18+
среда, 18 января
Экономика

Парадокс кризиса: жить стало лучше, жить стало веселее

Двум третям россиян трудно, но оптимистов при этом, уверяют социологи, прибавилось

  
15

В апреле по сравнению с мартом россияне стали существенно более позитивно оценивать общую ситуацию в стране на фоне кризиса. Такой вывод сделали специалисты Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) в результате проведенного исследования.

Выяснилось, что доля тех, кто заявлял, что «все плохо», снизилась на 10% - с 51% в марте до 41% в апреле. 9% считают, что «все ужасно». Напротив, россияне стали чаще заявлять, что «все нормально» (29% в марте против 39% в апреле). Наконец, по мнению 6% россиян, в стране все хорошо или даже отлично (в марте — 2%).

Легче всего переносят неурядицы кризиса жители малых городов и сел — они чаще других считают ситуацию в стране нормальной (43−45%), а люди, проживающие в обеих столицах и других крупных городах, напротив, наиболее склонны давать пессимистичные оценки (57% и 62% соответственно).

Но самый большой процент оптимистов, конечно же, среди материально обеспеченных. «Упакованные» россияне чаще других полагают, что в стране все нормально (62%) или даже хорошо, отлично (11%). Те же, кто низко оценивает свое материальное положение, в большинстве своем считают ситуацию в стране плохой или ужасной (74%).

О собственной жизненной ситуации две трети россиян (66%) говорят, что жить им трудно, но пока еще можно терпеть. Только 14% «уже не способны переносить свое бедственное положение». Зато для 18% складывается вполне благоприятная ситуация и все трудности им пока удается преодолевать. Самые молодые и обеспеченные чаще оценивают ситуацию как благоприятную (34 и 52% соответственно). Средний возраст в 68−69% случаев и 71% тех, кто оценивает свое материальное положение как «среднее», обычно говорят, что жить трудно, но можно терпеть. Наконец, пожилые россияне (от 60 лет и старше) и малообеспеченные чаще говорят, что уже не могут терпеть такое положение (24 и 31% соответственно).

Делая прогноз на ближайший год, относительное большинство опрошенных полагает, что их жизнь особенно не изменится (43%). Перемен к лучшему ожидают 27% опрошенных, к худшему — только 20%. Селяне наиболее склонны ожидать перемен к лучшему (32%), а жители столиц, напротив, чаще предсказывают ухудшение своей жизни (33%). Среди россиян, оценивающих ситуацию в своей жизни как благоприятную, доминируют прогнозы либо улучшения жизни (46%), либо отсутствия в ней каких-либо изменений (43%). Те, кому жить трудно, но еще можно терпеть, чаще всего уверены в том, что их жизнь не изменится (47%). Наконец, те, кто уже не может терпеть бедственное положение, чаще всего предсказывают ухудшение своей жизни (48%).

За последний месяц россияне только укрепились во мнении, что кризис — повод мобилизоваться, стать активнее (48%, в марте — 45%). Треть наших сограждан (33%) не считают нужным что-либо предпринимать в сложившихся условиях: 20% ожидают улучшения ситуации, 13% полагают, что она безысходная и изменить ничего нельзя. Наконец, сопротивляться и протестовать против кризиса готовы 10%.

Мобилизоваться и стать активнее — это доминирующая стратегия поведения во время кризиса для россиян моложе 44 лет (57−61%), с высшим или неполным высшим образованием (59%) и высокой самооценкой материального положения (65%). Не видят смысла предпринимать что-либо опрошенные в возрасте 60 лет и старше (50%) и с начальным, незаконченным средним образованием (49%). Что касается тех, кто делать ничего не намерен, то обеспеченные россияне чаще склонны объяснять такую позицию ожидаемым улучшением ситуации (22%), а малообеспеченные — напротив, склонны считать ее безысходной (18%). Стратегия сопротивления и протестов ближе 45−59-летним (13%) и малообеспеченным (14% против 7% среди обеспеченных).


Позитивные изменения в настроениях большинства россиян вызвало не только весеннее потепление, считает ведущий специалист агентства «Спектр мнений» Светлана Чурзина:

«СП»: — Светлана Анатольевна, весеннее обострение оптимизма — сезонное явление?

— Весеннее солнце, конечно же, оказывает на людей благотворное влияние. Но по большей части, здесь, все-таки, сказывается то, что не сбылись самые худшие кризисные ожидания. Ведь в самом начале кризиса люди были напуганы неизвестностью, из-за чего были склонны рисовать будущее в самых ужасающих тонах.

«СП»: — Иными словами, притерпелись, пообтерлись, поняли, что и так жить можно?

— Да, первоначально ведь для любого человека трудно принять мысль, что вот приедет кризис и придется расстаться с тем уровнем жизни, который к этому времени был достигнут — не важно, высокий это был уровень комфорта или приходилось жить в условиях относительного минимализма.

«СП»: — Для тех, кто как говорится, потом и кровью добился каких-то благ, успеха, понятное дело, особенно жалко терять достигнутое. А стоит ли переживать тем, кто может заявить, только используя кавычки «все, что нажил честным трудом»?

— У большинства людей отношение к собственности не меняется в зависимости от того, каким образом, каким путем они ее приобрели. Всегда жаль расставаться со своим личным, принадлежащим только тебе, именно тебе. Но кризис для таких «джентльменов удачи» дает новый шанс.

«СП»: — Наверное, даже больше шансов, чем тем, кто, как принято говорить, зарабатывает честным трудом?

— Время перемен всегда смещает границы честного и нечестного труда. И в рамках закона. И в представлениях людей. Конечно, это происходит не сразу, в результате неких процессов. Которые диктуют эти перемены. Мы не говорим об откровенном воровстве и бандитизме. Но вспомните метаморфозы лихих 90-х годов прошлого века. Те, кто в советский период считались спекулянтами, в период реформ вдруг оказались людьми чуть ли не самой распространенной профессии - посредники, брокеры и т. п.

«СП»: — И нам снова придется все это пережить?

— Не обязательно все повторится в том же порядке. Кроме того, мы уже погрузились в перемены. И здесь надо уточнить, что нынешний кризис в корне отличает от кризиса конца прошлого века. Тогда наибольший удар был нанесен по более старшему поколению, по тем, кто уже устроил свою жизнь в период советской экономики. Им очень сложно было приспособиться к рыночным реалиям. Вчерашние доценты торговали газетами. А теперь основной удар пришелся по более молодому поколению. В основном пока пострадал, как теперь принято говорить, «офисный планктон» — вчера была престижная, относительно высокооплачиваемая работа, машина и квартира (в кредит), а сегодня пришлось покинуть столицу, чтобы пересидеть до лучших времен на периферии, поближе к родительскому огороду.

«СП»: — А разве пожилые люди пострадали в меньшей степени?

— Конечно пострадали, особенно там, где прошли массовые сокращения на градообразующих предприятиях. Но в городах-миллионниках и в столицах основная масса людей среднего и старшего офиса не относится к «офисному планктону». Большинство этих людей не занимало ведущие позиции, высокооплачиваемые должности. По большому счету, люди «в возрасте» так и продолжали жить в условиях кризиса. Потому они, как и сельские жители, легче переносят нынешние экономические трудности. Иболее уверенно смотрят в будущее. Они уже заняли место под солнцем. И на это место пока мало желающих претендовать. Чтобы в этом убедиться, достаточно взять любую прошлогоднюю газету объявлений: вакансий было — море, том числе и престижных, высокооплачиваемых, но почти везде с пометкой — «не старше 35 лет, 40 лет…» и т. д. Каково осознавать, что в твои 35 ты уже «никуда не годишься»? А что уж говорить о тех специалистах своего дела, которые перешагнули за 50 лет? Это была одна из самых ярких примет скрытой безработицы. Пожилых людей безжалостно оттеснили на периферию рынка труда. Их высшее образование, высокая квалификация остались невостребованными. Владельцы больших компаний и даже маленьких фирмочек желали снимать только «сливки» — старались нанимать только молодых и перспективных.

«СП»: — Наступил час расплаты?

— Не думаю, что кто-то «подстроил» кризис. Хотя во многих религиях это явление трактуется как «суд». Но что случилось, то уже случилось и я говорю об этом без всякого злорадства. Это закономерный процесс: пожилые уже успели вынужденно перепрофилироваться, пережить то, что теперь, наверное, все-таки предстоит многим вчерашним обитателям шикарных офисов. Особенно, если кризис затянется.

Фото [*]

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня