Экономика

Дядя Вася станет банкротом

Дума шестой год рассматривает законопроект, который способен облегчить жизнь должникам и усложнить — банкирам

  
214

Законопроект о банкротстве граждан-заемщиков, который теперь носит политкорректное название «О реабилитационных процедурах, применяемых в отношении гражданина-должника», будет рассмотрен на заседании правительства сегодня — 28 июня. Планируется, что Госдума примет его уже в 2012 году, что вполне вписывается в программу подготовки к новому кризису, которая сейчас проводится правительством. Хотя этот законопроект разработан еще задолго до кризиса 2008 года, но так и не был принят. С тех давних пор документ переработан, из его названия ушло страшное слово «банкротство», которое заменено «реабилитационными процедурами».

Чиновники предполагают, что принятие закона облегчит жизнь должникам, и усложнит банкирам, которые уже не смогут натравить на них коллекторов. После принятия нового закона, объявить себя в суде банкротом и получить пятилетнюю рассрочку по уплате долга, сможет каждый заемщик, задолжавший банку от 50 тыс. рублей и полгода не платящий по кредиту. Если, конечно, у него будет на момент суда доказанный источник дохода, то есть, работа. А если таковой не имеется, тогда суд назначит распродажу имущества должника, но при этом ему оставят недорогую бытовую технику, запасы продуктов и лекарств в холодильнике, а также до 25 тыс. рублей наличными. Что ж, вполне по-божески. Правда, если квадратные метры должника будут больше положенного по социальным нормам, то недавнее решение Конституционного суда даст банкирам возможность продать в уплату долга и его жилье. Дадут ли бедолаге взамен что-нибудь более скромное в качестве крыши над головой — об этом законопроект умалчивает.

Долги наши тяжкие

Тем временем объемы кредитов населению, рост которых практически остановился после кризиса, снова увеличиваются. При этом по данным одного из крупнейших бюро кредитных историй — НБКИ, которое отслеживает более 80% российских заемщиков, сейчас наибольшими темпами растет самая рискованная категория розничных кредитов — от 30 до 100 тыс. рублей, сообщает «Коммерсант». По словам гендиректора НБКИ Александра Викулина, за первый квартал текущего года «опережающие темпы роста» в 24% наблюдались в сегменте кредитных карт, а средняя сумма задолженности по таким ссудам — те самые 50 тыс. рублей. По словам аналитиков, сейчас заемщики готовы брать на себя более высокие обязательства, чем два-три года назад, а банки все активнее предлагают кредитные карточки, так как это долгосрочный продукт. В результате многие из задолжников в случае принятия закона смогут объявить себя банкротами.

В распоряжении «Коммерсанта» оказались данные НБКИ о 80 млн кредитов, которые содержатся в его базе. Среди них самые распространенные — мелкие ссуды до 30 тыс. рублей, которых более 50%, на займы от 30 до 100 тыс. рублей приходится 25%, а на кредиты более 100 тыс. — всего 17%. И лишь 5% выданных кредитов на суммы свыше 500 тыс. рублей.

Между тем, мелкие кредиты сегодня практически не растут. По словам специалистов, особенно сильно число мелких ссуд выросло в 2009—2010 годы, когда единственным активно растущим видом розничного кредитования было экспресс-кредитование на приобретение товаров в магазинах, где сумма как раз укладывается в 30 тыс. рублей. Как говорят данные Центробанка, за 2009−2010 годы кредитование граждан выросло всего на 1,68%, при этом экспресс-кредитование за тот же период подскочило аж на 8,4%.

Однако, как выяснили аналитики НБКИ, кредиты до 30 тыс. рублей и свыше 500 тыс. обладают самым высоким качеством. По данным бюро, среди кредитов до 30 тыс. доля долгов с просрочкой более 30 дней составляет 4,3%, а по кредитам свыше 500 тыс. рублей — 3,9%. Тогда как по займам в пределах 30−100 тыс. рублей такая просрочка зашкаливает за 5,95%, впрочем, и в сегменте от 100 до 500 тыс. рублей она не намного меньше — 5,38%.

Как поясняют специалисты, причина в том, что при кредите до 30 тыс., взятом на год, сумма ежемесячных платежей невелика — около 3−4 тыс. рублей в месяц, что вполне приемлемо практически для всех заемщиков. Поэтому проблем с погашением таких долгов не возникает, если конечно они не были взяты в мошеннических целях. Однако и проверяют банки таких заемщиков не слишком тщательно, а россияне склонны к «бесплатному сыру», так что не только мошенники попадают в число этих четырех с лишним процентов должников. Объявить себя банкротами у граждан, которые просто не рассчитали свои силы, не получится — сумма слишком мала. И им, скорее всего, придется иметь дело с коллекторами.

Но есть для них и хорошая весточка: на днях Верховный суд пришел к выводу, что «передача прав требований по кредитам третьему лицу, не имеющему банковской лицензии», незаконна. Таким образом, может быть принято постановление, которое признает незаконной деятельность коллекторских агентств по выкупу у банков просроченных кредитов, и тогда всем коллекторам срочно придется получать банковскую лицензию. Как пишет «Коммерсант», у документа есть шансы быть принятым в ближайшее время, и если постановление будет принято, оспорить в суде можно будет все продажи коллекторам долгов граждан размером около 100 млрд рублей. Однако не все эксперты согласны с таким «революционным» решением долговой проблемы.

— Гражданский кодекс разрешает продажу долга и его дальнейшее востребование с должника, — говорит экс-председатель банковского подкомитета Госдумы и бывший финансовый омбудсмен, доктор экономических наук Павел Медведев. — Более того, в нем есть целая глава, которая описывает взаимоотношения заемщика и должника в процессе передачи прав требования. По закону о банковской деятельности, небанковская организация не может выдавать кредиты — так коллекторы их и не выдают, а насчет того, что нельзя требовать кредиты в законе ничего не говорится. А что не запрещено законом, то разрешено.

Если они найдут и процитируют какую-то статью в подтверждение своих слов, тогда будут правы. Но пока в 5-ой статье закона о банках не говорится, что взыскание долгов является банковской операцией, и на это не распространяется требование обязательного лицензирования. Работу коллекторов вовсе не нужно узаконивать, они и так работают вполне законно. Но закон о коллекторской деятельности все же нужен для того, чтобы приструнить их, подвести к общему знаменателю. Чтобы там было написано, например, какие методы требования долгов законны, а какие нет, когда можно звонить должнику, когда нельзя и так далее. Этот закон введет правила поведения для коллекторов, а вовсе не станет для них разрешением собирать деньги с должников, — поясняет эксперт.

Триста тысяч — и не меньше

Тем временем, как заявил в интервью газете «Московские новости» предправления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин, данные о величине просроченной задолженности граждан сильно завышены. «Процентов 70% этой задолженности могло бы быть оспорено, исходя из решения высшего Арбитражного суда. Банки должны были бы все пересчитать и честно признать — да, мы драли с вас скрытые комиссии», - утверждает эксперт. По его словам, новый закон должен оградить гражданина от «мышеловок» экспресс-кредитования. Вот только беда, что, как было сказано выше, большинство должников по этому виду кредитования не вписываются в сумму 50 тыс. Но некоторые эксперты считают, что этот нижний предел нужно еще повысить.

— На самом деле такая маленькая сумма, необходимая для начала судебного разбирательства, только усложнит работу судов и замедлит ход всех остальных дел, — считает Павел Медведев. — Я думаю, что такие небольшие суммы проблемных задолженностей должны решаться в досудебном порядке, при помощи финансового омбудсмена. А нижняя граница суммы, после которой можно подавать в суд, должна быть увязана с верхним пределом законопроекта об омбудсмене, и составлять 300 тыс. рублей и здесь, и там. Это будет логично: все, что ниже 300 тыс. решает омбудсмен, а выше — уже арбитражный суд.

Кстати, в законопроекте о банкротстве прописано, что должник должен оплачивать услуги судебного управляющего из своего кармана — по 10 тыс. рублей в месяц. Это настоящий анекдот. Действительно, где же человек, который весь в долгах, найдет деньги, чтобы вести процесс, длящийся не один месяц. Надеюсь, что разработчики законопроекта не оставят это место без внимания до его выхода в свет.

Бесспорно, этот закон сейчас очень нужен, проблема в том, что он готовится уже пять или шесть лет, и каждый год его обещают принять. Также как и другой не менее важный законопроект — о коллекторской деятельности. Помнится, у меня в комитете Госдумы начинал работать стажер, которому я поручил курировать работу над этим законопроектом. После чего он продолжил эту работу ученым секретарем Ассоциации российских банков, потом его приняли на работу в Минэкономразвития, и там занимался этим же законопроектом, после чего он успел подняться на три ступени в должности, проучиться год в Англии и получить английский диплом, «а воз и ныне там», — констатирует эксперт.

Впрочем, по его словам, есть надежда, что на сей раз законопроект о банкротстве, сиречь — реабилитации, все же будет принят. Порукой тому факт, что президент Владимир Путин сказал об этом еще накануне выборов, а нынешний премьер-министр Дмитрий Медведев, тогда еще будучи президентом, поручил чиновникам решить этот вопрос. После чего начала работать совместная комиссия Центробанка и правительства по подготовке законопроекта. «И судя по моему депутатскому опыту, работа такой комиссии, как правило, помогает принять соответствующие законопроекты», — заключает Павел Медведев.

Фото: Глеб Щелкунов/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня