18+
вторник, 6 декабря
Экономика

Опасные маневры премьера Путина

Вступивший в силу закон о трансфертном ценообразовании приведет к росту инфляции в стране

  
33

Минфин подготовил поправки в закон о трансфертном ценообразовании, которые скоро поступят на рассмотрение депутатов Госдумы, заявил замминистра финансов Сергей Шаталов на неделе Российского бизнеса. Интрига в том, что этот закон, вступив в силу с 1 января 2012 года, но еще не начав действовать, уже нуждается в корректировке. Закон о трансфертном ценообразовании входит в «налоговый маневр», провозглашенный премьер-министром Владимиром Путиным для спасения «дырявого» госбюджета за счет увеличения налоговых отчислений газовых и нефтяных компаний.

С начала года отечественные компании обязали сообщать в налоговые инспекции о сделках, совершенных со своими «дочками». Однако представители бизнеса, выступая на конференции в Финансовой академии, наперебой говорили о том, что новый закон «пестрит белыми пятнами». И один из основных вопросов, беспокоящих бизнес — это права налоговых органов при проверках. Эксперты также утверждали, что в законе очень много спорных вопросов, которые имеют двойное толкование. «Сами методики довольно сложны для применения и предполагают большую работу налоговых органов», согласился с ними замглавы Федеральной налоговой службы Алексей Оверчук, но заверил, что у ведомства есть специалисты, способные решить все проблемы.

Правительство усиливает контроль за внутренними сделками холдинговых структур в части ухода от налогов, и это хорошо — в результате увеличатся поступления в бюджет. Однако в целом новый закон может иметь весьма негативные последствия для российской экономики, считает большинство экспертов. Чиновники рассматривают трансфертное ценообразование только как способ скрыть доходы, но на самом деле его суть состоит в повышении эффективности работы компаний. Путем внутренних сделок холдинговые структуры осуществляют перераспределение доходов, которое позволяет поддерживать рентабельность низко доходных проектов за счет более прибыльных.

Заткнуть дыру трансфертом

Впервые за 10 лет бюджет России оказался дефицитным уже по итогам января: «дыра» составила 18 млрд рублей или 0,5% месячного ВВП. Для России это необычно, ведь министерства предпочитают «осваивать» бюджет ближе к концу года, но перед выборами чиновники решили потратиться в первом квартале, считают экономисты банка Credit Suisse. Если в декабре 2011 года бюджетные расходы составили 20,5% ВВП, то в январе они выросли до 21,1% ВВП, а рост доходов составил всего 1,4%. Так и образовался дефицит, который теперь нужно чем-то закрывать. И одним из способов является война с трансфертными ценами, которую чиновники объявили бизнесу.

Трансфертные цены — это цены, устанавливаемые во внутренних операциях между подразделениями компании или между «дочерними» компаниями, входящими в холдинг. Проще говоря, это когда компания торгует сама с собой по ценам, гораздо более низким, чем на рынке. Причины трансфертного ценообразования могут быть разные, но чаще всего это делается для «оптимизации» налогообложения, за счет перераспределения прибыли в пользу тех подразделений, которые платят меньше налогов. Особенно актуально это для экспортных компаний и холдингов, где прибыль зачастую переводится на полностью безналоговые зарубежные офшорные компании. Простейшим вариантом такой схемы является экспорт или импорт товаров через промежуточную «дочернюю» офшорную компанию.

Трансфертные цены — давняя головная боль правительства: занижая сумму внутренних сделок, компании лишают казну значительных налоговых поступлений. И больше всего претензий всегда вызывали нефтяная и газовая отрасли.

Эксперты считают, что новые правила будут действенными. Ведь если компания будет торговать со своими аффилированными структурами по ценам ниже рыночных, налоги ей все равно начислят по биржевым ценам. И штраф за недоплату налогов будет чувствительным — 20% от неуплаченной суммы.

Новые правила трансфертного ценообразования должны привести к росту налоговых поступлений, считают эксперты, но такой расчет с государством «на рыночной основе» может нанести серьезный удар по прибыли газовых и нефтяных компаний. И каковы будут их потери пока неясно, ведь никто не знает по каким ценам компании торговали сами с собой. Мало того, эти новшества могут привести к росту оптовой и, как следствие, розничной стоимости энергоносителей.

Перед принятием закона, глава «Газпрома» Алексей Миллер направил премьеру Путину письмо с просьбой вывести сделки холдинга из-под контроля над трансфертным ценообразованием, потому что это срежет инвестпрограммы концерна, снизит его капитализацию и конкурентоспособность. Путин поручил профильным министерствам рассмотреть просьбу газовой монополии, но «индульгенцию» от правительства «Газпрому» получить так и не удалось. Замглавы Минфина Сергей Шаталов публично заявил, что закон о трансфертном ценообразовании должен распространяться и на «Газпром» — в полном объеме. Так что теперь газовому монополисту придется договариваться с налоговиками о том, какие цены во взаимоотношениях с «дочками» будут легальными, а какие нет.


Медвежья услуга экономике

О том, является ли использование трансфертных цен однозначно воровством денег у государства, и как отразится введение нового закона на отечественном рынке «СП» спросила замдиректора Центра развития ГУ-ВШЭ Валерия Миронова.

— Трансфертное ценообразование существует во всем мире, оно присутствует в основном в крупных холдингах, которые работают в разных регионах и странах. И пока еще никто в мире ничего другого не придумал для повышения эффективности работы компаний в регионах с разной рентабельностью и для перераспределения ресурсов внутри одной страны. А каждый крупный холдинг и является фактически маленькой страной.

«СП»: — То есть, это можно сравнить с перекрестным субсидированием, которое применяется государством для финансирования регионов — доноров?

— В общем, да. К тому же, для того, чтобы понять, где трансфертное ценообразование служит для сглаживания разницы рентабельности, а где — для ухода от налогов, нужны специальные методики и очень хорошие специалисты. Нужны механизмы, чтобы отделить уход от налогов от оптимизации бизнеса. Это инструмент с весьма тонкой настройкой, и я не уверен, что у государства найдутся специалисты, которые смогут им пользоваться.

«СП»: — Главной претензией со стороны бизнеса к новому закону является то, что теперь им придется подавать в налоговикам массу отчетов о сделках с взаимозависимыми компаниями, для чего нужно будет создавать дополнительный административный аппарат. Это проблема?

— Действительно, это проблема и ее надо срочно решать. Учитывая то, что у нас в России и без того бизнесу приходится отправлять чиновникам килограммы документов. К примеру, на форуме в Давосе Клаус Кляйнфельд, гендиректор алюминиевого гиганта Alcoa, работающего в России с 1993 года, весьма своеобразно «похвалил» Россию за «потепление» инвестклимата. По его словам, ситуация с бюрократией в стране улучшается: если в 2010 году, когда Alcoa запускала свой первый металлургический завод в Самаре, они отвозили в Москву 130 кг документов в каждом квартале, то в прошлом году их масса снизилась до 115 кг в квартал.

«СП»: — К тому же, эти «административные» издержки компании наверняка будут снижать за счет повышения цен на свою продукцию?

— Несомненно. Ведь для того, чтобы заполнить эти килограммы бумаги цифрами, нужны грамотные специалисты, которые получают достаточно много. Все это непременно отразится в конечной цене продукции в виде инфляции издержек. И если раньше цены на топливо у монополистов росли за счет повышения цен, то теперь будут расти еще и за счет этих издержек.

«СП»: — Глава «Газпрома» Миллер обращался к премьеру Путину с просьбой вывести сделки газового холдинга из-под этого закона, но если государство пойдет навстречу «Газпрому», не потянется ли за ним «Роснефть» и все остальные следом?

— Дело в том, что этот закон в основном и направлен на крупные холдинги, в том числе ВИНКи (вертикально-интегрированные нефтяные компании), потому что они являются монополистами на рынке и диктуют уровень цен. И если их вывести из-под действия закона, тогда будет непонятно, для чего он вообще был нужен. Поэтому я думаю, что правительство не пойдет навстречу «Газпрому», чтобы не создавать прецедент на рынке.

«СП»: — По новому закону, санкции к компаниям за трансфертное ценообразование будут применять только в том случае, если докажут, что они взаимозависимы. А не получится так, что холдинги просто выведут своих «дочек» в аутсорсинг, и доказать уже будет ничего нельзя?

— Вполне вероятно, что так оно и будет, и сделать здесь государство ничего не сможет — у нас свободная экономика. Скорее всего, со временем государство поймет, что если не получается контролировать монополистов прямым воздействием, то может быть нужно попробовать действовать косвенно. Например, отделить трубу от «Газпрома», заправки от ВИНКов и так далее.

«СП»: — Кстати, недавно глава ФАС Игорь Артемьев предложил отделить сбытовые компании от ВИНКов. Но ведь во всем мире существует обратная тенденция — выстраивания полного цикла от добычи и производства, до покупателя?

— Такая тенденция существует, потому что это помогает экономить на масштабе и снижать конечную цену топлива. Как это происходило и у нас в осенний кризис, когда цены на заправках ВИНКов были ниже. Поэтому, наверное, нужно будет все-таки идти другим путем — регулировать налогообложение отрасли и пошлины на экспорт. Например, можно отвязать НДПИ от мировых цен на нефть и привязать к внутренним ценам на топливо, тогда у монополистов не будет выгоды от повышения цен, и они перестанут бесконтрольно расти. В общем, нужно что-то менять в структуре отрасли, и вовсе не обязательно действовать в лоб, иначе может получиться медвежья услуга для всей российской экономики.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня