года: 4 трлн. 869,74 млрд рублей ($ 136,33 млрд).

На момент формирования фонда — 1 февраля 2008 запас средств был равен 3 трлн 057,85 млрд рублей ($ 125,19 млрд).

Совокупный объем средств Фонда Национального Благосостояния:

На 1 ноября 2011 года — 2 трлн 726,42 млрд рублей ($ 91,19 млрд).

На 1 января 2011 года — 2 трлн 695,52 млрд рублей ($ 88,44 млрд).

Рекордное значение — 1 марта 2009 года: 2 трлн 995,51 млрд рублей ($ 83,86 млрд).

На момент формирования фонда — 1 февраля 2008 запас средств был равен 783,31 млрд рублей ($ 32 млрд).

Размер золотовалютных резервов России:

На 1 ноября 2011 года — $ 525,55 млрд.

На 1 января 2011 года — $ 479,37 млрд.

Рекордное значение — август 2008 года — $ 598 млрд.

Примечательно, что в марте 2009 года, когда РФ и ФНБ имели на своих счетах рекордно большое количество средств, ЗВР нашей страны снизились до $ 376 млрд долларов.

Совокупный объем средств РФ и ФНБ на 1 ноября 2011 года составляет 3 трлн 516,44 млрд рублей ($ 117,61 млрд). 82% этих средств входят в состав ЗВР России, что равно $ 96,44 млрд, что составляет 18% от всех средств ЗВР нашей страны.

Бюджет 2011 года верстался из средней цены на нефть в 75 долларов за баррель, дефицит бюджета должен был составить 3,6 процента ВВП, но за счет того, что сегодня среднегодовая цена барреля нефти ожидается на уровне 108 долларов, дефицит бюджета будет равен 0,1% ВВП.

Объем внешнего долга РФ — 1 трлн 99 млрд рублей ($ 36 млрд)

Объем внутреннего долга РФ — 3 трлн 995 млрд рублей ($ 130,86 млрд)

Объем долгов субъектов РФ — 1 трлн 296 млрд рублей ($ 42,46 млрд).

Итого — 7 трлн 281 млрд рублей ($ 238,5 млрд), что равно примерно 16% ВВП России за 2010 год..

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня