18+
суббота, 10 декабря
Экономика

Жить как Абрамович

Американцы стремятся больше зарабатывать, европейцы — иметь больше свободного времени, а россияне мечтают о яхтах

  
14

Периодически вспыхивающие в обществе дискуссии о необходимости срочного введения в России налога на роскошь, вполне законно поставили вопрос: «А роскошь у нас — это, собственно, что? И какой уровень жизни нашему населению представляется нормальным?» Ответ решил поискать холдинг «Ромир», который провел соответствующий социологический опрос. Только что опубликованные его итоги заставляют призадуматься. Оказывается, по мнению россиян, для семьи из трех человек для нормального проживания в городских условиях достаточно 66 тысяч рублей. Правда, эта цифра — средняя по стране. Запросы жителей столиц заметно выше: 90 тысяч рублей считают минимальной планкой приемлемой жизни москвичи, и 87 тысяч — петербуржцы.

Что же является роскошным образом жизни в глазах наших соотечественников? Более четверти (22%) россиян полагает, что «солнце светит всегда», как пела группа ABBA, людям с доходом выше 100 тысяч рублей в месяц на душу. Однако 13−16 процентов респондентов полагает, что пропуск в мир богачей можно приобрести, имея не менее 750 тысяч — 1 миллиона рублей ежемесячного дохода.

Получается, понять что такое роскошь в России, довольно трудно. Тем временем не только по Москве одна за другой едут иномарки бизнес и люкс класса. Даже в отдаленных от столицы районных городках немало тех, кто способен похвастаться новенькой Toyota Corolla (пусть и купленного в кредит), при том, что стоимость этого автомобиля начального для японского автопрома уровня сопоставима с ценой хорошей однокомнатной квартиры в этих самых райцентрах. В то же время повсюду людей, фактически живущих ниже черты бедности, — катастрофически много.

Конечно, федеральное правительство и не подумает класть в основу налоговой политики результаты подобных опросов. Однако для нас самих это хороший повод задуматься об образе жизни, который мы ведем, к чему мы стремимся. Приведенные цифры желаемых доходов подтверждают актуальность предкризисной поговорки: «Нам хватает на жизнь, но не хватает на образ жизни». Неоспоримым символом роскошного образа жизни 53% наших соотечественников считает наличие яхты. По ниспадающей следуют: элитная недвижимость (42%), частный самолет (38%), эксклюзивные автомобили (37%) и бриллианты (30%). Мужчины более мобильны, это подтверждается их большее пристрастие к средствам транспорта: 58% против 48% у женщин предпочитают яхты, 42% против 34% нуждаются в частных самолетах. А женщины, как им и положено, стремятся хранить домашний очаг: 49% представительниц прекрасного пола против 34% у мужчин отдают однозначное предпочтение элитной недвижимости. Есть половые различия и в пристрастиях к торговым маркам: у мужчин это автомобили и часы, у женщин — духи и одежда. Весьма неожиданно, но наша страна забралась на довольно высокое восьмое место в списке стран, ассоциирующихся с роскошной жизнью. Тройку призеров составили Франция, США и Великобритания.

Любопытно, но сегодняшнее понимание, что такое роскошь было в значительной части предопределено прогнозом, сделанным в самый разгар Великой Депрессии в начале 1930-х годов великим экономистом Джоном Кейнсом. В своей книжке «Экономические возможности наших внуков», он предположил, что спад в крупнейших экономиках будет преодолен, и он не видит причин, чтобы рост мировой экономики не стал постоянным. Даже 2,1% среднего роста мирового ВВП в год, писал ученый, означают 7,5-кратный рост глобальной экономики в течение одного столетия. По его мнению, этого было бы достаточно, чтобы удовлетворить все «абсолютные нужды» всех жителей Земли. Речь шла не только о достижении минимального уровня выживания, но о гарантировании комфортного современного образа жизни для всех людей с поправкой на постоянное повышение жизненного уровня.

Сегодня экономисты говорят, что гениальный Кейнс ошибся: глобальные депрессии все еще возможны, а всеобщая идиллия, скорее всего, так и не случится по экономическим причинам. Однако, он во многом оказался и прав. Ведь во времена Маркса считалось, что работник должен зарабатывать только на удовлетворение насущных нужд: чтобы буквально можно было купить ежевечерне кружку пива и в кармане еще остался бы резервный грош — «на церковную свечу», то есть удовлетворение духовных потребностей. Во времена Кейнса речь шла о стабильности благополучия в самих развитых странах, но о банальном выживании в большинстве других стран. Ведь тогда большая часть нынешних членов Группы восьми (G8) была сельскохозяйственными странами, и вопросы своей индустриализации только начинала решать. Кейнс ожидал, что через 100 лет в наиболее развитых странах уровень жизни поднимется в 4−8 раз, но на самом деле он вырос вчетверо только за последние 50 лет, свидетельствует глава кафедры макроэкономики и политической экономики Института эмпирических экономических исследований (IEW, Цюрих) Фабрицио Зилиботти. «Можно было бы говорить, что идея Джона Кейнса вполне реализовалась ранее — только не в масштабах планеты, а лишь в Великобритании и некоторых других странах», — констатирует известный экономист Леонид Григорьев.

Ключевой постулат Кейнса сводился к тому, что по мере роста мировой экономики человеку придется работать все меньше, и это будет давать ему возможность замещать творческой активностью часы, отнятые у конвейера. Таким образом, в отличие от сегодняшних представлений россиян о том, что целью экономической деятельности является возможность потреблять сверхдорогие товары, западная мысль изначально исходила из того, что главная ценность в жизни — личное время. А потому успешная экономика означает много свободного времени. По прогнозу Кейнса, в первой трети этого века человеку для обеспечения своих потребностей будет необходимо трудиться не более 15 часов в неделю. В действительности, свидетельствует Леонид Григорьев, период резкого сокращения рабочего времени имел место только в первой трети 20-го века — на 30% - и далее снижался очень медленно.

Сегодня сокращение рабочего времени в течение жизни на Западе происходит не за счет уменьшения рабочих часов в неделю, а за счет увеличения нерабочих периодов — до выхода на работу в молодости и на пенсии, говорит Фабрицио Зилиботти. Более резко сократилось количество времени, которое тратится на домашнюю работу, в 1930 году семейные пары в США тратили на это около 40 часов в неделю, а в 2000 году — примерно 25 часов. Это и есть основной ресурс высвобождения времени для досуга в США, замечает Зилиботти, а «15-часовая рабочая неделя не станет реальностью и к 2030-му».

Однако, начиная с 1990 года, в то время, пока американцы продолжают работать долго, чтобы увеличить доходы, европейцы предпочитают сохранять достигнутый уровень благосостояния, но увеличивать время для отдыха. В швейцарской Женеве не найти банка, работающего после двух часов дня или в пятницу, субботу и воскресенье. Так что, если вы прилетели после обеда в четверг, то до понедельника ничего не купите, имея в кармане пачки долларов. Таково понимание успешного образа жизни по-европейски — шесть часов работы в день, включая обед, четыре раза в неделю. Правда, кризис поставил всю Южную Европу, включая Грецию, Испанию и Италию перед выбором или работать больше или соглашаться на гораздо более низкий уровень жизни.

Сегодня базовые потребности описываются только для бедных, они подробно перечислены в программе Millennium Development Goals, которую в 2000 году приняла ООН. Однако пока самые простые требования доступа к электроэнергии и водопроводу не удовлетворены повсеместно даже в самых развитых странах, подавляющее большинство людей в мире продолжают мечтать о совершенно недоступных для них стандартах потребления среднего класса Америки, растиражированных рекламой и средствами массовой информации. И, похоже, россияне являются типичными жертвами этой рекламы.

Фото: Владимир Лукьянов/Коммерсантъ

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня