18+
среда, 24 мая
Экономика

Между строк новой Стратегии национальной безопасности РФ

План-2020 Дмитрия Медведева

  
196

Дмитрий Медведев провел заседание Совета Безопасности по вопросу «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года и комплексе мер по её реализации». Как сообщила пресс-служба президента, стратегия нацелена на повышение качества государственного управления и призвана скоординировать деятельность органов государственной власти, государственных и общественных организаций по защите национальных интересов России и обеспечению безопасности личности, общества и государства. В основу Стратегии положены ключевые концептуальные установки развития России и обеспечения национальной безопасности, сформулированные в послании президента Федеральному Собранию 5 ноября 2008 года.

Стратегия национальной безопасности России расчитана на ближайшие 12 лет. Несмотря кризис, президент ставит задачу достичь поистине амбициозных целей. Прежде всего, речь идет о переходе России от энергосырьевого к инновационному сценарию развития, о формировании высокопрофессиональной армии, спецслужб, об увеличении продолжительности жизни россиян, о повышении уровня образования, а также о приобретении непререкаемого авторитета на международной арене.

Столь долгосрочная Стратегия национальной безопасности должна иметь такие параметры, которые в случае необходимости могут быть эффективно адаптированы к меняющимся условиям. Документ состоит из тематических разделов, посвященных национальным стратегическим приоритетам, каждый из которых рассмотрен в отдельности. Он призван скоординировать деятельность органов государственной власти, государственных, корпоративных и общественных организаций по защите национальных интересов РФ и обеспечению безопасности.

Принятие новой Стратегии не входит в противоречие с прежней доктриной национальной безопасности, но в связи с новыми вызовами она подлежит серьезной корректировке и дополнению, считает сопредседатель Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков.

«СП»: — Валерий Алексеевич, та стратегия национальной безопасности, которая была разработана и принята, когда президентом был Владимир Путин уже устарела? Повлиял кризис? Или расстановка сил на геополитическом поле, например, смена президента в США?

— Ничего нет постоянного. Если стратегия не меняется, то это означает, что руководство той или иной страны не оценивает какие-то новые вызовы, постоянно возникающие, и не реагирует на эти вызовы. Конечно, на принятие новой стратегии влияет множество составляющих. Безусловно, здесь играет роль такое обстоятельство, как избрание в США нового президента. Но и в России новый президент, у которого явно есть свой, новый взгляд на многие важные вещи. Очевидно появление многих новых вызовов, связанных с кризисом. Поэтому будет внесено множество существенных корректировок в уже существующую стратегию национальной безопасности. Я думаю, там появятся аспекты, связанные с продовольственной безопасностью, поскольку не секрет, что в этом вопросе Россия очень зависит от импорта. И, конечно же, будет поставлена задача «слезть» с нефтяной иглы., диверсифицировать российскую экономику.

«СП»: — Но во главу угла будут поставлены вопросы обороны?

— Это само собой разумеется. От этого никуда не деться. И не случайно как раз накануне этого совещания президент Дмитрий Медведев встречался с генералитетом российской армии, с руководителями спецслужб. И, наверное, в ходе этих встреч пытался прояснить для себя какие-то новые реалии. Президент говорил довольно откровенно, особенно про то, что у нас далеко не все в порядке с обороноспособностью страны. Кстати, многие недостатки выяснились еще в ходе конфликта в Южной Осетии. Поэтому явно потребуется модернизация армии и спецслужб. И, наверное, в рамках этой новой стратегии будет уделено внимание взаимодействию с коллегами — с лидерами ведущих стран. Особенно это связано с терроризмом и наркотрафиком. Я думаю, тематика будет достаточно обширная, серьезная. И это нормально, это не означает какого-то отрицания того, что было принято при прежнем президенте. Просто новая ситуация требует конкретного реагирования.

«СП»: — Но принятие доктрины на столь длительный период — 12 лет — в условиях кризиса выглядит довольно рискованным шагом? Не известно, как будет развиваться ситуации, не придется ли вскоре снова корректировать стратегию национальной безопасности?

— Но это же не догма, а, как писал классик, руководство к действию. В том, что в течение 12 лет произойдет множество изменений можно не сомневаться. Если будут серьезные изменения — в международной обстановки, во внутриполитической ситуации — будут внесены соответствующие корректировки и в ту стратегию, которую сегодня предлагает президент Медведев.

«СП»: — Принимается такая серьезная и долгосрочная программа, но ведь совсем чуть-чуть осталось до встречи президентов Медведева и Обамы. Ведь США традиционно являются нашим и стратегическим противником, и стратегическим партнером. Может, стоило сначала выяснить позиции при личной встрече, и уже после этого принимать стратегию национальной безопасности?

— Как раз наоборот, очень важно накануне этой встречи принять подобный документ, чтобы ответить на вопрос, который вы поставили — он партнер или противник? Это главное — понять, что из себя представляют Россия и Соединенные Штаты. И какие у них будут взаимоотношения.

«СП»: — И какую позицию выберет для себя Россия?

— Думаю, в национальной стратегии должно быть четко прописано, что наш приоритет — это все-таки партнерство с США и с другими странами Запада. Если мы сами себе дадим ответ на этот вопрос, то это определит и весь формат будущей встречи Медведева и Обамы. Потому что это все равно это будет, в основном, знакомство двух лидеров. Это очень важно, но сложно представить, что при первой же встрече им удастся решить какие-то вопросы, которые разделяют США и Россию, являются предметов споров, политического торга между нашими странами. Думаю, им удастся договориться о возрождении комиссии «два плюс два» — министры иностранных дел и министры обороны — для решения вопросов, связанных с системой ПРО в Европе. Я не исключаю, что теперь наши предложения по созданию совместной системы противоракетной обороны будут более внимательно рассмотрены американской стороной. Мне кажется, что это было бы самым лучшим выходом из сложившейся ситуации. Тогда по мере дальнейшей работы двух президентов, их дальнейших контактов, экспертной работы (она не так заметна, как президентская, но очень важна), могут быть приняты решения, устраняющие те вещи, которые нас разделяют. Вот и кризис — беда общая. Поэтому, я думаю, здесь больше точек взаимодействия с Европой и США.

«СП»: — Насколько будет посвящено российское общество в то, какую стратегию национальной безопасности страны выбрало наше руководство?

— В какой-то мере, я надеюсь, этот документ все-таки будет опубликован в открытой печати. Понятно, что далеко не все вещи можно будет доводить до общественности.

«СП»: — То есть должно быть хоть в какой-то мере публичное обсуждение определенных вопросов, напрямую затрагивающих, например, права человека, проблемы в системах здравоохранения и образования и т. д.

— Безусловно, стратегия национальной безопасности не может быть принята келейно. Власть должна дать разъяснение обществу — кто и почему у нас враги, кто друзья, кто соперники. На эти вопросы так и не даны ответы, даже в предыдущей стратегии нацбезопасности. Написано в ней одно, а на деле происходило совсем другое. При президенте Ельцине была написана одна стратегия, предполагающая, что США — наш партнер. Потом при президенте Путине появился иной взгляд на Соединенные штаты. Достаточно вспомнить его выступление в Мюнхене. А во время недавнего выступления Владимира Путина мы услышали совсем другие слова.

Думаю, что в новой стратегии нацбезопасности будет серьезный пересмотр места России в новом мире. И главное — понять не нынешнее, а будущее место нашей страны. В каком виде мы выйдем из кризиса, какая будет модель новой экономической и политической системы после «перезагрузки», которая неизбежно произойдет во время кризиса? И еще важно — не опоздать, уйти не в прошлое, а в будущее. Чтобы наша модель очень четко встраивалась в общемировую систему, корреспондировалась с теми интересами, которые есть у ведущих цивилизованных стран.

Фото [*], [*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня