18+
понедельник, 21 августа
Экономика

Платформа для объединения

Юрий Болдырев об альтернативе расчленению страны

  
875

О платформах для объединения всех здоровых национально ориентированных сил общества написано уже более, чем достаточно. Почему же нет объединения?

Может быть, и потому, что такая платформа — это не продукт лишь интеллектуальных усилий тех или иных идеологов. Объединительная платформа — это результат согласования позиций. Причем, не по всем возможным вопросам, но по вопросам самым насущным. И, важно отметить, по вопросам, по которым возможно найти компромиссы. Какова же может и должна быть процедура согласования позиций и поиска компромиссов?

Процедура может быть специальной — нацеленной именно на достижение компромиссов между политическими силами. А может иметь исходно и совершенно иные цели, но стать неким побочным (хотя для кого-то из участников изначально, может быть, и главным) результатом, казалось бы, изначально совершенно иной деятельности.

Почему я сейчас пишу эту статью? Да потому, что испытываю некоторую надежду на то, что, казалось бы, сугубо экономическое мероприятие — Московский экономический форум — с моей точки зрения, тем не менее, имеет шанс стать базой для такого будущего объединения. В том числе, потому, что объективная экономическая ситуация вокруг нас становится столь очевидной, а реальный курс власти остается столь абсурдным, что именно по экономическим вопросам, как мне представляется, сейчас договориться легче всего.

Поясню.

Что не так?

Недавно столкнулся с любопытной постановкой вопроса: «А что вообще не так в мировой экономике?».

Действительно, что бы в мировой экономике ни происходило, нельзя сказать, что что-то не так. Для кого-то все именно так, как ему надо. Или, как минимум, налицо компромисс. Если его стремительно не разрушают, значит, этот компромисс для самых сильных в мире приемлем. Вопрос же «что не так» может быть актуален лишь с двух других точек зрения:

а) с общегуманистической, то есть, публичных деклараций о целях «мирового сообщества»;

б) с точки зрения целей и интересов тех народов и государств, которые оказались в ущемленном положении.

Что ж, если руководствоваться публичными декларациями, Ооновскими документами и т. п., то в этом самом ущемленном положении вообще никто быть не должен — развитие, вроде как, должно неминуемо вести ко всеобщему расцвету. Но подобного нет, и не ожидается. Не потому, что не получается, но потому, что подобной цели всерьез никто из имеющих силу и власть для себя не ставит. И потому рассматривать всерьез публичные декларации и несоответствие реальности этим декларациям не будем. Остановимся лишь на неприемлемости сложившегося положения вещей для конкретных народов и государств, в частности, для нас — для России.

Что не так для нас? Очевидно: продолжающаяся научно-технологическая и социальная деградация, влекущая за собой в более или менее близкой перспективе полную утерю независимости и, как следствие, раздел страны более сильными и не позволяющими себе так деградировать. Как минимум, отделение от нее ряда регионов, которые окружающий мир, в условиях нашей усугубляющейся промышленной и, следовательно, оборонной слабости, склонен рассматривать как кладовые природных ресурсов, которые должны принадлежать всему человечеству.

Если мы рассматриваем территориальную целостность своей страны как безусловный приоритет, то все прочие проблемы и угрозы можно рассматривать как сколь угодно важные, но все же второстепенные.

То есть, для нас «не так» главное: фактически реализуемое ныне направление экономического развития не только не обеспечит нам гарантий безопасности, но и, напротив, уже в обозримой перспективе неминуемо спровоцирует окружающих на агрессию против нас. Разумеется, не с целью отнять у нас наше — в современном цивилизованном и гуманном мире это, вроде как, совершенно недопустимо. Нет, к нам придут просто чтобы забрать свое — то, что, по распространенному к тому времени всеобщему мнению, вполне обоснованно должно будет «принадлежать всему человечеству». Ну а уж кто затем воспользуется «достоянием всего человечества», это понятно — тот, кто вообще сильнее. Да, к тому же, еще и возглавит «освободительный поход человечества» против тех, кто «необоснованно удерживает общее достояние».

Что делать, что изменить?

Такое четкое определение приоритетов и видение угроз должно перенацелить всю нашу экономическую стратегию на такое направление развития, которое решает главные проблемы и предотвращает важнейшие угрозы. То есть, сколь бы чисто экономически ни было бы нам выгодно заниматься исключительно, допустим, разведением овечек, но если это не обеспечивает того уровня научно-технологического и промышленного развития, который решит проблему безопасности от внешнего воздействия, то этой сиюминутной экономической выгодой придется пожертвовать. Ради развития тех секторов национальной экономики, которые, может быть, и не принесут самостоятельно той чисто экономической выгоды, которую принесли бы «овечки». Но которые создадут возможности для решения главной проблемы — защиты от внешних угроз и сохранения целостности государства.

Сказанное мною выше не означает требования сверхмилитаризованности экономики. Во всяком случае, в упрошенном понимании — как бесконечного производства все новых и новых вооружений. Если же говорить о милитаризованности как о понятии более сложном и комплексном, включающем нацеленность на решение задачи опережающего научно-технологического развития не по чисто коммерческим причинам, но в целях обеспечения национальной безопасности, то тогда надо признать, что такая «милитаризованность» или точнее, может быть, такая мобилизационная идея, безусловно, должна быть положена в основу философии нашего дальнейшего экономического развития.

Философия развития

Если продолжить о философии развития, а она должна быть, с моей точки зрения, безусловно, первична по отношению к вопросам об экономическом инструментарии, то в качестве второго элемента такой философии я выбрал бы отказ от понимания экономической деятельности как всего лишь перевода ресурсов, доставшихся нам по наследству от предков, из одной формы (нефть и газ) в другую — в валюту, на которую затем мы можем что-то купить в других странах. Вопрос даже не в том, хорошо это или плохо, нужно или не нужно. Вопрос в базисных понятиях. Нам необходимо иное понимание. На уровне: экономика — это создание новой, добавочной стоимости, а не перевод ранее созданного или сотворенного природой в иную форму.

Конечно, вынужденный перевод невозобновляемых природных ресурсов в денежную форму для нас, может быть, какое-то время еще будет необходим и даже обоснован. Но обоснован лишь одним — направлением каждого полученного доллара в свое научно-технологическое развитие, в свое собственное производство важнейшего из того, что необходимо нам для жизни, безопасности, обороны и достижения в перспективе максимальной самодостаточности.

Отсюда третий элемент философии развития применительно конкретно к нам — поворот наших природных ресурсов на собственное технологическое развитие. При этом речь вовсе не о том, чтобы направить на это лишь прибыль от продажи сырья. Несопоставимо важнее направить на отечественные предприятия долгосрочный гарантированный заказ на промышленное и технологическое оборудование для добычи сырья, его переработки и транспортировки. Тем более, что ключевые технологии там — двойного назначения.

Элемент четвертый — стремление к максимальной самодостаточности или, как минимум, сбалансированности зависимостей. И уж точно недопустимо рассматривать как выигрышную перспективу пересаживание с одной «иглы» на другую. В частности, с «иглы нефтегазовой» на «иглу транзитную».

Конечно, транзитный потенциал страны, то есть, транс-евразийские грузоперевозки, в частности, по железной дороге, тоже можно и нужно использовать. Но не забывая, что в реализации этого потенциала мы будем абсолютно зависимы от внешних сил. Следовательно, это никак не может быть среди наших приоритетов. Тем более, приоритетов более высоких, нежели развитие собственного высокотехнологического производства.

Элемент пятый — четкое разделение «бизнесов» и соответствующих отраслей хозяйства на две неравных группы:

— отрасли, обещающие, при умелом ведении дела и удачном стечении обстоятельств, неограниченные прибыли, правда, компенсируемые неограниченными же рисками;

— отрасли инфраструктурные — с радикальным ограничением рисков, но и соответствующим ограничением прибылей.

Применительно к последним немало важным является также и радикальное ограничение любых непрофильных активов, расходов (на футбольные клубы и т. п.), а также, разумеется, и доходов топ-менеджеров — фактически, в пределах уровня доходов госслужащих. И к числу этих последних должны относиться, в частности, газоснабжение и электроэнергетика, железнодорожный транспорт, морские и воздушные порты, сфера ЖКХ и т. п.

Элемент шестой — без подробностей, а лишь философски: либо мы должны закрыть рынок и защитить своих производителей высокотехнологичной продукции, либо обязаны обеспечить для производства совокупные условия — налоговые, кредитные, лизинговые уровень субсидирования и т. п. — гарантированно не хуже, чем у конкурентов.

И вот здесь, пожалуйста, внимание: путь первый или второй — это свободный выбор власти. Но если ни первое, ни второе, то это уже просто, как минимум, преступная халатность. А фактически, мы понимаем — предательство.

За философией развития — экономическая стратегия

При каждом удобном случае, чуть ли ни в каждом публичном выступлении я обязательно обращаю внимание на проходящие сейчас предварительные секции Московского экономического форума, который как основное официальное мероприятие пройдет в Москве в МГУ 20−21 марта текущего года. Уже прошли секции: сельскохозяйственная, финансовая, налоговая, энергетическая. Принципиально важно, что в них участвовали не только традиционные основные участники наших «экономических форумов» — финансисты и сырьевики, но и непосредственно производственники из реального несырьевого сектора экономики. Заседания этих секций (видеоотчеты частично выложена в сети) убедительно показали, что никакого секрета в том, какой должна быть стратегия экономического развития России, а также какие инструментальные решения должны применяться для ее реализации, собственно, нет. Таким образом, экономическая альтернатива, практически, готова. Бери и реализуй.

Чего же не хватает?

Не хватает политической воли.

Следите за руками власти больше, чем за устами ее пропагандистов

Откуда возьмется эта воля к подлинной, а не имитационно-пиаровской модернизации экономики и социальной сферы?

Может ли это быть воля нынешней власти, что как основной сценарий предлагает нам, в частности, «Изборский клуб»? Но тогда нынешняя власть, прежде всего, президент Путин, должна отменить свои же основные решения лета-осени 2012 года, что мне представляется, к сожалению, крайне маловероятным. Ведь не зря же и теперь, когда высочайшее «поручение академикам» (о подготовке альтернативной экономической стратегии) уже дано, тем не менее, под патриотический звон, власть втихую интенсивно продвигает и ОАО «Росфинагентство» — готовит к естественной «дематериализации» пять с лишним триллионов рублей (фактически — порядка ста восьмидесяти миллиардов долларов, т.к. средства эти хранятся не в рублях, а в валюте и обязательствах, выраженных в валюте) наших государственных резервов. И оживляет проект «Госкорпорации по управлению Восточной Сибирью и Дальним Востоком». Аналогия просматривается очевидная и понятная «мировому сообществу»: Британская корона, как известно, управляла своими колониями при помощи, в том числе, компаний вроде «Ост-Индийской». Если Россия следует этому пути, значит, она фактически признает эти территории колониями? Значит, власть недвусмысленно готовит страну к отчленению от нее территории, вожделенной «мировым сообществом» как «общее достояние человечества»?

Альтернатива расчленению страны

Если же перспектива развития неразрывно связана со сменой власти, то нам предстоит создать широкое объединение национально ориентированных сил. Экономической и социальной платформой для такого объединения, мне представляется, могут и должны стать выводы и рекомендации Московского экономического форума. Если нам удастся согласовать такие решения по основным направлениям экономической и социальной политики государства, которые, пусть не идеально соответствовали бы программам различных партий и движений, но оказались бы приемлемыми для большинства, существенно более приемлемыми, нежели ныне проводимый курс, то все прочие тактические разногласия можно было бы попытаться отложить в сторону.

Такое широкое движение, важным кирпичиком в создание которого призван стать Московский экономический форум, должно стать достаточно массовым и мощным. Для того, чтобы не просто добиться перевеса, но добиться радикального перевеса — с тем, чтобы фальсификации на выборах стали либо неэффективными, либо вообще невозможными. Стены МГУ им. М.В.Ломоносова — прекрасная и даже символическая площадка для выхода идей альтернативной стратегии развития на широкую всероссийскую аудиторию.

Чтобы не подставлять организаторов форума

И последняя оговорка — с учетом того, что форум носит характер не политический, а экономический. Стоит заметить, что если власть вдруг согласится прислушаться к выводам и рекомендациям форума и примет нашу стратегию к исполнению, причем, не на словах, а на деле, думаю, большинство участников форума не расстроится, а, напротив, с удовольствием впряжется в работу по восстановлению страны.

Тут бы и сказке конец. А большому общему делу — начало. Но лично я, к сожалению, в такую перспективу не очень верю. Тем не менее, сделать такую оговорку полагал необходимым.

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Медиаметрикс
Рамблер/новости
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня