Экономика

Особенности национальной конкуренции

Спасет ли российскую экономику внутренняя ВТО

  
12525

Премьер Дмитрий Медведев на заседании кабмина в минувший четверг «открыл Америку» — сказал, что экономика у нас остается слабоконкурентной. «Она покоится в значительной мере на завышенных ценах, на тех инвестициях, которые далеко не всегда находят себе применение, на слабом технологическом развитии», — объяснил господин Медведев. По словам премьера, слабая конкуренция наблюдается на рынках сырьевых товаров, в сфере естественных монополий, системе госзакупок, в сфере ЖКХ, общественных перевозок, связи и медицины. В этом, по мысли премьера, кроется одна из причин стагнации экономики. «Мы с вами прекрасно понимаем, что таких темпов нам для развития недостаточно», — подытожил он.

Понятно, в чей огород пущен камень. Медведев как бы говорит, что виной всему эгоизм естественных монополий и неэффективность Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Недаром следом выступил с докладом глава ФАС Игорь Артемьев, который подтвердил, что «по интенсивности конкуренции на товарных рынках мы опустились на несколько позиций». Но только ли в этом дело?

Наверное, нет. У нас каждый регион отчаянно защищает собственный рынок. Губернаторов кормят местные бизнесмены, поэтому рязанская, например, мука, не пробьется на рынок Челябинска, где есть своя. А тамбовское молоко и творог не увидят рынок Липецка. И подобных примеров по России — тысячи. Помимо того, что это ослабляет конкуренцию, так еще завязано на коррупции. Может, вместо общих рассуждений о конкурентности нам впору вводить внутреннюю ВТО?

— В российской экономике сплелось столько разных болезней и проблем, что трудно выделить одну главную, — считает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Монополизм региональных производителей — одна из них, причем не самая страшная. Ее, в принципе, можно было бы преодолеть. Как раз ФАС занимается вопросами монополизации региональных рынков, и именно на этом направлении у службы больше возможностей что-либо сделать, чем в борьбе с естественными монополиями.

Естественные монополии — по понятным причинам — регулируются на самом верху. Для этого имеется правительственная комиссия по тарифам, и реально ее политику определяют первые лица государства. ФАС — при всем желании — не способна на них влиять. Региональные рынки — другое дело. Политический вес самой ФАС вполне сопоставим с весом региональных властей, поэтому внутреннюю конкуренцию служба могла бы обеспечить.

Однако, ломая замкнутые региональные рынки, важно не перегнуть палку. Важно не допустить, чтобы это происходило в интересах иностранных поставщиков и иностранных торговых сетей. В нынешней ситуации региональный монополизм частично защищает нас от внешней экспансии. Получается, одна болезнь предохраняет от другой, более опасной. Открытие региональных рынков не должно привести к автоматическому замещению товаров отечественных производителей импортом, а самих производителей — более сильными транснациональными игроками.

На мой взгляд, симптоматично, что ФАС слабо занимается вопросами деятельности иностранных компаний в России. Между тем, уже сегодня монополизм иностранных компаний куда больше, чем региональных российских.

— Замкнутых региональных рынков в России уже нет, — считает в свою очередь директор региональной программы Независимого института социальной политики, эксперт Программы развития ООН Наталья Зубаревич. — Во все большие города пришли крупные торговые сети, которые получают продукцию от поставщиков в широком круге регионов. Так что уместно говорить не о региональном монополизме, а о коррупционной связке местных властей и бизнеса. Но это касается, прежде всего, средних и малых городов, в крупных есть конкуренция и между сетями. Торговые сети — при всех издержках их политики — раскрывают регионы, и не дают им «окукливаться».

Монополизм, в первую очередь, касается федеральных корпораций. Поэтому было бы лучше, если бы правительство начало борьбу с себя. Монополизм, с одной стороны, создается за счет концентрации госсектора в экономике. Вторая группа монополистов — муниципальные предприятия, оказывающие населению коммунальные услуги — дающие электричество, воду, тепло.

«СП»: — Медведев говорил, что государству нужно уйти из ЖКХ, медицины, связи. Это здравое предложение?

— Государству крайне трудно уйти из ЖКХ — коммуникации в этом секторе изношены, и в них нужно вкладывать огромные деньги. Кроме того, переход локальных муниципальных предприятий в частные руки сам по себе монополизм не ликвидирует. Водоканал в городе все равно будет один, альтернативы предприятиям тепло- и водоснабжения просто нет. Другое дело, можно наладить контроль над расходами унитарных предприятий.

Что касается медицины, я отношусь к этой инициативе премьера с удивлением. У государства есть определенные обязательства в рамках обслуживания налогоплательщиков, поэтому какой-то обязательный пакет медицинских гарантий должен оставаться в руках государства.

— Проблема в том, что мы практически не производим добавленную стоимость, — уверен независимый эксперт фондового рынка Степан Демура. — Возьмите, к примеру, такой показатель, как отношение добавленной стоимости к одному доллару, вложенному в добычу полезных ископаемых. В Европе он в районе 10, в США — 13, в сырьевых экономиках вроде Канады и Австралии — 7−8. А у нас в России — меньше 2-х. Поскольку страна не производит добавленной стоимости, прибыли взяться неоткуда.

Уже несколько лет у нас наблюдается очень опасная тенденция — совокупные прибыли компаний по стране неуклонно снижаются. Скажем, во втором квартале этого года — на 27%. В то же время, доходы населения в последние годы росли опережающими темпами, а теперь стали падать. Все это привело к тому, что ВВП начал стагнировать. Если вы обратите внимание, в последние два года банки радостно кричали, что бьют все рекорды по кредитованию. В результате, ВВП рос за счет накапливания кредитов населения — то есть, потребительского долга. Если бы у нас была развита индустрия и промышленность, это было бы не опасно. Все эти взятые в долг деньги, этот потребительский спрос обслуживался бы внутренним производителем. Но ситуация прямо противоположная.

У нас из 5 рублей внутреннего спроса 4 рубля приходится на импорт. Другими словами, мы практически ничего не производим, потребляем только импортные товары, набрали долгов, на которые накупили импорта, а расплачиваться по долгам не можем, поскольку мы не производим добавленной стоимости. Понимаете, да?

Говоря об отсутствии конкуренции, Медведев несет Бог знает что. Заметьте, в каких отраслях, по его словам, должна быть конкуренция: ЖКХ, медицина, общественный транспорт. То есть, премьер дает понять, что государство из этих сфер должно уйти, чтобы там развивалась конкуренция. В то же самое время, на том же заседании правительства глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев заявляет, что мы будем бороться с кризисом чисто монетарными методами. Получается, один говорит об одном, другой — о другом. Мне это напоминает диалог глухого с немым.

На мой взгляд, разговоры о монополизме на внутреннем рынке немногого стоят. Да, монополизм имеется, но он — не основная причина стагнации.

«СП»: — Что ждет нашу экономику?

— Цены на нефть еще какое-то время будет на достаточно высоком уровне — в районе 90 долларов за баррель. Все это будет длиться до конца 2013 года, потом начнется падение. Стабфонда и золотовалютных резервов нашему правительству хватит, по большому счету, на полгода. Поэтому я думаю, заваруха начнется уже к концу 2014-го — к тому времени у правительства закончится валюта.

Что до банковской системы, она начнет ложиться еще раньше — в начале 2014 года, поскольку резко возрастут просрочки населения по кредитам. Кроме того, сами банки брали займы в инвалюте, а выдавали в рублях. Это значит, у них огромные валютные риски. Доходы банки получают в тоже рублях — следовательно, при девальвации рубля им будет нечем расплачиваться по инвалютным кредитам.

Словом, нас ждет новый 2008 год, только растянутый на несколько лет. Резко упадут доходы населения, будет мощнейшая девальвация рубля, многие товары станут недоступными широкому кругу потребителей. Соответственно, начнутся волнения (народ уже сейчас хорошо подогрет) и Путина «уйдут». Местные элиты, кстати, такую перспективу тоже начинают чувствовать. Это видно по тому, как они пытаются откреститься от «Единой России» и непонятного им «Народного фронта».

Все это не шутки. В одном из последних опросов «Левада-центра» социологи задали респондентам вопрос: считаете ли вы, что в стране сложилась революционная ситуация — и дали ленинское определение такой ситуации. 57% опрошенных сказали «да». Надвигающийся кризис только ускорит дело…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня