18+
среда, 20 сентября
Экономика

Рождение «рублевого монстра»

Правительство хочет отдать Центробанку весь финансовый рынок России

  
12

На заседании открытого правительства во вторник, 6 ноября пройдут слушания по проекту создания мегарегулятора финансового рынка России, на которых выступит первый зампред Центробанка Алексей Улюкаев. Он представит проект, согласно которому регулирование всех российских финансов полностью перейдет под контроль Банка России вместе с правительственной Федеральной службой по финансовому рынку (ФСФР).

По сообщениям в печати, «полная интеграция» ЦБ и ФСФР с 2013 года уже согласована с Минфином и поддержана первым вице-премьером Игорем Шуваловым. Таким образом, кабинет министров готов полностью передать госфинансы под контроль независимого от правительства, а практически и от государства Банка России, который станет эдаким «рублевым монстром» на внутреннем рынке страны. Который сам «печатает» деньги, сам раздает их участникам рынка и сам же их контролирует.

Но есть одна причина, по которой Центробанку не стоит отдавать финансовый рынок — его управление денежно-кредитной политикой страны и без того оставляет желать лучшего. И это еще мягко сказано, фактически монетарная политика ЦБ работает не на отечественную экономику, а на интересы Запада. Так считает группа депутатов КПРФ и ведущих экспертов, подписавших обращение к президенту Владимиру Путину и премьер-министру Дмитрию Медведеву.

Один из экспертов, писавших обращение — старший аналитик ИК «Риком-Траст» Владислав Жуковский рассказал «СП» о том, почему проводимая Банком России денежно-кредитная политика не соответствует интересам страны.

«СП»: — В чем конкретно сейчас заключается негативное влияние Центробанка на экономику?

— В сентябре совет директоров ЦБ, вопреки многочисленным просьбам деловых кругов и, прежде всего, представителей обрабатывающей промышленности, ужесточил денежно-кредитную политику и повысил ставку рефинансирования на 0,25% - до 8,5%. При этом ужесточение денежно-кредитной политики со стороны Банка России происходит на фоне стремительного затухания экономической активности в России и скатывания мировой экономики в рецессию. Причем аналогичные действия ЦБ по повышению базовой ставки рефинансирования в августе-декабре 2008 года спровоцировали формирование острого кризиса ликвидности и многократно усилили глубину падения экономики, промышленности и инвестиций. Однако, насколько можно судить, опыт 2008 года так ничему и не научил руководство Центробанка, которое повторяет ошибки четырехлетней давности.

«СП»: — И чем это тогда закончилось?

— Закономерным результатом такой политики стал беспрецедентный обвал производственной и инвестиционной активности. Российская «экономика трубы» обвалилась сильнее всех в группе стран G-8, в G-20, БРИКС, а также среди стран — нефтеэкспортеров. А бесконтрольно выделявшиеся ЦБ госбанкам 6,5 трлн рублей вместо кредитования экономики были направлены ими на финансовые спекуляции и утекли на валютный рынок, спровоцировав 50-процентное обесценение рубля по отношению к доллару и потери золотовалютных резервов в размере 200 млрд долларов. Из-за отказа ЦБ рефинансировать отечественную экономику и финансовую систему в разгар кризиса — зимой 2008−2009 годов — денежное предложение в России обвалилось на 12%. Столь масштабного обвала не наблюдалось даже во время дефолта 1998 года — тогда спад не превышал 6,2%.

«СП»: — А что происходит сегодня в отечественном производстве?

— Уже сегодня можно говорить о кризисном состоянии российской экономики — в марте-апреле, а также в июне и августе текущего года Росстат и Минэкономразвития зафиксировали помесячное снижение промышленного производства и ВВП. В августе годовой прирост обрабатывающей промышленности едва дотянул до 4,1%, что в два раза ниже средних темпов в докризисный период. Общие темпы роста российской экономики замедлились до 2,4% по итогам сентября. Дело дошло до того, что Минэкономразвития устами министра Андрея Белоусова и замминистра Андрея Клепача было вынуждено признать закат «экономики трубы». По мнению этих высокопоставленных чиновников, при сохранении нынешней макроэкономической политики, российская экономика сможет расти темпами не более 1,5−2% в год. Тогда как для выполнения предвыборных обещаний президента Путина и финансирования социальных расходов российская экономика должна расти темпами не менее 4,5% в год. Поэтому не стоит удивляться взрывному росту социального недовольства и гражданских протестов, ведь поступающие в страну «нефтедоллары» перестают доходить до 70% населения с доходами менее 20 тыс. рублей. А произвол монополий, безудержное удорожание ГСМ и всплеск цен на продовольствие продолжают больно бить по карману все большего числа российских граждан.

«СП»: - В обращении к властям вы пишете, что Центробанк искусственно поддерживает дефицит денежного предложения и инвестиционный кризис в экономике?

— На протяжении одиннадцати лет под руководством Банка России реализуется колониальная по своей сути эмиссионная политика «currency board» (когда рублей печатается ровно столько, сколько ЦБ покупает долларов в резервы), ограничивающая эмиссию рубля притоком нефтедолларов, иностранных кредитов и спекулятивного капитала. Денежное предложение рубля оторвано от внутреннего спроса со стороны отечественной промышленности и банковской системы и привязано к росту валютных резервов, что вызывает искусственный дефицит доступных кредитов и финансовых ресурсов для капиталовложений в модернизацию и расширение производственных мощностей. Ставка рефинансирования Банка России (8,25%) сопоставима с рентабельностью несырьевых секторов экономики, а средняя ставка по кредитам для малого и среднего бизнеса (18−23%) в три раза превышает рентабельность сельского хозяйства, обрабатывающей промышленности и наукоемких производств. Поэтому не стоит удивляться, что за последние годы произошла качественная деградация российской экономики, а ее прирост на 85% был обусловлен расцветом спекулятивных операций и «проеданием» нефтедолларов.

«СП»: — Сколько стоит экономике России такая монетарная политика Центробанка?

— Непозволительно высокая стоимость заимствований выталкивает российские банки и компании на внешние рынки капитала, где они вынуждены занимать под 7−9%, предварительно вывезенные туда под 1,5−2% золотовалютные резервы Банка России. Ежегодные потери России от так называемых «ножниц процентов», по оценкам академиков РАН Сергея Глазьева и Николая Петракова, превышают 35−40 млрд долларов, что эквивалентно 10% федерального бюджета. В одном только 2011 году, по официальным данным ЦБ, чистые потери российской экономики от уплаты процентов по кредитам превысили 50,7 млрд долларов. А за период с января 2006 по сентябрь 2012 года, чистый инвестиционный убыток России достиг 241,6 млрд долларов — 62% бюджета или 13,6% ВВП. Именно эту цену заплатила российская экономка за нежелание Банка России рефинансировать отечественную экономику, снижать ставки по кредитам, ограничивать вывоз капитала за рубеж и развивать отечественную финансовую систему. За тот же период, вместе с масштабным незаконным вывозом капитала (209,4 млрд долларов) и оттоком криминальных активов (48 млрд долларов), российская экономика потеряла свыше 500 млрд долларов из-за нежелания ЦБ возродить валютное регулирование и финансовый контроль.

«СП»: — Мировые центробанки в ожидании очередного кризиса играют главную роль в поддержании отечественных экономик, почему этого не происходит в России?

— Потому что вместо повышения уровня занятости населения, создания благоприятных условий для развития российской экономики и финансирования модернизации, руководство Банка России занимается «инфляционным таргетированием» и «удержанием валютного коридора». К примеру, в США перед ФРС на законодательном уровне закреплено две четко сформулированные цели, позволяющие оценивать эффективность его деятельности: поддержание ценовой стабильности (борьба с инфляцией) и обеспечение максимальной трудовой занятости населения. Последний пункт предполагает нацеленность ФРС не просто на борьбу с инфляцией (что стало для Банка России навязчивой идеей), но на создание благоприятных условий для американской экономики и оказание поддержки отечественным производителям. В России же, согласно закону «О Центральном Банке», основной целью деятельности Банка России является «защита и обеспечение устойчивости рубля». Во-первых, не дается вообще никакого определения термину «устойчивость рубля», в результате чего сами руководители Банка России постоянно отчитываются о «стабильности курса рубля», не видя принципиальной разницы между этими двумя терминами. А во-вторых, вся денежно-кредитная политика сводится лишь к борьбе с инфляцией, в жертву чему приносится конкурентоспособность отечественной экономики.

«СП»: — Стоит ли давать Центробанку полную власть над всем финансовым сектором страны, если он не справляется и со своими задачами, да к тому же фактически неподконтролен государству?

— Действительно, размытость юридического статуса Банка России и неподконтрольность Госдуме, Счетной Палате и вообще государству являются большой проблемой, а ежегодные отчеты его руководства в Госдуме носят формальный характер. К примеру, результаты аудиторской проверки СП и Генпрокуратуры в 1998—2001 годах выявили факты масштабных хищений со стороны руководства Банка России и личной материальной заинтересованности в построении пирамиды ГКО-ОФЗ. Но все попытки аудиторов внести поправки в закон «О Центральном Банке» для повышения финансовой прозрачности Центробанка, лишения его стимулов в извлечении прибыли и повышения подотчетности контролирующим органам и парламенту, оказались безуспешными. Поэтому, прежде чем создавать мегарегулятор на базе ЦБ, нужно четко прописать его правовой статус как органа государственной власти и дать Госдуме, СП и прочим органам государственной власти возможность контролировать эффективность его деятельности.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня