Экономика

Последнее послание: о чем не сказал Путин

Президент поручил правительству перекроить бюджет под его предвыборные обещания и «майские указы»

  
13428

Нынешнее бюджетное послание было последним, в дальнейшем оно будет подаваться в виде части послания Федеральному собранию, сообщил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Президент Владимир Путин огласил свое последнее послание о бюджетной политике на 2014−2016 года в четверг, 13 июня. На получасовую презентацию он умудрился опоздать на час с лишним, а после выступления поручил правительству и парламенту поменять закон и избавить его от обязанности ежегодно обращаться с бюджетным посланием. Это нужно для того, «чтобы один раз в год президент мог бы ставить задачи», пояснил Путин.

В своем выступлении президент поручил правительству и парламенту увеличить ассигнования на выполнение его предвыборных обещаний, которые были оформлены в «майских указах» прошлого года. «Если денег на все не хватает — нужно определить приоритеты», — заявил Путин. И теперь в течение лета главе правительства Дмитрию Медведеву нужно придумать, как увеличить расходы на «приоритетные задачи», сформулированные Путиным, и какие расходные статьи бюджета пойдут под нож. Потому что слово президента — закон.

«Необходимо существенно оптимизировать структуру бюджета, выявить резервы и перераспределить их в интересах стратегических задач, обозначенных в указах от 7 мая 2012 года. Должна увеличиваться доля тех расходов, которые дают наибольший эффект для экономического роста и социального развития», — сказал Путин. Однако несколько минут спустя Путин неожиданно заявил прямо противоположное: «Опережающий рост социальных расходов, не обеспеченный ростом экономики, заведет нас в тупик, прошу не забывать об этом». Вот и пойми, чего хочет президент…

Но на этом противоречия в его послании не закончились. «Мы должны обеспечить устойчивость и сбалансированность бюджетной системы, гарантировать безусловное выполнение обязательств государства, в первую очередь, социальных, даже в случае неблагоприятной внешней конъюнктуры. Именно для этого было принято бюджетное правило», — заявил Путин.

А следом сказал, что «пришло время обозначить масштабы использования средств ФНБ для покрытия дефицита пенсионной системы». Эксперты, услышав это, пришли в недоумение. Ведь если речь идет о финансировании текущего дефицита ПФР, то можно говорить о намерении ослабить бюджетную политику, то есть, найти способ для использования нефтегазовых доходов на текущие расходы, что звучит как угроза «бюджетному правилу». А может, это такая уловка, чтобы формально сохранить «бюджетное правило», но текущие расходы бюджета увеличить?

В общем, создается такое впечатление, что текст бюджетного послания президенту писали Минэкономразвития и Минфин одновременно, поэтому разные его части противоречат друг другу. К тому же, эксперты так и не услышали ни слова по ограничению роста тарифов госмонополий показателем инфляции. В последние годы они растут вдвое выше инфляции, и сами ее разгоняют. В связи с этим правительство в пакете антикризисных мер предложило президенту повысить тарифы на газ в июле на 5%. Однако президент ни устно, ни письменно — в своем послании, на эти разумные меры пока никак не отреагировал.

— Бюджетное послание президента Путина, по своей сути и содержанию, оказалось крайне невразумительным. По сути дела, это была попытка выдать желаемое за действительное и ненавязчиво похвалить самого себя и своих подчиненных за «эффективную работу», — так прокомментировал «СП» выступление президента экономист Владислав Жуковский. — Складывается такое ощущение, что это было не бюджетное послание, в котором бы указывались приоритетные направления развития отечественной бюджетной системы (этому посвящено всего несколько абзацев с крайне расплывчатыми формулировками), а набор оторванных от реальности благих пожеланий, очередных обещаний и пространных рассуждений, которые в последние полтора года кочуют из одного правительственного документа в другой.

«СП»: — Значит, правильно показалось, что последнее бюджетное послание Путина отличается полным отсутствием конкретики?

— Путин продолжил свою излюбленную тактику раздачи обещаний и призывов сделать так, чтобы завтра жилось лучше, чем сегодня и вчера. Однако он ни слова не сказал о том, что было сделано за последние годы в бюджетной системе, и не поднял ни одного острого вопроса об ответственности министров правительства за провал ранее данных обещаний. Ни слова по существу вопроса не было сказано и про то, почему провалилась пенсионная реформа. И почему те же самые ученики Гайдара, которые разработали изначально нежизнеспособный проект реформы, до сих пор руководят финансово-экономическим блоком правительства и занимаются новой версией пенсионной реформы. Ни слова не было сказано про обман россиян, которые поверили в красивые лозунги и обещания властей, и начали перечислять средства на накопительную часть пенсии. А потом власти объявили, что эти деньги пойдут не им на старость, а в распределительную часть — на покрытие стремительно разрастающегося дефицита Пенсионного фонда.

«СП»: — То, что сказал Путин в своем послании, никого из экспертов не впечатлило. Тогда давайте поставим вопрос так: о чем еще не сказал президент?

— Путин предпочел ни слова не говорить о том, почему в России через бюджетную систему перераспределяется менее 37% ВВП (речь идет о консолидированном бюджете), тогда как в крупнейших экономически развитых странах через бюджет распределяется от 47% до 65% национального дохода. И почему на протяжении последних лет этот показатель не только не растет, но даже начинает снижаться. Забыл президент объяснить парадоксальную ситуацию, при которой бедные и социально незащищенные россияне платят за красивую жизнь богатых. Сегодня Россия является, пожалуй, единственной крупной экономикой в мире, в которой не в теории, а на практике применяется даже не плоская (когда все платят поровну), а регрессивная (богатые платят меньше) шкала НДФЛ и социальных взносов. Для 80% россиян налоговая нагрузка на фонд оплаты труда составляет 43% (13% НДФЛ, плюс 30% отчислений во внебюджетные фонды), тогда как для 3−5% наиболее богатых россиян применяются «потолки отсечения» и «понижающие ставки», а для тех, кто активно использует офшорные компании, фирмы-однодневки и дивидендные выплаты, нагрузка на фонд оплаты труда может опускаться ниже 10−15%.

«СП»: — Теперь перейдем к экономике, что здесь упустил президент?

— Путин ни слова не сказал про продолжающуюся практику недофинансирования отечественной экономики, инфраструктуры, науки и социальной сферы. По оценкам Федерального казначейства, в январе — апреле 2013 года доходная часть бюджета была исполнена на 32,8%, тогда как расходы государства по финансированию модернизации экономики по-прежнему придерживаются, в результате чего расходная ведомость исполнена менее чем на 31,4%. К примеру, транспорт профинансирован на 17,2%, общеэкономические вопросы — на 19,4%, так называемые дорожные фонды — на 14,1%, а финансирование системы ЖКХ осуществлено менее чем на 7,1%!

Эксперты ожидали услышать от президента не просто слова и обещания ускорить экономический рост и обеспечить структурно-технологическую модернизацию, но также реальные меры и инструменты налогово-бюджетной политики, которые бы позволили дать мощный импульс развитию несырьевой промышленности и возрождению наукоемких производств. Однако об этом не было сказано практически ни слова — Путин предпочел вообще не заострять внимания на разрастании кризисных явлений в российской экономике, списав все тяготы и невзгоды на риски бюджетного кризиса в США и рецессию в Еврозоне. Здесь президент воспользовался любимой тактикой чиновников — попытался переложить ответственность с больной головы на еще менее здоровую с тем, чтобы не нести ответственность за сильнейший в последние четыре года спад производства России, на фоне стабильно высоких мировых цен на энергоносители.

«СП»: — Путин поручил Минфину найти средства на выполнение его обещаний, где он их будет брать, занимать на внешнем рынке?

— Минфин продолжает занимать на внутреннем и внешнем рынке даже при нынешнем профицитном бюджете. В итоге только внутренний государственный долг федерального правительства вырос на 1,1 трлн рублей в 2011-ом, и на 550 млрд — в 2012 годах. При этом ЗВР страны выросли с 400 до 530 млрд долларов, а размер Резервного Фонда — с 850 млрд до 2,8 трлн рублей. С одной стороны Минфин хронически недофинансирует экономику, промышленность, инфраструктуру, ЖКХ и социальную сферу, и умудряется при этом равнозначные финансовые ресурсы откладывать на «черный день» в нефтегазовой кубышке, а с другой — активно занимает деньги на расходы бюджета. Поэтому вовсе неудивительно, что самой динамично растущей статьей в федеральном бюджете являются расходы на обслуживание госдолга. Если в 2011 году на них приходилось 220 млрд рублей, то в 2013-ом — порядка 320 млрд а к 2015 году расходы на выплату долгов превысят отметку в 550 млрд рублей. Для сравнения, на убитое сельское хозяйство федеральный бюджет выделяет менее 157 млрд рублей, на ЖКХ — порядка 200 млрд рублей. Поэтому абсолютно пустые — без цифр, указания президента Путина повысить финансирование экономики, никого не впечатлили.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Интерпресс/ fotoimedia

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Александр Асафов

Независимый политический аналитик

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня