18+
пятница, 24 марта
Экономика

Улюкаев — прав. Но что творит тогда Кудрин?!

По мнению экспертов, первый зампред ЦБ умеет считать лучше, чем глава Минфина

  
54

Острая фаза экономического кризиса в России миновала, заявил 27 марта первый зампред Центробанка Алексей Улюкаев.

По его словам, острая фаза кризиса — это переход из состояния одного макроэкономического баланса в состояние другого макроэкономического баланса. «Мы находимся в макроэкономическом балансе, — пояснил первый зампред ЦБ РФ в прямом эфире „Эхо Москвы“. — Он нам может не очень нравиться, потому что спад производства, все еще отток капитала, высокая инфляция».

Всегда есть вероятность рецидива, но главное, считает Алексей Улюкаев, это уже предсказуемая ситуация, в которой бизнесу становится понятно, как нужно работать, банкам становится понятно, кого можно кредитовать.

«Мы будем какое-то время еще, может быть, год, может быть, два находиться в этой стадии. Но острая фаза, я считаю, завершена», — еще раз подчеркнул первый зампред ЦБ.

По его прогнозу, среднегодовой курс доллара в России в 2009 году составит около 32−33 рубля. Кроме того, он опроверг слухи о предстоящих массовых банкротствах, уровень достаточности капитала в банковском секторе находится на уровне 16%, что вдвое превышает требования Базельского комитета и на 6 процентных пунктов — требования российского Центробанка. «Это — серьезный запас, значительный запас. Поэтому я считаю, что алармизм здесь не уместен. Ситуация вполне штатная, прогнозируемая. Я-то как раз думаю, что никаких сотен банкротств у нас не будет. Но это не значит, что я не должен готовиться к этому», — резюмировал Алексей Улюкаев.

Этот прогноз резко контрастирует с тем, что на днях высказал министр финансов РФ Алексей Кудрин, который предрек в ближайшем будущем вторую — еще более мощную — волну экономического кризиса. В чем тут расхождение, и чем это обусловлено — корреспонденту «СП» объяснил директор Института информационного развития ГУ-ВШЭ Владимир Бессонов.

«СП»: — Владимир Аркадьевич, Россия действительно уже пережила острую фазу экономического кризиса?

— Первоначально нужно определиться, что мы понимаем под определением «острая фаза». Ведь есть реальный и есть финансовый сектор экономики. Если под этим понимать нижнюю строчку спада в реальном секторе экономики, то мое мнение с мнением Улюкаева совпадает. Да, нижнюю точку мы прошли, и это я могу говорить на основе детализированного анализа данных по промышленности. Не тех данных, которые публикует Росстат, а данных их нижнего уровня, продуктовых. Там достаточно четко видно, что уже в феврале есть вполне отчетливое улучшение по сравнению с январем. Строго говоря, надо бы дождаться мартовских данных, они пока недоступны. Но, в общем, картина уже такова, что, судя по тем продуктам производства, которые традиционно испытывают наибольший спад, изменение видно очень отчетливо.

«СП»: — Есть основания рассчитывать, что оправдается прогноз первого зампредседателя Центробанка Алексея Улюкаева, и среднегодовой курс доллара будет 32−33 рубля?

— Эти цифры у меня отторжения не вызывают, но есть серьезная оговорка. Этот диапазон мне кажется слишком узким. У меня возникает настороженность, когда в ситуации еще не прошедшего кризиса говорят о верхней и нижней границе с разницей всего в 3%. И при этом не уточняют срок, на который рассчитан прогноз. Вызывает вопросы не сама цифра, а узость интервала.

«СП»: — Что может повлиять на расширение этих границ?

— Обменный курс характеризуется многими факторами, в частности, условиями внешней торговли. Какой будет цена на экспортируемую из России нефть, на другие товары российского экспорта? Прошедшие события показали, что эти цены могут меняться очень быстро и в чрезвычайно широких пределах. В такой ситуации это может повлиять на обменный курс. Не думаю, что будет какое-то серьезное ухудшение, но не исключаю, что в силу тех или иных конъюнктурных особенностей, обменный курс может колебаться в более широких пределах, что является вполне естественным. Кроме того, для того, чтобы эту оценку обсуждать, нужно говорить о горизонте прогноза — на 3 дня, на неделю, на месяц?

«СП»: — На год — возможно?

— Это довольно большой срок, многое может произойти. Сейчас нефть дорожает, а что с ней будет дальше? В каких пределах будет дорожать дальше или все-таки подешевеет? Мы этого не знаем, а все это может повлиять. Поэтому прогнозируемая цифра 32−33 рубля отторжений не вызывает. Ну, а детали могут проявиться от слабо зависящей от нас конъюнктуры и от сильно зависящей от нас экономической политики — как будет осуществляться поддержка того или иного сектора, какие будут меры и т. д. Проще говоря, если мы дров наломаем, то мы можем испортить картину. А дрова мы ломать умеем, в последнее время это было особенно заметно.

«СП»: — Первый зампред ЦБ Улюкаев и глава минфина РФ Кудрин явно не сходятся в своих прогнозах? Чем это вызвано?

— Я слышал это высказывание Кудрина, как и многие другие его высказывания. И у меня тоже возникали вопросы: что он имел в виду и зачем он это говорил? Когда все вроде бы задышало, вроде бы, наконец, начались какие-то пусть робкие улучшения, человек облеченный властью такого уровня берет и от большого ума заявляет: вот сейчас будет новый обвал.

«СП»: — На рынок это произвело впечатление?

— Рынок действительно негативно на это отреагировал. И вот я не понимаю, что имел в виду этот уважаемый господин? У меня есть большое подозрение, что он сам плохо понимает ситуацию. Кроме того, я помню многие другие высказывания Кудрина. Вроде тех, что он произносил в конце осени, когда у нас уже все сильно болело в реальном секторе экономики. Тогда минэкономразвития признало факт этого ухудшения. А министр финансов Кудрин стал прилюдно бухтеть, что никакой рецессии у нас нет, и тем самым продемонстрировал свою жуткую некомпетентность. Поэтому я весьма скептически отношусь к тому, что произносит Кудрин.

«СП»: — Может, это связано с тем, что, в отличие от Улюкаева, Кудрин в большей степени политик, чем финансист?

— На таких должностях всегда прежде всего политики. Поэтому я не знаю, что имел в виду Кудрин, но знаю, что в основе всего лежит реальный сектор экономики. Ситуация, пусть пока робко, но стала улучшаться. Я надеюсь, что эти улучшения продолжатся.

«СП»: — Во всяком случае, массовых банкротств удастся избежать?

— В этой ситуации, я думаю, Улюкаев прав, массовых банкротств не будет. И полагаю, он сделал этот прогноз в ответ на реплику Кудрина, который предрек, что все будет плохо. Не известно, какими мотивами при этом руководствовался министр финансов, поэтому его логику я не понимаю.

Фото [*]

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
;