18+
вторник, 23 мая
Экономика

Путин бьется за себя и за рейтинг тех парней

Премьер постарался вручную подправить западные оценки инвестиционной привлекательности России

  
3

Российское правительство обязалось облегчить деятельность зарубежных инвесторов на территории нашей страны. «Рассматриваем это направление как значительный фактор модернизации национальной экономики: будем и впредь проводить политику, направленную на поощрение и облегчение деятельности зарубежных инвесторов», — заявил премьер-министр Владимир Путин, выступая на экономическом форуме «Россия-Италия».

По его словам, улучшение делового климата и активное привлечение инвестиций, прежде всего прямых, остается важнейшей задачей российского правительства.

«Мы приветствуем инвестиции итальянских корпораций Eni и Enel в российский топливно-энергетический комплекс», — сказал Владимир Путин и отметил, что российско-итальянское инвестиционное сотрудничество становится «улицей с двусторонним движением».

Эти слова главы российского правительства прозвучали почти сразу же после публикации прогноза западных инвестиционных аналитиков, в соответствии с которым Россия опустилась на последнее место в списке стран, куда готовы вкладывать деньги фонды прямых инвестиций. По мнению западных экспертов, наибольшим интересом инвесторов в горизонте 12 месяцев пользуются Китай, Бразилия и Индия. А Россия стала единственным в исследовании регионом, который в ближайшие два года потеряет больше инвесторов, чем привлечет, поскольку по прогнозу Всемирного банка, ВВП России в 2009 году сократится на 4,5%. В то время как ВВП Китая вырастет на 6,5%, Бразилии — на 0,5%.

Такой угрюмый прогноз — не экономический, а политический, считает исполнительный директор Гильдии инвестиционных и финансовых аналитиков Мария Семенова.

«СП»: — Мария Евгеньевна, зарубежные аналитики в очередной раз вычеркнули Россию из списка благоприятных для инвестиций стран и сделали вывод, что в обозримом будущем с такими проектами к нам никто не придет. Насколько такой прогноз соответствует реалиям?

— Это стандартная оценка российских реалий западными структурами. Будь то рейтинговое агентство или Всемирный банк — рейтинг России традиционно определяется ниже реального. На Западе не склонны относиться к ситуации в нашей стране объективно. Хотя многим странам, в том числе и на Западе, можно адресовать тот же упрек в экономической нестабильности — кризис затронул всех.

«СП»: — Чем вызвана такая тенденциозность в отношении России?

— Чем больше степень влияния, тем больше степень доверия. И наоборот. Проблема только в этом. Если в какой-то момент западные политики понимают, что они в меньшей степени могут влиять на российскую политику и российскую экономику, то это сразу же трактуется как некая нестабильность — политическая или экономическая. Или как «два в одном». В этом вся загвоздка. И здесь не приходится говорить о каких-то объективных реалиях.

«СП»: — Почему Китай, который постоянно находится в перманентном конфликте с Западом в сфере прав человека, занял в рейтинге более предпочтительные для потенциальных инвесторов позиции?

— Взаимовлияние западной и китайской экономик очень велико. Здесь очень сильная двусторонняя взаимосвязь. И крайне опасно давать по Китаю какие-то негативные прогнозы. Если вдруг случится так, что китайцы выйдут из нынешней экономической игры, то, в первую очередь, экономика США понесет еще более серьезные убытки, чем она терпит сейчас. Это вопрос на стыке политики и экономики. Хотя это довольно моментный прогноз. И картина через 15−20 лет кардинально изменится — прежнее влияние на Китай оказывать будет практически невозможно. А вот взаимная интеграция экономик США и России крайне низкая. Поэтому вполне удобно и безопасно говорить о инвестиционной непривлекательности нашей страны. Пока ситуация такова, что влияние западных экономик на нашу весьма минимально, что ставит инвестиции в Россию совсем уж в категорию венчурных — не по экономическим причинам, а по политическим.

«СП»: — А венчурных инвесторов такие прогнозы могут отпугнуть?

— Я бы охарактеризовала ситуацию в России как вполне благоприятную для венчурных инвестиций, которые рассчитаны на 15 и более лет, и которые всегда предполагают некоторую степень риска. И, кстати, нельзя сказать, что такие проекты в Бразилии менее рискованны, чем в России. На них гораздо в меньшей степени влияют общеэкономические тенденции и риски. Это область, которая живет по неким своим, отличным от обычных, законам. Это всегда новая технология, и очень сложно просчитать, как отреагирует на нее рынок. В связи с этим, венчурные инвесторы люди довольно специфичные, и на них практически не влияют чьи-то сторонние прогнозы, они прекрасно понимают сложность, даже невозможность прогнозирования в этой области. Они смотрят не на общие прогнозы — где и какой на данный момент рост ВВП, а на свой конкретный проект.

«СП»: — Отток иностранного капитала, сокращение иностранных инвестиций, которые значительно усилились в середине прошлого года, действительно связаны с политикой российских властей, в том числе, на Северном Кавказе, или здесь, по большей части, сказалось развитие мирового кризиса?

— Если мы говорим о чисто иностранных инвестициях, а не о российском капитале, который заходит сюда через Запад, то они, конечно же, ушли по причине того, что кризис уже достаточно сильно развился за рубежом, и у инвесторов возникла необходимость перераспределения активов. Но в уходе псевдозападных фондов сыграла роль политическая нестабильность. Инвесторы неоднородны. И на каждую группу инвесторов повлияла определенная группа факторов.

«СП»: — Россия не скоро сможет вернуть инвестиционную привлекательность?

— В условиях кризиса такое прогнозировать сложно. С прямыми инвестициями ситуация в большей степени действительно зависит от общего состояния экономики на текущий момент. Но мне кажется, что в условиях кризиса еще более сложно сравнивать, экономика какой страны наиболее привлекательна для таких проектов. В этих условиях риск прямых инвестиций крайне велик на любой территории. Институционалы в первую очередь заинтересованы в сохранности средств. Кто может наверняка сказать, где наиболее безопасное место для размещения капитала в условиях мирового кризиса? В США? Не факт. И уж тем более, нельзя гарантировать их безопасность, скажем, в Бразилии или в Индии. Поэтому, на мой взгляд, институциональные инвесторы сейчас замерли и ждут. А те, кто еще не вывел свои капиталы из оборота, готовятся это сделать. То, что сейчас происходит на Западе, не дает никаких гарантий.

«СП»: — Как повлияет на иностранных инвесторов сегодняшнее заявление премьер-министра Владимира Путина, заявившего о намерении правительства России максимально облегчить их деятельность на территории нашей страны?

— На настроения институциональных инвесторов в первую очередь влияет состояние законодательства. И я бы не сказала, что в этом отношении Россия является худшим примером в сравнении с той же Индией или Бразилией — это некий миф, который, думаю, и намерен развеять Владимир Путин. С реальной точки зрения экономика России более стабильна, и более конкурентоспособна, чем это показывают зарубежные эксперты.

«СП»: — В своем роде это стало ответом на мрачные прогнозы в отношении ближайшего будущего России, которые могут надолго отпугнуть инвесторов?

— Скорее всего. Я вообще не понимаю, как можно прогнозировать рост ВВП развивающихся стран в условиях кризиса. Будет смешно, если в этих условиях рост ВВП предрекут даже такой стране как США. Если там люди живут в палатках и питаются в благотворительных фондах, то о каком росте ВВП можно говорить?

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня