18+
понедельник, 23 октября
Экономика

И с нефтью беда

Премьер Медведев напрасно мечтает избавиться от сырьевой зависимости

  
57

Нефтедоллары от экспорта нефти и газа не должны превышать 25% от доходов бюджета России, чтобы обеспечить нужный уровень диверсификации экономики страны, заявил премьер-министр Дмитрий Медведев в интервью бразильскому телеканалу Globo. «Сейчас у нас чуть меньше 50% доходов государственного бюджета создается за счет поставки нефти и газа — это слишком большая степень зависимости», — сказал Медведев. По словам премьера, «российской экономике необходимы модернизация и реформирование». Осталось только добавить про «инновации и инвестиции», о которых он говорил на протяжении всех лет своего президентства и позже.

Ува, все планы президента и премьера Медведева провалились. Сейчас сырьевую российскую экономику нужно уже не просто модернизировать, а срочно спасать.

Первый месяц наступившего 2013 года со всей очевидностью продемонстрировал, что российская «экономика трубы» продолжает скатываться в кризисное состояние. И никакие цены на нефть, даже самые высокие и стабильно растущие, не в силах это предотвратить.

— Судя по всему, 2013 год окажется не просто хуже прошлого, наступивший год рискует оказаться первым годом кризисного спада для экономики России, — говорит экономист Владислав Жуковский — Если еще в конце 2012 года сложно было представить, что годовые темпы роста экономики составят менее 2,5−2,7%, то сегодня, после изучения макроэкономической статистики первого месяца, можно смело говорить о том, что даже рост ВВП на 2,5% может оказаться для России несбыточной мечтой. Судя по всему, если цены на нефть не поднимутся выше 120 долларов за баррель, то темпы роста экономики сожмутся до 1,5−2% в первом полугодии. Правда, за счет эффекта низкой базы, они ускорятся во втором полугодии, выйдя на среднегодовой рост в 2,3−2,5%. Но при этом прирост промышленного производства составит менее 1%, а с учетом реальной инфляции и вовсе будет зафиксировано снижение объемов производства в реальном секторе экономики. Какая уж тут диверсификация…

«СП»: — Медведев говорит, что нужно увеличить размер не нефтяных доходов бюджета, чтобы избавиться от сырьевой зависимости, это реально?

— Судите сами. Для того, чтобы повысить не нефтяные доходы бюджета, нужен уверенный рост в первую очередь промышленного производства. Однако в первом месяце текущего года наблюдается падение объемов выпуска продукции в производственном секторе не только в годовом, но и в месячном выражении. С учетом снятого сезонного и календарного факторов, объемы производства товаров сократились на 1,5%, чего не наблюдалось со времени кризиса. Напомним, два года назад — в январе 2011-го, промпроизводство росло на 6,7%, год назад — на 1,3%, и вот теперь оно падает. В секторе обрабатывающих производств, которые должны стать фундаментом для структурно-технологической модернизации экономики и форсированного развития научно-технического потенциала, объемы выпуска товаров сократились в январе на 0,3% после роста на 4,8% годом ранее.

Другими словами, то, что изначально воспринималось как планомерное затухание производственной активности и краткосрочное охлаждение экономической конъюнктуры, переросло в полноценный кризисный спад. Да, это еще не кризис, но уже крайне тревожный звонок. И о каком же увеличении не нефтегазовых доходов можно говорить в этой ситуации?

«СП»: — Может, тогда хоть нефтянка поможет России избежать падения экономики, очень уж кризиса не хочется?

— Негативная ситуация складывается и в сегменте добывающей промышленности, которая, по идее, должна извлекать большие прибыли от роста цены нефти. Смесь Brent, к которой привязано ценообразование на российскую смесь Urals, только по итогам января подорожала практически на 5% - с 110 до 116 долларов за баррель. Столь динамично цены на углеводородное сырье не росли с середины 2012 года. Тем не менее, по итогам первого месяца объемы выпуска продукции в добывающей промышленности не только не выросли, но даже обвалились на 1,2%. Столь мощного спада в добывающем секторе России не наблюдалось с кризисного 2009 года.

Судя по всему, даже сырьевые монополии, захлебывающиеся от притока нефтедолларов и рапортующие чуть ли ни ежеквартально о рекордных прибылях, не в силах наращивать производство в рамках существующих структурных ограничений. Начиная от коррупционных поборов, административных барьеров, произвола монополий и непозволительно дорогих кредитных ресурсов и заканчивая отсутствием внятной стратегии социально-экономического и научно-технического развития страны у правительства.

«СП»: — Может, просто нефтедоллары от рекордных цен на нефть еще не успели поступить в экономику России?

— Да, цены на нефть сказываются на ключевых макроэкономических индикаторах с некоторым временным интервалом, который может достигать 3−4 месяцев. Однако тот факт, что промышленные предприятия начали в массовом порядке сокращать выпуск продукции на фоне благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры и динамично растущих цен на нефть, является крайне негативным сигналом. Здесь очень важна психология поведения экономических субъектов: если промышленные предприятия сворачивают производство товаров вопреки улучшающейся ценовой конъюнктуре на рынке энергоносителей, то это явно кризисный симптом. Другими словами, экономика окончательно перестала реагировать на ценовую конъюнктуру на нефтяном рынке — это дефолт «экономики трубы».

«СП»: — Если кризиса в экономике нам не избежать, значит, нужно ждать и «девятого вала» инфляции?

— И он уже накатывает: годовой прирост потребительских цен в январе составил более 7,1%, что оказалось в полтора раза выше показателя прошлого года. Безусловно, свой вклад в раскручивание маховика инфляции внесло повышение акцизов на алкогольную продукцию и табачные изделия. Однако нужно понимать, что основной вклад в ускорение темпов роста потребительских цен и удорожание жизни вносит стремительный рост цен на услуги естественных монополий (газ, электроэнергию, воду), ЖКХ и транспорт, а также удорожание ГСМ и коррупционные поборы, разгоняющие инфляцию издержек.

Совершенно очевидно, что пролоббированный Минфином бюджет на ближайшую трехлетку уже сейчас выглядит несбыточной мечтой. И если он предполагал сокращение реальных расходов на национальную экономику, науку, образование, здравоохранение и ЖКХ на 35−60%, то теперь масштабы секвестра будут еще больше.

«СП»: — Так чего нам все-таки ждать от нынешнего года?

— Совершенно очевидно, что российская экономика продолжит затухать. Однако если прежде этот процесс носил плавный и постепенный характер, и в силу наличия запаса прочности давал властям приблизительно 1,5−2 года, чтобы пересмотреть проводимую в стране социально-экономическую политику, то сегодня этого уже нет. Российская экономика одной ногой стоит в зоне рецессии, и без срочного радикального пересмотра подходов к вопросам финансово-экономической политики уже к концу нынешнего года рискует войти в кризисное состояние.

«СП»: — Можно ли что-то сделать, чтобы исправить критическую экономическую ситуацию?

— Конечно, можно. В первую очередь нужно в кратчайшие сроки не только отменить принятое под нажимом Минфина «бюджетное правило», направив нефтедолларовые сверхдоходы на модернизацию изношенной на 85% инфраструктуры, но и срочно принять «бюджет развития», который в 1,5−2 раза нарастит поддержку наукоемким производствам, АПК, высокотехнологичной обрабатывающей промышленности и социальной сфере. Необходимо, также, реализовать альтернативную стратегию устойчивого социально-экономического развития, разрабатываемую РАН под руководством академика Сергея Глазьева. В противном случае, уже в 2013 году Россия рискует свалиться в рецессию и кризис, даже на фоне рекордно высоких нефтегазовых доходов.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня