Экономика

Коровье царство, кремлевские берега

Медведев обещает сделать Россию лидером мирового рынка молока

  
7087

Премьер-министр Дмитрий Медведев заявил на совещании в Воронежской области, что у России есть все шансы стать ведущим мировым производителем молочной продукции.

Пока мы производим меньше молока, чем в советское время — 31,9 млн тонн в 2012 году, — но уже сравнялись по его производству с Германией. К 2012 году наше правительство планирует увеличить этот показатель почти до 39 млн. тонн, а к 2030 году — до 43−46,5 млн. т. Премьер не забыл упомянуть, что государство за последние годы потратило на поддержку молочного животноводства в стране около 100 миллиардов рублей.

Реализация плана позволит приблизить россиян к нормам здорового питания, которое, по рекомендациям нашего правительства, колеблется на уровне 320−340 литров на человека в год. По данным Росстата, в 2011 году среднедушевое потребление молочных продуктов в России составило 246 литров в пересчете на сырое молоко.

Однако еще несколько лет назад, когда село курировал вице-премьер и министр сельского хозяйства Алексей Гордеев, а президентом страны был Дмитрий Медведев, на фоне рекордного сбора зерновых (свыше 83 млн. тонн) сегодняшний глава правительства сообщал о потенциале России стать лидером на мировом рынке торговли пшеницей, и довести лет за десять ее сборы до 130 миллионов тонн. С тех пор минуло несколько сельскохозяйственных сезонов, однако урожаи зерновых колеблются на уровне 64−74 млн. тонн в год.

Так что же сегодняшнее заявление — очередное прожектерство? Или осознание того факта, что ни в 2020, ни в 2030 году на этих должностях будут сидеть другие люди, и о несбывшихся амбициях с государственных лиц никто не спросит?

В Российском союзе предприятий молочной отрасли «СП» подтвердили, что производство испытывает спад, причинами которого являются более внутриэкономические причины, а не вступление в ВТО. От подробного комментария, в этой организации отказались, ссылаясь на занятость.

— У России есть природно-климатический потенциал, который позволяет нашей стране стать лидером мирового рынка по объемам производства. Однако по уровню государственной поддержки мы сильно отстаем от развитых стран, — отметил председатель правления Национального союза производителей молока «СОЮЗМОЛОКО» Андрей Даниленко. — На совещании под руководством премьер-министра я заявил, что, если не изменить эту практику, то производство и далее будет падать.

Есть шанс остановить спад, и, может быть, начать развиваться отрасль, если будут выполнены данные на совещании обещания со стороны высокопоставленных чиновников. Это выдача производителям от государства кредитов на 15 лет под 100% от ставки рефинансирования, а также прямые дотации производителям по понятной схеме вне зависимости от сортности. Пока не будет понятных правил по дотациям, своевременное и долгосрочное выполнение этих обязательств со стороны государства, ни о каком подъеме речь идти не может. Тем более, что реально комфортным уровнем дотаций производители считают 3−5 рубля за каждый литр.

«СП»: — Насколько российским фермерам вредит конкуренция с белорусами?

— Зимой этой конкуренции практически не чувствуется, но летом это очень весомый фактор. В рамках Таможенного союза наше правительство вправе требовать от Минска подписание торговых балансов по максимально возможным объемам поставок, жестко отслеживать и требовать выполнения этих подписанных обязательств. В случае превышения максимальных объемов поставки и демпинга на нашем рынке со стороны белорусских поставщиков, наше антимонопольное ведомство вправе применять к ним наказания. Это вполне по силам нашему правительству, и мы хотим, чтобы эта работа была проведена.

— С начала года каждый месяц мы видим, что в стране (совокупно в хозяйствах всех типов) производится на 150−200 тысяч тонн молока меньше, чем в аналогичном месяце прошлого года. С начала года отечественный рынок недополучил от наших производителей 1,14 миллиона тонн сырого молока, — говорит старший эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка Виктория Берлай. Причина кроется в засухе прошлого лета, которая обострила существовавшие в отрасли проблемы. Падение производства зерновых вследствие засухи заставило хозяйства активно выбраковывать крупный рогатый скот, и забой коров на мясо принял массовый характер. Так, на 1 августа этого года в России было на 170 тысяч коров меньше, чем годом ранее на эту дату. Всего сегодня в стране доят 8 миллионов 958 тысяч буренок.

Вступление в ВТО, на которое многие пытаются кивать головой как первопричину спада продаж, на мой взгляд, не повлияло существенным образом на положение российских производителей. Импорт был увеличен только для того, чтобы покрывать недопоставки от наших хозяйств.

«СП»: — И все-таки, на ваш взгляд, есть ли шансы, что Россия станет мировым лидером на молочном рынке? По моей памяти, авралы на рынке и массовые забои скота происходят у нас в стране минимум дважды каждое десятилетие. А без коров откуда молоку взяться?

— Потенциал для роста у нас, конечно, есть и довольно большой. Но его реализация — вопрос другой. Пока что никакие заявления и долгосрочные планы правительства, Минсельхоза не сбывались — ни по зерну, ни, тем более, по молоку. И когда этот потенциал реализуется, хоть в какой-то мере, прогнозировать невозможно.

«СП»: — На днях прошла информация, что Россельхозбанк является одним из лидеров по просроченным задолженностям по кредитам. В июле Merril Lynch заметно понизил рейтинг нашего банка. Наши фермеры действительно испытывают сегодня большие проблемы?

— Да, но это постоянный фактор, а не следствие природных факторов. Долги по погашению субсидий от государства были на очень высоком уровне и год назад, и ранее. Положение фермеров больше связано с госрегулированием отрасли. Например, на совещаниях в Минсельхозе или в «Союзмолоко» у нас часто принимаются решения о том, что корма или молоко у производителей, у предприятий переработчиков должны иметь цену в определенных пределах, между участниками рынка достигаются некие соглашения по ценовым коридорам. Но, скажем откровенно, мало кто выполняет эти договоренности, они не работают на реальном рынке.

Другое дело в Белоруссии. Там есть жесткая регламентация стоимости продукции по всей цепочке торговли и производства — от оптовых цен на корма до сырого молока и до розничных цен на кефир. Понятны правила игры. Они стабильны длительное время. Плюс государство оказывает очень большую поддержку в Белоруссии собственным сельхозпроизводителям. Результат — доминирование белорусских молочных товаров в Центральном федеральном округе России, Поволжье, и даже на Урале. Не выдерживают наши производители с ними конкуренции. Белорусское молоко сегодня — очень значимый фактор для российского рынка, с ним вынуждены считаться все наши фермеры, по крайней мере, на европейской части страны. Существует статистика Таможенного союза по объемам поставок молочной продукции из Белоруссии, но я не рекомендовала бы смотреть на эти цифры. На мой взгляд, они многократно занижены. Достаточно зайти в любой сетевой магазин в Москве да и в любом городе в центре России, чтобы убедиться, товары из белорусского молока занимают большую долю в молочном отделе. Нередко эта доля превышает 50%.

«СП»: — Дмитрий Медведев даже заявил, что наше государство должно добиваться равных условий конкуренции для белорусских и российских производителей. Как это можно сделать: повысить субсидии нашим фермерам, или попросить Лукашенко перестать помогать своим?

— Ну, Минск, конечно, будет определять свою политику в сельском хозяйстве самостоятельно. И белорусская система господдержки на сегодняшний день — очень хороший образец. У нас такого пока нет. Наш партнер по Таможенному союзу имеет гораздо меньшее поголовье коров, но заметно более высокие надои. У российских фермеров средний надой на одну корову тоже растет в последние годы, это наш основной резерв для увеличения производства, но пока его недостаточно. В целом производство снижается.

«СП»: — Российский премьер-министр сообщил, что за последние годы наши сельхозпроизводители получили от государства помощь на сумму 100 миллиардов рублей. Этого оказалось недостаточно?

— Львиная доля этих денег пошла не сельчанам напрямую, а на субсидирование части процентных ставок по кредитам для них. При этом общий размер процентных ставок для наших производителей очень высок. Таким образом, финансовая поддержка от государства в основном ушла на поддержку банковской системы, а не села. На свою первоначальную главную задачу — увеличить производство зерна, молока — эти сто миллиардов не сработали.

Это отчетливо понимают на селе, нередко можно услышать на совещаниях от производителей просьбу отменить субсидирование процентных ставок по банковским кредитам и направить взамен казенные деньги в виде прямых дотаций в цену молока, скажем, 5 рублей за каждый литр. При такой поддержке, наши производители считают, что они смогут нормально конкурировать и с белорусским молоком. Возможно, в сумме на это ушло бы даже меньше денег из госбюджета, но именно таким образом они дошли бы до производителей, а, главное, позволили бы им выйти на минимальный стабильный уровень рентабельности. Ведь сегодня более половины из них работают в убыток.

«СП»: — Но вечно работать в убыток невозможно. Выходит, что многие хозяйства будут закрываться, а производство — снижаться и дальше?

— Они и закрываются, и будут закрываться. Насчет производства, есть надежда, что его уровень будет поддерживаться новыми хозяйствами. И, может быть, это правильно. Уже неоднократно подсчитывалось, что построить новый молочный комплекс в чистом поле гораздо дешевле, чем модернизировать доставшееся с советских времен предприятие. Новые инвесторы сегодня появляются, причем они тяготеют к созданию мегакомплексов, с современными технологиями, огромными масштабами производства, и высокой финансовой эффективностью. Они есть и на европейской территории, и на дальнем Востоке. Уже известны заявки и на строительство. И на массовую закупку коров молочных пород.

«СП»: — А кто эти инвесторы? Я знаю, что в мясном животноводстве разведение крупного рогатого скота «отбивается» за 10−12 лет в лучшем случае.

— Как правило, это иностранцы. Дело в том, что в молочном животноводстве срок возврата инвестиций 15−20 лет. Никакой инвестор из России не готов ждать столько времени. Наши бизнесмены боятся постоянного изменения правил игры, законодательства, планов нашего правительства, не уверены в уровне господдержки. А иностранцы пока надеются, что смогут проработать успешно долгий срок, и когда-нибудь начнут зарабатывать. Они готовы ждать.

Фото: Игорь Зарембо/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня