Экономика

Банков мало не бывает

Центробанк с подачи президента сокращает поголовье банкиров в России

  
65549

С приходом нового главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной началась жесткая зачистка банковского сектора России. После ее вступления в должность, во второй половине 2013 года Центробанк отозвал разрешения на работу у трех десятков кредитных организаций. При этом, среди лишенных права работать на рынке в прошедшем году оказались такие крупные кредитные организации, как «Мастер-банк» и «Пушкино». Для сравнения, в первой половине прошедшего года, до прихода Набиуллиной было отозвано всего три лицензии. Но и в новом году зачистка продолжилась — за неполный месяц январь уже лишились лицензии еще пять банков.

Действия Центробанка вызвали неоднозначную реакцию в профессиональном сообществе. Например, руководители крупных банков, в частности, президент Сбербанка Герман Греф и глава ВТБ Андрей Костин, двумя руками поддержали отзыв лицензий у «плохих» банков, а ассоциации банкиров, напротив, даже обращались к регулятору с просьбами действовать осторожнее, чтобы не подорвать доверие вкладчиков к финансовому сектору. Эксперты же все это время думали да гадали, какова причина столь активных действий Центробанка, который столько лет смотрел на незаконную деятельность многих из этих банков сквозь пальцы. Как всегда бывает, ответ оказался самым неожиданным.

На днях президент Владимир Путин во всеуслышание заявил, что в России слишком много банков. Как отметил глава государства, в Германии, например, экономика которой по размеру сравнима с российской, всего 250 банков, тогда как в России их число превышает тысячу.

Ну, насчет тысячи Путин загнул, или его неправильно информировали. После зачистки ЦБ в России осталось уже чуть больше 900 кредитных организаций, что в сравнении с Германией, конечно, тоже много. Однако теперь стало понятно, с чьей подачи действует Набиуллина, которая пришла на должность главы ЦБ по представлению Путина, а до этого была помощником президента по экономическим вопросам. Как говорят эксперты, она была поставлена на эту должность для того, чтобы Кремль мог взять под свой контроль финансовый сектор страны, объединенный в одном мегарегуляторе — Банке России.

Ответом на заявление Путина стало лишение лицензии еще одного, достаточно крупного участника банковского рынка. В пятницу, 24 января Центробанк решал судьбу кредитной организации с панибратским названием «Мой банк».

Никиту Михалкова кинули?

Как выяснилось, дыра в капитале «Моего банка» превышает 8 млрд рублей, она наверняка образовалась не в одночасье, и, согласитесь, очень странно что Центробанк этого не замечал. В опубликованной на неделе декабрьской отчетности банк признал проблемы: на 1 января не проведенные платежи по корсчету или попросту «картотека» у «Моего банка» составляла 2,2 млрд рублей, свидетельствует отчетность банка. Такого размера картотеки банки, до отзыва у них лицензии, не показывали с момента кризиса. Больше в 2008 году было только у банка ВЕФК — 6,6 млрд рублей не проведенных платежей, пишет «Комерсант».

Но самое главное, что структура активов для разрешения этих проблем из отчетности неясна, кто и как будет проводить эти платежи тоже непонятно потому, что реальность заявленных банком собственников — под вопросом. «Мой банк» принадлежал бывшему сенатору, известному финансисту Глебу Фетисову, который сбыл его с рук буквально накануне всей этой заварухи — перед самым Новым годом. Банк приобрела некая группа частных лиц, причем, по словам источника «Коммерсанта», в ходе сделки по купле-продаже банка на его балансе появился новый «крайне интересный» актив — акции компании Spyker, которыми расплачивались за сделку. Эту информацию подтвердил и другой источник.

Стоит пояснить, компания Spyker известна тем, что несколько лет назад ее совладельцем стал скандально известный бизнесмен Владимир Антонов, ранее контролировавший также «Инвестбанк», который лишился лицензии тоже в декабре 2013 года. Однако впоследствии, когда к Антонову возникли вопросы у зарубежных правоохранительных органов, он вынужденно продал свою долю основному владельцу Spyker Виктору Мюллеру. Однако среди новых владельцев банка ни Мюллер, ни Антонов не значатся.

Зато среди новых акционеров и руководства банка есть люди, которые ранее имели отношение к банковскому бизнесу Антонова. Это, в частности, миноритарный акционер и глава совета директоров банка Михаил Миримский, который ранее работал в подконтрольном Антонову «Академхимбанке» и банке СТБ. И член совета директоров Александр Хандруев, бывший зампред Центробанка, ранее входивший в совет директоров «Инвестбанка». Но ответа на вопрос о том, кто все-таки является его главным бенефициаром, пока нет.

Между тем, в «Моем банке» полно денег населения: по данным отчетности, на 1 января на счетах граждан было на 9,59 млрд рублей. Причем, раньше их было намного больше, но за декабрь некие вкладчики неожиданно сняли со своих счетов аж 2,2 млрд рублей или 19% вкладов, видимо, имели какой-то инсайд. Кроме «народных» денег, в активах банка кредиты юрлицам на 7,5 млрд рублей, и физлицам — на 2 млрд рублей.

О том, что в банке введен мораторий на открытие новых вкладов, стало известно 23 января. А в декабре прошлого года «Мой Банк» ввел лимит на снятие наличных до 20 тыс. рублей, после чего Глеб Фетисов спешно продал банк и полностью отдался общественно полезной работе в партии «Альянс зеленых», где он подвизался председателем.

Тем временем «Мой банк» просит спасти его и уже направил в Центробанк план санации. Спасение банка обойдется недешево, но отказать ЦБ вряд ли сможет — санацию банка лоббируют его знаменитые вкладчики, среди которых выделяется кинорежиссер Никита Михалков. Он, как сообщают «Ведомости», хранил в банке 200 млн рублей личных денег и около 100 млн рублей держали подконтрольные ему структуры.

Стоит заметить, что когда отзывали лицензию «Мастер-банка», никто из его влиятельных вкладчиков, включая председателя Ассоциации региональных банков России Анатолия Аксакова, за помощью не обращался. А тут «кинули» самого Михалкова! И Никита Сергеевич сразу же пошел к руководству Центробанка и в ряд других ведомств, а также побеседовал по поводу сложившейся ситуации с бывшим владельцем банка, экс-сенатором Глебом Фетисовым.

В итоге, как сообщает РБК, план санации «Моего Банка» уже рассматривается в Центробанке. Недостаток его капитала, который предстоит оплатить из своей «копилки» АСВ, может достичь 10 млрд рублей, но чего не сделаешь ради родного народного режиссера…

Путин сказал — Набиуллина сделала

Неужели действительно в России развелось настолько много банков и банкиров, что их поголовье надо сокращать? Об этом «СП» спросила профессора кафедры международных финансов МГИМО, доктора экономических наук Валентина Катасонова.

— Конечно, банков в России многовато для нашей экономики, но просто сокращать их количество абсолютно бесполезно. Количество — количеством, но главное — это плохое качество российских банков, и чтобы исправить ситуацию, нужно устанавливать другие правила игры на рынке, а не стричь банки. Если их останется меньше, то криминальный бизнес будет просто сконцентрирован в меньших руках, вот и все.

«СП»: — А сколько должно остаться банков, чтобы их было немного, первая «двадцатка» или «сотня»?

— Как то я разговаривал с предпринимателями из реального сектора экономики, и спросил их: как вы думаете, а не вернуться ли нам к банковской системе советских времен, когда было три специализированных банка — Госбанк, Промстройбанк, Внешторгбанк, которые занимались расчетами каждый в своей области экономики, обслуживая предприятия реального сектора, и система Сберегательных касс, для нужд населения. И они ответили: а что, нормальная была система, вполне можно было бы вернуть. Впрочем, я думаю, что и это не помогло бы бороться с криминальными операциями по отмыванию денег. Повторю, количество — это не главное.

«СП»: — И откуда берутся такие большие деньги для сомнительных операций?

— Дело в том, что у нас сейчас существует свободный перелив денег из безналичной в наличную сферу и обратно. В результате банки получают возможность свободной эмиссии безналичных денег, через так называемый денежный мультипликатор, и на один рубль законных платежных средств, выпускаемых Центральным банком, производят пять рублей своих безналичных. А потом эти деньги спокойно обналичиваются, и идут на взятки, на уплату «серых» зарплат для уклонения от налогов, и на многое другое, в том числе и на финансирование терроризма в регионе Северного Кавказа.

«СП»: — Так что же нужно сделать для того, чтобы остановить эти мутные финансовые потоки?

— Для начала нужно вспомнить Советский Союз, где существовала двухконтурная денежная система: безналичные деньги в «нал» переходить не могли. В «нале» была только заработная плата, стипендии, пенсии, пособия многодетным семьям, и все. Все промышленные, строительные и прочие деньги для реального сектора экономики шли «безналом», расчеты проводились на бумаге. Поэтому не было никакой коррупции, «серых» зарплат и терроризма. Вот и нам сейчас нужно сделать нечто похожее, а не гоняться за банками — прачечными. Конечно, я не предлагаю вернуться к советской схеме — это попросту невозможно, но вполне можно разработать какие-то альтернативные варианты. Так или иначе, но эту лавочку надо закрывать.

«СП»: — Все эти отмывочные операции, дыры в балансах этих банков наверняка были видны Центробанку уже давно, и Путин не мог не быть в курсе. Почему же он озаботился этой проблемой только в прошлом году, потому что на пост главы ЦБ пришла Набиуллина, которой Путин сказал — она сделала?

— Это вы правильно говорите насчет Набиуллиной, верно и то, что Центральный банк видит в своей отчетности, предоставляемой ему ежедневно, все проделки банков, а это значит, что закрывать он их начал сейчас лишь «по команде» сверху. Причем, скорее всего это решение готовилось очень скрытно, раз о нем не знали, и не успели забрать свои деньги даже люди, близкие к Кремлю. Сложно сказать, зачем это нужно Путину, но можно сказать одно — вряд ли здесь стоит задача на самом деле бороться с финансовыми махинациями. Повторюсь, для этого нужно просто поставить заслон между наличным и безналичным денежным обращением. Что мешает это сделать? Но никто это не обсуждает, и даже не вспоминает. Значит, цели зачистки какие-то другие, со временем они проявятся, вот тогда и узнаем.

Фото: Борис Макаров/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня