Экономика

Карт-бланш для либералов

В послании Федеральному Собранию Путин дал понять, что правительство не ответит за провалы в экономике

  
6664

Ежегодное послание Федеральному Собранию в четверг президент России Владимир Путин начал с неразрешимого экономического парадокса, фактически предложив районным и муниципальным властям в полном объеме оплатить выполнение своих майских указов от 2012 года. Между тем, необходимые суммы непосильны даже для федерального бюджета Естественно, именно эта статья расходов подорвала бюджеты практически всех регионов. Подробнее читайте на сайте «СП».

Формально Путин лишь произнес тезис о необходимости делегирования полномочий с социальной сфере, здравоохранении и образовании с регионального уровня на районный или муниципальный. Но ведь это автоматически означает и делегирование обязательств по финансированию этих сфер.

Как считает руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Василий Колташов, за этим странным тезисом стоит желание Кремля взять под контроль недовольные экономической политикой правительства местные и региональные власти. А причины для недовольства искать не надо — президент и сам признал, что основную роль в том, что российская экономика практически не растет, играют «внутренние источники». Что это за источники?

— Одной из причин застоя в экономике является нехватка инвестиций в реальный сектор. За десять месяцев этого года ВВП страны увеличился всего на 1,5 процента. При этом потребление в России выросло на 5%, а экспорт даже сократился. Так что дефицит инвестиций в производство с января по октябрь этого года стоил стране примерно в 1,5 процента недобранного роста ВВП, — подсчитал заместитель директора Институт «Центр развития» ГУ-ВШЭ Валерий Миронов.

Причин несколько. «Газпром» боится делать инвестиции, поскольку не может прогнозировать будущее газового рынка из-за непонятных перспектив с поставками сланцевого газа. Ряд крупных госкомпаний также перестали вкладывать деньги, поскольку окончены олимпийские стройки в Сочи, которыми они занимались.

Частный сектор боится вкладывать средства из-за неопределенности вопросов, связанных с защитой собственности. А это, в свою очередь, происходит потому, что быстро и непредсказуемо меняются правила налогообложения.

«СП»: — Путин сообщил, что Россия вошла в клуб пяти крупнейших стран мира по размеру экономики. Это так?

— Да, так. Но надо понимать, что, общий объем ВВП сам по себе мало о чем говорит. Гораздо больше об уровне развития экономики скажет ВВП на душу населения. А тут мы отстаем от развитых стран в 2−3 раза. Что полностью соответствует отставанию в производительности труда.

С чем это связано? Нет массового предложения новых технологий, потому что нет инвестиций. Западные кампании также не стремятся делать прямые инвестиции в нашу страну и приносить в нее свои технологии. Потому что производить в России невыгодно.

Все последние десять лет Россия была мировым лидером по росту реального эффективного курса своей национальной валюты. Это означает, что рост внутренних цен на отечественные товары в валютном выражении намного превышал рост цен на импорт, что предопределяет неконкурентоспособность российских товаров даже на собственном рынке.

Выходит, наша экономика не может вырваться из ловушки «голландской болезни», характерной для многих сырьевых экономик. Кроме того, в России большие издержки на перевозку грузов. Они предопределяют высокую себестоимость производства.

«СП»: — Из-за застоя в экономике федеральное правительство и не может профинансировать майские указы? В частности, рост заработных плат бюджетникам?

— Для сырьевой экономики характерна цикличность доходов. В то же время, когда цены на сырье растут, есть большой дополнительный приток валюты, который пусть и частично, идет на рост госрасходов. В том числе — на социалку. Возникает традиционное расширение расходов, которые уже закладывается в многолетние бюджетные планы.

Оказывается, что прекращение роста цен на сырьевых рынках перекрывает дополнительные поступления. Вместе с ними — дешевые кредиты и рост доходов внутри страны. Таким образом, перекрываются сразу три источника финансирования расходов госбюджета. В то же время эти расходы надо еще индексировать на величину инфляции. И этот дисбаланс нужно срочно сбрасывать с федерального центра, поскольку дефицит федерального бюджета начинает нарастать.

Так и поступило наше правительство — закрепило за собой источники доходов, а расходы сбросило на регионы. Тем самым сбросив с себя вину за неисполнение майских указов. Политически это объяснимо. Но в чем экономический смысл? Я даже затрудняюсь сказать.

— Конечно, есть ряд внешних причин резкого замедления российской экономики. Это и остывание китайской экономики, что снижает спрос на наше сырье, углеводороды и металлы. Это и рост производства в Америке, которая успешно реализует свою программу реиндустриализации и увеличения экспорта промышленных товаров. Это и долговые проблемы Европы, которые сказываются и на нас. В частности, на ухудшении бизнеса «Газпрома» на европейском направлении, — напоминает Василий Колташов.

Но президент прав — основную скрипку играют внутрироссийские причины. Это и сдерживание внутреннего спроса на отечественные товары, которое определялось год назад снижением темпов роста оплаты труда, а теперь фактически началось ее сокращение, поскольку в регионах заметно растет конкуренция за рабочие места. Либералы могут радоваться, ведь они всегда ратуют за развитие конкуренции. Но в данном случае она лишь отражает проблемы в экономике.

Кроме того, снижается спрос за счет кредитных ресурсов. Это показывает и рынок недвижимости. «Мертвый» в Москве, чуть живой в Подмосковье, и замерший по всей стране. Это показывает и официальная статистика, показывающие заметное снижение спроса на автомобили.

Все это было видно и год назад. Но 2013 год обнажил еще больше бездействие правительства и Центробанка. Создание мегарегулятора ничем себя не оправдало, Набиуллина не поменяла вообще ничего в политике ЦБ, поэтому кредитные ставки остаются безумно высокими как для предприятий, так и для населения. Правительство Медведева показало себя как самое неэффективное с 1990-х годов.

До лета 2012 года в России проводилась фактически кейнсианская политика: были заморожены тарифы, держались на умеренном уровне кредитные ставки, эффективно продвигались протекционистские меры, страна не была еще в ВТО.

С приходом Медведева в Кабинет министров был открыт наш рынок. Мы проигрываем его Евросоюзу. Фактически правительство больше года провело в пустых разговорах о привлечении инвестиций, которые откуда-то придут и создадут у нас подъем экономики. Как итог — сложные производства с высокой долей добавленной стоимости или не создаются вообще или вытесняются импортом.

Путин фактически мягко попенял правительству за несделанную работу. Но не предложил рецептов как поправить дело. Мог спросить с правительства. Мог дать указание по стоимости кредитов. Хотя в рамках ВТО никакие системные сдвиги уже невозможны, ведь там зафиксировано наше положение в качестве периферии мировой экономики.

«СП»: — Как вы прокомментируете тезис о том, что Россия вошла в пятерку крупнейших экономик мира?

— Польша в 16-м веке была тоже наводнена деньгами. Но она получала их, в основном, от Голландии за поставки хлеба. То есть жилось полякам очень сытно и красиво. Однако, по сути, их страна была сельскохозяйственным придатком западной Европы. Поэтому размер экономики сам по себе не так важен. Он может быть полезен только в случае, если направляется на развитие экономики. Но Россия этот ресурс роста не использует. Фактически она сама себя проедает.

«СП»: — Проблемы федерального бюджета общеизвестны. Но зачем Путин предложил сбросить майские указы на региональный уровень?

— Центр сбросил ответственность на регионы потому что теперь они все несамодостаточны финансово. Без федеральных трансфертов им никак не выжить. Авот Центр теперь может решать: кому помогать, а кому нет? И это мощный инструмент, чтобы делать региональные власти более послушными и лояльными. Экономический рычаг вместо административной вертикали.

Между тем, сегодня Администрации президента важно контролировать региональные власти, потому что они, как правило, связаны со средними по размеру предприятиями. Именно такие компании больше всего пострадали от вступления страны в ВТО и от реализации либеральной стратегии нашего правительства в целом.

Так что этот финансовый инструмент нужен для того, чтобы обеспечить политическую стабильность центра, хотя такая политика может усилить озлобление и напряжение во властной пирамиде. Перенос ответственности за невыполнение майских указов выводит правительство из-под удара, а сам Путин как бы устраняется от схватки. Он над ней.

В июне этого года на экономическом форуме в Санкт-Петербурге Путин заявил, что госрегулирование надо наращивать. Однако в последующие месяцы был продемонстрирован его отход от этого тезиса.

Мегарегулятор на базе ЦБ монетизирует экономику, протекционизм более не приветствуется, слухи об отставке Медведева куда-то испарились. Единственный человек, который мог бы победить сегодня либералов — это Путин. Но именно он от этой схватки дистанцировался. Теперь Медведев, вокруг которого консолидировались все либералы в стране, чувствует себя с развязанными руками.

Фото ИТАР-ТАСС/ Юрий Смитюк

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня