Экономика

В «экономику трубы» не вписались

Ежегодно правительство отбирает у нас пятую часть доходов

  
109

Осеннее повышение цен на основные товары для населения — это только начало долгосрочного роста инфляции. Потому что растущие цены связаны с общемировой тенденцией роста стоимости продовольствия. К такому выводу пришли эксперты программы «Диалог с Михаилом Хазиным» на РБК-ТВ. Впрочем, в России эта ситуация усугубляется еще и внутренними факторами — вторым этапом повышения тарифов госмонополий и ЖКХ.

По оценке Минэкономразвития, инфляция в стране по итогам года может составить около 7% против прогнозировавшихся 5−6%. Но всем известно, что официальные показатели инфляции в России, которые рассчитываются Росстатом и министерствами, очень далеки от реальных цен на прилавках магазинов. О том, что нас ожидает в ближайшем будущем, «СП» побеседовала со старшим аналитиком ИК «Риком-Траст» Владиславом Жуковским.

— К концу текущего года инфляция в России рискует превысить даже самые пессимистичные прогнозы правительства и достигнет 7,5%. «Социальная инфляция» для населения с доходами менее 20 тыс. рублей подскочит до 13−15%.

«СП»: — А что такое «социальная инфляция»?

— Термин принадлежит Василию Симчере, экс-главе НИИ Статистики Росстата, которому удалось разработать методику расчета и ввести в оборот понятие так называемой «социальной инфляции». Этот показатель отслеживает рост цен для 70% бедного населения, которая не опускается ниже 14−18% уже многие годы. Тем не менее, российским чиновникам гораздо выгодней занижать оценку инфляции, так как это помогает им отчитываться о росте экономики, увеличении промышленного производства, минимизировать социальные выплаты и существенно экономить на индексации заработной платы и пенсий.

«СП»: — А что происходит с инфляцией в реальности в последние месяцы?

— Если еще в первом квартале текущего года прирост цен не превышал 2−2,5% в годовом выражении, то уже в августе инфляция ускорилась до 5,9%. При этом мясо подорожало на 9,4%, плодоовощная продукция — на 8%, бензин — на 8,3%, медикаменты — на 6,5%. По итогам текущего года едва заметный, но все-таки рост реальных располагаемых доходов населения сожмется до 1,5−2%. А с учетом реальной инфляции, которая превышает «политкорректную» версию Росстата в 2−2,5 раза, уровень жизни бедного населения России упадет на 2,5−5%. Однако нужно понимать, что речь идет лишь о «средней температуре по больнице», которая имеет мало общего с реальным положением дел. Когда мы говорим о снижении располагаемых доходов населения, то считаем среднеарифметическую величину между сверхприбылями российских сырьевых олигархов, монополистов и коррумпированных чиновников с одной стороны, и издевательски низкой заработной платой бюджетников и нищенской пенсией — с другой.

При этом нужно учитывать, что доходы 15% наиболее состоятельных граждан России, в руках которых сконцентрировано свыше 80% крупнейшей собственности, вырастут на 10% и более. Доходы же 50% откровенно нищего населения России — с заработной платой менее 15 тыс. рублей, снизятся на 5−10%. Это обусловлено существенной разницей в структуре потребительской корзины бедных и богатых граждан. У бедных на продовольствие, электроэнергию, ЖКХ, и транспорт приходится до 2/3 совокупных расходов, а они дорожают на 13−20%. При этом цены на дорогие импортные товары, предметы роскоши, драгоценности и автомобили, которые занимают львиную долю потребительской корзины богатых, демонстрируют существенно меньший прирост.

«СП»: — Выходит, бедные станут еще беднее, а богатые много не потеряют даже при росте инфляции?

— Единой России, как бы ни хотелось в это верить правящим властям и партии большинства, нет. Есть две России. Одна - для 70% нищего, полунищего и бедного населения, чьи доходы за годы демократии не только не выросли, но даже снизились на 5−20% - об этом открыто говорил ныне покойный академик Дмитрий Львов. А есть другая Россия — для 15% наиболее состоятельных граждан, которые действительно стали жить лучше благодаря проеданию нефтедолларов и эксплуатации научно-технического, производственного и инфраструктурного потенциала отечественной экономики. Росстат может сколько угодно заниматься статистическими приписками, занижать инфляцию и приукрашивать объективно ухудшающуюся на глазах действительность, но реальная ситуация с уровнем жизни подавляющей части населения России, не встроившейся в модель «экономики трубы», будет только ухудшатся. Тем более, что правительство откровенно взяло курс на сокращение бюджетных расходов на социальную сферу, науку, образование и поддержку национальной экономики, а также продолжает дальнейшую «монетизацию льгот» и приватизацию бюджетной сферы (поправки в ФЗ-83).

«СП»: — Центробанк пытается бороться с инфляцией повышением процентных ставок, насколько это у него получиться?

— На самом деле, борясь с инфляцией монетарными методами, финансовые власти попросту убивают российскую экономику. Что неудивительно, ведь либеральные экономисты, возглавляющие финансово-экономический блок правительства, администрацию президента и многочисленные «экспертные» комиссии и советы упорно не хотят понять простого факта, что природа инфляции в России носит не монетарный характер — она никак не связана с ростом денег в обращении. Уже много лет известные российские экономисты — академики Глазьев и Петраков, а также Катасонов, Делягин, Хазин, Мусин с цифрами в руках доказывают, что на 80−85% инфляция в России обусловлена ценовым произволом естественных монополий, коррупционными поборами, высокими административными барьерами, безудержным ростом цен на ГСМ, высокой степенью монополизированности торговли, устаревшими производственными и управленческими технологиями, аварийным состоянием базовой инфраструктуры (износ свыше 80%) и непозволительно дорогими кредитными ресурсами.

«СП»: — И что мы имеем в «сухом остатке», в результате такой политики властей?

— Вместо инфляции спроса, обусловленной превышением денежной массы над предложением товаров, мы имеем инфляцию издержек. А она связана, в первую очередь, с нежеланием правящих чиновников исполнять свои служебные обязанности: ограничивать произвол монополий и сырьевых олигархов, реально бороться с коррупцией, развивать отечественную финансовую систему, снижать стоимость кредитных ресурсов, бороться с долларизацией экономики, стимулировать замену изношенных производственных фондов, и не на словах, а на деле проводить реальную модернизацию экономики.

«СП»: — Значит, цены будут продолжать расти?

— До тех пор, пока тарифы на электроэнергию, газ, транспорт и услуги ЖКХ для населения и отечественных товаропроизводителей растут в 2,5−3 раза быстрее, чем официальная инфляция, цены будут и дальше расти. Поэтому можно смело забыть про все планы относительно снижения материального расслоения общества и повышения уровня жизни 85 млн социально незащищенных граждан России.

Показательны цифры того же Росстата. За 11 последних лет, с 2000 по 2011 годы, цены на водоснабжение и водоотведение в стране подскочили в 15 раз, отопление жилья — в 14 раз, на газ для населения — в 8,5−10 раз. За это же время тарифы естественных монополий, услуг ЖКХ и транспорта подорожали в 13−15 раз. В итоге в ряде слабо развитых регионов стоимость жизни подскочила в 18−20 раз. Другими словами, никакого реального повышения уровня жизни для большинства российских граждан за последние годы так и не произошло. Потому что подавляющая часть официального прироста доходов населения транзитом через карманы населения перекачивалась из бюджета в карманы сырьевых монополий.

Фото: Александр Кряжев/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня