18+
четверг, 8 декабря
Экономика

ПМЭФ-2012: Путин хочет инвестиций

И правительство собирается пустить в расход деньги будущих пенсионеров

  
22

Объем прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в России в этом году должен достичь 70 млрд долларов, заявил министр экономразвития Андрей Белоусов на «круглом столе» Петербургского экономического форума (ПМЭФ-2012). В прошедшем году в Россию пришло почти 53 млрд долларов прямых иностранных инвестиций, но «этого крайне недостаточно, и уже в этом году мы ставим себе планку достичь 70 миллиардов», сообщил министр. И добавил, что в дальнейшем правительство намерено наращивать этот уровень: «Если кризиса не будет, планируем увеличивать, зачем же останавливаться».

Хорошо, когда во власти работают такие оптимисты, надеющиеся, что иностранные инвесторы, которых интересует только прибыль, будут активно вкладывать деньги в российское производство, находящееся в глубокой стагнации. Ведь темпы роста обрабатывающих производств в России за последние полтора года упали в шесть раз — с 8,2% в 2010, до 1,3% в 2012 году. К тому же, по итогам марта-апреля нынешнего года, впервые с кризисного 2009-го, зафиксировано помесячное снижение ВВП и объемов выпуска продукции в промышленном производстве.

При этом вырасти российской экономике не помогли даже цены на нефть, подскочившие на 40% - до 120 долларов за баррель, а что будет в случае падения нефти ниже 90 долларов, которое уже произошло в пятницу, даже думать не хочется. Так зачем же тогда западным инвесторам вкладывать деньги с заведомо отрицательной рентабельностью?

И цифры Росстата говорят о том же: приток иностранных инвестиций в экономику России в первом квартале текущего года составил 36,5 млрд долларов, но прямые инвестиции из них всего лишь 3,8 млрд долларов.

Туда, сюда, обратно — экономике приятно

Число инвесторов, желающих вложить средства в российскую экономику, за год выросло почти вдвое, заявил накануне — 21 июня, выступая на ПМЭФ президент Владимир Путин. При этом президент сослался на опросы, проведенные «уважаемыми международными компаниями»: если осенью прошедшего года из 150 опрошенных компаний выразили желание инвестировать в Россию только 25%, то весной нынешнего число желающих выросло до 48%. Однако, как выясняется, желание вовсе не означает готовности напрямую вложить деньги в капитал российских компаний.

«Мы хотели бы делать ставку на прямые инвестиции, на капитал, который приходит под стратегические проекты», — заявил Путин. Президент напомнил, что в 2011 году темпы роста иностранных инвестиций достигли 22%. Вот только жалко, что качество этих инвестиций оставляет желать лучшего.

Действительно, Россия является одним из крупнейших в мире получателей ПИИ. По итогам 2011 года в страну пришло 52,9 млрд долларов, по данным UNCTAD — это седьмой результат среди четырех десятков крупных экономик мира. Приток ПИИ в страну составляет около 3% ВВП, что больше, чем у крупнейших мировых импортеров мировых инвестиций — США. По этому показателю Россия опережает также соседей по БРИК — Китай, Бразилию, Индию, а также большинство европейских стран. Из каждых 100 долларов мировых инвестиций в Россию приходят 3,5 доллара — это неплохо.

Однако, к сожалению, деньги идут не только в Россию, но и из страны, и тут мы тоже в десятке лидеров. «Обратный отсчет» в прошлом году достиг 67,2 млрд долларов, по объему экспорта ПИИ российские резиденты на 10-м месте в мире. При этом на каждые 100 мировых прямых инвестиций, 4 доллара пришли из России, что выше показателя притока. Вот такая арифметика, но это еще не все.

Главная проблема, что получаемые Россией инвестиции не могут служить источником роста экономики. Чтобы понять это, воспользуемся оценкой структуры инвестиций Банка России. Центробанк подразделяет ПИИ на три вида: участие в капитале — покупка не менее 10% акций компании; реинвестирование доходов, когда инвестируется нераспределенная прибыль, заработанная предприятием иностранного собственника или совладельца в России; кредиты и вложения в долговые бумаги предприятий.

Из них первый вид — покупка акций или вхождение иностранного собственника в капитал компании — самые желательные инвестиции, о которых говорит Путин. Но в России этот «редкий вид» составляет всего лишь 17,4% - 13,6 млрд долларов, то есть, примерно 25 долларов из каждой пришедшей в страну сотни. Так что радоваться особо нечему.

Самую большую долю — 43,6% - составляют кредиты и иностранные займы в долговых бумагах. Их польза, в условиях обесценивающегося рубля и, соответственно, растущей стоимости в валюте, более чем сомнительна. Скорее всего, в кризис они станут обузой для российских компаний, тормозящей их развитие, и к тому же, вполне могут привести к банкротству на фоне падения производства.

Не намного меньше — 38% - пришлось на реинвестированные доходы собственников, которые вызывают большие сомнения в своей «иностранности». Ведь не секрет, что большая часть этих капиталов приходит в Россию из Нидерландов, Швейцарии и Кипра, которые уже давно облюбовали в качестве офшоров российские чиновники и предприниматели. Так что это, вероятнее всего, просто российские деньги, которые возвращаются в страну «под иностранным флагом» — для пущей сохранности.

По данным Центробанка за 2009−2011 годы, на долю реинвестированных доходов пришлось 40,8% всех поступивших в Россию инвестиций, на долю кредитов и займов — 38,3%, а на участие в капитале — всего лишь 20,9%. Получается, что приток ПИИ в российскую экономику на 75−80% обусловлен иностранными кредитами и прибылью самих предприятий.

В заключение приведем данные Росстата, согласно которым доля ПИИ, без учета реинвестированных доходов, в общем объеме накопленных инвестиций за последние пять лет сократилась с максимума — 50% в 2006-ом, до 38,5% в 2012 году. Как свидетельствует рейтинг Всемирного экономического форума (ВЭФ), ПИИ в Россию формируются в основном за счет денежных средств, а не технологий и «ноу-хау». Поэтому в рейтинге ВЭФ, который составляется с учетом взаимосвязи получаемых ПИИ и новых технологий, Россия занимает «почетное» 129-е место из 142 стран — куда там до десятки лучших.

С миру по нитке, госкомпаниям рубашка

На самом деле, не смотря на все свои бодрые заявления с трибун и в кулуарах, власти не настолько глупы, чтобы не понимать, что деньги в российскую экономику в нынешнем ее состоянии никто в здравом уме вкладывать не будет. И даже покупать акции госкомпаний в случае их приватизации иностранные инвесторы будут только уж совсем по дешевке. Поэтому чиновники параллельно ищут другие источники «долгоиграющих» инвестиций.

Первый такой источник — деньги Пенсионного фонда России. И президент Путин заявил на ПМЭФ, что «пора сделать шаг к тому, чтобы часть пенсионных накоплений граждан направлять в долгосрочные облигации для финансирования инфраструктурных проектов». Президент пояснил, что объем пенсионных накоплений к 2015 году может превысить 4 трлн рублей, которые нужно вкладывать в долгосрочные и надежные проекты, чтобы гарантировать будущим пенсионерам сохранность накопленных денежных средств. «Важно также обеспечить и доходность этих размещений, мы над этим будем думать, и принимать решения только при гарантировании двух этих составляющих», — пояснил Путин. Конечно, если собрать «по нитке» со всех будущих пенсионеров страны, денег на инвестиции будет достаточно, но не останутся ли они после этого «без штанов» в случае очередного мирового кризиса и обвала фондового рынка?

— Сейчас эти пенсионные деньги тратятся на покупку гособлигации США и Европы, и никак не связаны с российской экономикой, поэтому такое решение было бы разумно, — считает руководитель лаборатории макроэкономического прогнозирования ИНП РАН Дмитрий Кувалин. — Вопрос в том, каким будет механизм инвестирования пенсионных денег граждан. Если они не будут напрямую вкладываться в какие-то компании, занимающиеся инфраструктурными проектами, а будут выпущены специальные «инфраструктурные» облигации, которые полностью гарантируются правительством России, то это весьма эффективно. Деньги, полученные от продажи этих облигаций, можно было бы распределять уже непосредственно в конкретные проекты, конкретным компаниям. И тогда сохранность пенсионных денег будет гарантирована государством, а их доходность будет расти, потому что инфраструктурные проекты в России, с учетом плохой ситуации с нашими автомобильными и железными дорогами, всегда будут прибыльным делом. И если такую схему правительство сможет выстроить без особых изъянов, то, я думаю, результат будет хороший. Но в случае обвала мирового фондового рынка в результате глобального коллапса, конечно, можно будет спасти только часть этих денег, — соглашается эксперт. Впрочем, он добавляет, что если вспомнить кризис 1998 года, то все сбережения граждан, которые гарантировало государство, в частности — в «Сбербанке», были им возвращены позже.

Второй источник денег — Фонд национального благосостояния (ФНБ), который предназначен для финансирования дефицита пенсионного бюджета страны. Первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил на ПМЭФ, что не исключает возможности использования части средств ФНБ на покупку приватизируемых акций госкомпаний, в расчете, что они смогут их приумножить и вернуть в будущем. Чиновники уже несколько лет обсуждают возможность отойти от консервативной политики инвестирования ФНБ, предназначенного для покрытия дефицита пенсионной системы, и вложить часть денег в более доходные и рискованные активы внутри страны. Президент Путин весной заявил, что решение будет принято до конца 2012 года, и пообещал действовать «очень аккуратно».

Однако бывший министр финансов Алексей Кудрин уже назвал эту оригинальную идею «профанацией приватизации», потому что государственные компании будут приватизироваться на государственные же деньги. И в чем же тогда смысл, ведь приватизация проводится для выхода государства из экономики?

— Это не очень удачная интерпретация старой идеи о том, чтобы использовать государственные деньги для вложения в бумаги высокотехнологичных предприятий, находящихся на стадии развития, причем, речь шла о частных компаниях, — пояснил Дмитрий Кувалин. — Но то, что предлагает Шувалов, я тоже не совсем понимаю — покупка акций госкомпаний на государственные деньги выглядит как-то странновато. И вообще непонятно, зачем сейчас, на падающем рынке, которому угрожает очередной кризис, приватизировать госкомпании — время не самое удачное. Если это делается для того, чтобы улучшить их управление, то такая постановка вопроса еще годится, но она практически никогда не звучит. А приватизировать просто для того, чтобы приватизировать — это начинает напоминать 90-е годы, так как никакого смысла в этом не видно, — говорит эксперт.

Впрочем, Шувалов назвал цель приватизации вполне конкретно. «Мы рассматриваем приватизацию как источник для покрытия дефицита федерального бюджета, но у нас пока есть и накопленные резервы, это не единственный источник. Поэтому будем продавать минимум на 10 млрд долларов в год, а это 300 млрд рублей», — пояснил вице-премьер в интервью телеканалу «Россия-24» в ходе ПМЭФ.

Однако, по мнению Кувалина: «Ставить приватизацию в зависимость от фискальных целей просто глупо, потому что решаешь проблему дефицита только один раз, а продаешь акции навсегда. Это принципиальная ошибка — фискальные задачи могут быть целью приватизации только в самых крайних случаях, и сейчас, я думаю, вовсе не та ситуация».

Фото ИТАР-ТАСС/Интерпресс/Александр Николаев

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня