18+
четверг, 17 августа
Экономика

Скандал с профсоюзной собственностью может ударить по Шмакову

  
222

Набирает обороты скандал, связанный с имуществом Федерации независимых профсоюзов. В спортивном центре объединения вместо стадионов и тренировочных площадок оказался коттеджный поселок, ресторан и гостиница. Но, по мнению экспертов, это только верхушка айсберга деятельности возглавляемой Михаилом Шмаковым ФНПР.

На прошлой неделе в блогосфере и СМИ поднялся скандал: в Олимпийском учебно-спортивном центре «Планерная» в Химках, который принадлежит Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР), построены элитный коттеджный поселок, новый ресторан и неплохая гостиница, где есть даже сервис по обслуживанию снегоходов. Зато спортивные сооружения не видели ремонта со времён развала СССР.

Такая картина «скорее норма для обширного хозяйства ФНПР, чем исключение из правил», пишет директор Института проблем глобализации Михаил Делягин в «Независимой газете».

По его словам, доставшаяся ФНПР в наследство от советских профсоюзов недвижимость почти не используется по назначению. Часть распродается, часть — разрушается.

После распада СССР ФНПР получила в свое пользование гигантское количество недвижимости — 2582 объекта, включая 678 санаториев, 131 гостиницу, 568 стадионов и спорткомплексов, более 500 пионерлагерей. Все это оценивалось экспертами примерно в 200 млрд. долларов.

За почти два десятилетия ФНПР под руководством своего бессменного председателя Михаила Шмакова смогла привести в запустение не одну сотню здравниц, домов отдыха и спортивных комплексов, некогда укреплявших здоровье трудящихся. На месте некоторых появились охотничьи клубы, модельные и прочие дома, предназначенные явно не для рабочего класса.

Раньше в эти места выдавались бесплатные профсоюзные путевки, которые теперь кажутся чем-то невероятным и фантастическим. «Люди, получающие на производстве тяжелейшие травмы, по сути дела лишены возможности поддержания здоровья и даже трудоспособности», — отмечает Делягин.

Президент Московского фонда развития местного самоуправления, координатор движения «Москвичи» Александр Закондырин говорит, что такого нет больше ни в одной стране мире.

«Я видел изнутри деятельность ФНПР. Возникает много вопросов к этой организации. Она владеет и распоряжается различным имуществом. Ну, хорошо, пусть они имеют территории, санатории и т. д. Но нужно же их эффективно использовать на благо трудящихся. А у нас это превращается в зарабатывание денег и распределение средств между некоторыми участниками ФНПР», — считает он.

С ним согласен гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин: «Наследие Советского Союза в виде профсоюзной собственности развратило профсоюзы. Потому что они превратились в холдинговые компании по управлению и извлечению прибыли из этого имущества».

Причем превратились в очень выгодные компании. Председатель ФНПР Шмаков, по подсчетам экспертов, входит в число наиболее влиятельных и авторитетных деятелей России. Его вполне можно сравнить с подпольным миллионером Корейко. И, конечно, он не упоминается в официальных списках Forbes.

Степень его влияния прекрасно иллюстрирует история, случившаяся несколько лет назад. Будучи президентом России, Дмитрий Медведев прямо сказал, что большинство принадлежащих профсоюзам спортивных объектов «или проданы, или используются не по назначению. А те, которые все-таки остались, деградируют просто на глазах». И поручил передать их в ведение спортивных федераций. Шмаков проигнорировал указание президента.

Такой политический и лоббистский вес, к сожалению, совершенно не помогает ФНПР решать проблемы рабочих, хотя ради этого организация и создавалась. В большинстве конфликтов, как например на «АвтоВазе», ФНПР стоит в стороне. Ответственность за бездействие в основном лежит на их председателе Михаиле Шмакове, ведь именно он должен был не на словах, а на деле оставить интересы трудящихся.

«Стиль работы ФНПР был убедительно продемонстрирован в конфликтах на „АвтоВАЗе“, последствия которых оказались болезненными и для работников, и для руководителей производства. Значительная часть рабочих автогиганта была доведена до крайности, — в том числе и потому, что зарплата председателя „официальных“ профсоюзов, занимавшего должность вице-президента компании, почти на два порядка превышала зарплату многих „защищаемых“ им тружеников. А московское руководство ФНПР и вовсе осудило забастовку!» — вспоминает Делягин.

Однако никаких последствий для Шмакова и ФНПР ни эта, ни множество других историй не повлекли. По словам А. Мухина, профсоюзы давно уже считают себя безнаказанными, «превратились в некие ЗАО, с которыми сделать уже ничего нельзя». И ситуация требует революционного вмешательства. Иначе ее уже не переломить.

Только если освободить Федерацию независимых профсоюзов России от «явно избыточного бремени» имущества и «непосильных для ее руководства соблазнов», она, может быть, займется своими прямыми обязанностями.

Пока же, по словам Делягина, «официальные профсоюзы занимаются самыми разными мероприятиями», но только не вопросами защиты прав трудящихся. В решении проблем рабочих гораздо большее значение имеют небольшие и третируемые независимые профсоюзы. Остается добавить — действительно независимые.

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Медиаметрикс
Рамблер/новости
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня