Экономика

ЮКОС против России

Акционеры опальной нефтяной компании могут обрушить российский бюджет и довести страну до банкротства

  
9038
ЮКОС против России

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обязал Россию выплатить более 1,8 млрд евро «справедливой компенсации» акционерам ЮКОСа — бывшей компании Михаила Ходорковского, сообщает ИТАР-ТАСС. Сумма была снижена с 38 млрд евро, которые просили акционеры, но несмотря на это, компенсация является самой крупной за всю историю Страсбургского суда. По мнению юристов, у России мало шансов на пересмотр размера выплат. В течение полугода российские власти должны представить суду план о порядке и сроках выплаты возмещения.

Россия должна выплатить акционерам ЮКОСа 1,866 млрд евро убытков, а также возместить 300 тыс. евро судебных издержек. Против этого решения выступили только двое из пяти судей — Андрей Бушев от России и Ханлар Гаджиев от Азербайджана. ЕСПЧ признал право ЮКОСа на справедливую компенсацию, основную часть которой составляют якобы незаконно начисленные в 2000—2001 годах «двойные штрафы» за неуплату налогов в размере 38,7 млрд рублей, что соответствует по курсу 1,078 млрд евро.

Кстати, Андрей Бушев, который участвовал в в рассмотрении жалобы бывших акционеров ЮКОС на российские власти в Страсбурге, который учился на юридическом факультете в Санкт-Петербурге вместе с премьер-министром Дмитрием Медведевым.

Дело ЮКОСа можно сравнить с недавним решением Гаагского арбитража, присудившего бывшим акционерам компании 50 млрд долларов компенсации. И если сумма в 1,8 млрд евро для российского бюджета еще не критична, то 50 млрд долларов — это почти два трлн рублей или четвертая часть всех его расходов. Так что эти выплаты, вместе взятые, могут просто обрушить бюджет России.

Поэтому Россия собирается оспорить решение Гаагского суда по ЮКОСу в течение трех месяцев. По словам замминистра финансов Сергея Сторчака, конкретных сроков для подачи заявления пока нет. Хотя ранее представители акционеров заявляли, что на оспаривание решения у России есть всего 10 дней

Как заявил «Интерфаксу» бывший начальник правового управления ЮКОСа Дмитрий Гололобов, решение ЕСПЧ принципиально противоречит решению Гаагского трибунала, и Россия будет использовать его доводы в апелляционных жалобах, направляемых в суды Нидерландов по решению Гаагского суда.

Он пояснил, что суд Страсбурга решил, будто бы Россия законно взыскала с ЮКОСа неуплаченные налоги, в то время как Гаагский суд принял принципиально другое решение — что ЮКОС был «экспроприирован» незаконно. Кроме того, было доказано, что компания использовала сомнительные схемы минимизации налоговых выплат.

В общем, ясно только одно: Россия будет снова судиться с акционерами ЮКОСа, но не факт, что с положительным для себя результатом.

Проигрышное дело

Как утверждают американские держатели акций в Ньй-Йорке, в результате банкротства ЮКОСа и возвращения его под контроль российского государства, пострадало около 55 тыс. иностранных акционеров. Именно они и подали в суд ЕСЧП свой иск к России. Их адвокат Пирс Гарднер заявил, что акционеры компании расценивают действия российских налоговых органов в отношении ЮКОСа, как незаконный отъем собственности.

А 50 млрд долларов, которые присудил Третейский суд в Гааге, Россия должна выплатить в пользу инвесткомпании Group Menatep Limited — основного акционера ЮКОСа, представляющей интересы Леонида Невзлина, Владимира Дубова и других. В частности, среди акционеров этой копании был и Михаил Ходорковский.

Насколько реально, что апелляция России приведет к отмене решения Гаагского суда? Об этом «СП» спросила профессора кафедры международных финансов МГИМО, доктора наук Валентина Катасонова.

— Вероятность крайне ничтожная. Я буду говорить без обиняков: этот Гаагский суд является одним из элементов юридического или правового империализма. Они держали проект решения достаточно долго, потому что ждали некой отмашки от высших инстанций, которые сейчас принято называть «мировой экономической закулисой». Это была, так сказать, мина замедленного действия. Гаагский суд — это институт крайне зависимый от мировой финансовой олигархии, поэтому никаких сомнений в его решениях быть не должно. Россию сейчас надо наказывать, надо банкротить, и никаких послаблений здесь ждать не стоит.

«СП»: — А как же международное право?

— Международное право уже давно кануло в лету, а мы все еще продолжаем рассчитывать на какие — то апелляции, правильные решения… Ничего этого быть не может. Достаточно посмотреть на пример Аргентины, когда решение Гаагского суда вообще поставило под вопрос принципы мирового финансового порядка, ради небольшой кучки финансовых стревятников. Аргентина провела реструктуризацию внешнего долга по всем правилам рынка, но суд принял решение заблокировать ее зарубежные счета в пользу тех держателей, которые не согласились на реструктуризацию. И хотя Страсбургский суд — мировой, а Гаагский — американский, но это звенья одной и той же структуры, которую я называю «мировой империализм».

«СП»: — Насколько обязательно для России выполнять решение Гаагского суда и выплачивать эту неподъемную для нашего бюджета сумму?

— Это будет зависеть от того, как мы себя поведем. К примеру, в 1917 году мы заявили, что не будем выплачивать долги царского правительства, прочие долги, а там накопилось более 20 млрд рублей золотом — сейчас это сотни миллиардов долларов. Конечно, сразу же началась блокада, но если соглашаться, то будут опускать дальше, пока не разденут догола. Зимой 1922 года Запад пригласил советскую Россию, чтобы обсудить погашение долгов. А Россия приехала на конференцию в Геную со своими встречными требованиями, которые в два раза превышали западные. И нам такие встречные требования надо было уже готовить давно, а может даже начинать писать свои исковые заявления.

«СП»: — Но вед так называемое дело ЮКОСа было несправедливым?

— Это наши внутренние дела. Для того, чтобы снять вопрос законности, я считаю, нужно просто «Роснефть» национализировать. Нефть находится в недрах, которые являются национальным достоянием и принадлежат государству. Понимаете, если мы собираемся с честью выходить из этой ситуации, то нам придется делать приблизительно то же самое, что делали большевики — тут не такой богатый выбор. Выбор такой — либо прорвемся, либо нас уничтожать, и никаких других вариантов быть не может.

Как разорился ЮКОС

Здесь стоит вспомнить, в чем именно заключалось дело ЮКОСа. Об этом «СП» рассказал один из его участников, бывший председатель совета директоров «ЮКОСа» Виктор Геращенко. Так с чего же началось дело ЮКОСа?

— Сначала налоговая инспекция рассматривала дело ЮКОСа по налоговым претензиям к нему за 1999 — 2002 годы и приняла решение, что со стороны компании все уплачено правильно, поставила свою подпись. А потом, спустя некоторое время, когда Ходорковский публично поспорил с главой государства во время заседания РСПП, дело неожиданно возобновилось. Налоговая инспекция, сразу забыв про свое прежнее решение, заявила, что ЮКОС нарушил законодательство об использовании офшорных зон для оптимизации налогообложения. Ходорковскому дали возможность покинуть страну, когда он ездил в США по делам «дочерней» компании — в 2003 году. Но он отказался остаться в Америке, вернулся в Россию и начал активно финансировать партии перед выборами. Причем, не только те, на финансирование которых давал согласие Путин, но и оппозиционные, в том числе и коммунистов.

«СП»: — И компанию обвинили в неуплате налогов?

— Да. Сначала пришло требование налоговой инспекции, что компания должна заплатить за 1999 год 3,7 млрд долларов. Ходорковский сказал, что будет судиться с налоговой службой. Но ее решение, хотя оно и необоснованное, все равно надо исполнять. Заплатить хотели акциями «Сибнефти», которые котировались на рынке и стоили четыре млрд. долларов. В налоговой подождали два дня и ответили, что акции брать не будут, дескать, продавайте «Юганскнефтегаз». А это был основной актив, который добывал 62 млн тонн нефти. Ходорковский в ответ заявил, что «Юганскнефтегаз», в случае судебных претензий, по закону является активом «третьей очереди», который продают лишь тогда, когда не хватает денег от продажи ликвидных активов, таких как «Сибнефть». Поэтому его он продавать не будет. Тогда власти начали процесс, в результате которого «Юганскнефтегаз» был все-таки продан. Причем, гораздо дешевле, чем он стоил на самом деле.

«СП»: — А ведь к ЮКОСу были еще претензии и по банковским кредитам?

— Было два иностранных кредита. Один из них на 1,6 млрд долларов — это были деньги управляющей компании ЮКОСа «Менатеп», выведенные в свое время за границу. То есть, он должен был сам себе, но через французский банк «Сосьете женераль». Остаток составлял около 800 млн долларов. Другой кредит, на 1 млрд долларов, дали 12 западных банков — там оставалось заплатить 460 млн долларов. Банкам сказали, что пока гасить кредит ЮКОС не может, потому что вся прибыль, которая поступает от продажи сырья, идет на выплаты по судебному производству налоговой инспекции. Но компания продаст свой литовский нефтеперерабатывающий завод, на который российские власти не успели наложить руку, и расплатится с кредиторами. Кредиторы согласились, и Лондонский суд формально зафиксировал, что ЮКОС не платит по кредиту…

Фото: ИТР-ТАСС/ EPA

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня