Здоровье

Рак — это уже не смертельно?

Пять главных проблем, которая переживает отечественная онкология

  
5700
Рак - это уже не смертельно?
Фото: Донат Сорокин/ ТАСС

В Москве открылся VI Съезд детских онкологов России «Достижения и перспективы детской онкологии», на котором специалисты обсуждали самые злободневные вопросы

В России детская онкология существует всего 20 лет. В отдельное направление медицины ей было выделиться не совсем просто, но необходимость этого она доказала с первых дней. Выступавший с докладом на съезде президент российского общества детских онкологов, главный внештатный детский специалист-онколог Минздрава России, академик РАН Владимир Поляков привел такие данные: если 20 лет назад излечивалось от страшного заболевания всего 20 процентов, а 80% больных ребятишек погибали, то сейчас соотношение полностью поменялось. 80 процентов больных детей удается вытащить из страшных клешней болезни. Жаль, но пока такие пропорции существуют только в федеральном центре ФГБУ «Российский онкологический научный центр им. Н. Н. Блохина», который включает в себя несколько научно-исследовательских институтов и филиалов.

Здесь работают лучшие специалисты страны. Если говорить в целом по России, то, как признается Владимир Георгиевич Поляков, соотношение между безнадежными и вылеченными ребятами — 40:60. Почти половина детишек, заболевших раком, погибают от страшного заболевания. И все же наши отечественные доктора заявляют, что онкология не смертельное заболевание. И по количеству больных, которых удалось вылечить от этого страшного недуга нашим медикам, мы уверенно приближаемся к мировым стандартам. В развитых странах почти такие же показатели. Если бы еще не проблемы, которые свойственны всему здравоохранению страны, можно было развивать отрасль еще более активно. Как раз на них, этих проблемах, остановились ведущие специалисты и те, от кого зависит решение проблем здравоохранения.

Читайте также

1. Финансирование. Это, конечно, самая большая преграда, которая сегодня может поставить под удар многие наработки. По словам Владимира Полякова, бюджет, выделяемый на медицину в России, составляет порядка 3,7 — 3,8% от ВВП, что в пять-шесть раз ниже, например, чем в Америке. Но это речь идет о всей медицине, что уж говорить про онкологию, которая считается одной из самых затратных отраслей здравоохранения. Выделяются квоты, которые предусматривают на одного больного 129−137 тысяч рублей. Это очень маленькая сумма, учитывая настоящую стоимость препаратов, операций и т. д. В условиях кризиса стало понятно, что денег медицина будет получать еще меньше. Теперь у врачей вся надежда на благотворительные фонды.

2. Наука и импортозамещение. Это важное направление тоже упирается в финансы. О ней говорил заместитель директора по научной и лечебной работе НИИ детской онкологии и гематологии Российского онкологического научного центра имени Блохина, заведующий отделениями трансплантации костного мозга и химиотерапии профессор Георгий Менткевич.

Георгий Людомирович привел такие данные. В Америке внедрение одного нового препарата обходится от 200 до 300 миллионов долларов. И нашим ученым тоже нужно разрабатывать новые препараты, чтобы уменьшалась их токсичность, увеличивалась эффективность. Есть показатель в 80 процентов вылеченных, но никто не знает последствия этого лечения. У нас большая проблема в реабилитации онкобольных. И на это тоже необходимы немалые средства. Но где их взять, неизвестно.

— Мы должны больше уделять внимания именно фундаментальным исследованиям, вкладывать средства в научный потенциал. И хоть слово инновации скоро станет ругательным, но это единственное, что может нас спасти. У нас создаются благотворительные фонды, который в основном заняты адресной помощью конкретным Маше, Пете, Васю, мы латаем дыры, а нужно вкладываться во врача, заниматься привлечением средств на научные разработки, исследования. Так, как это делается во всем мире, — говорил Менткевич.

Еще одна больна тема, которую затронул Георгий Менткевич — импортозамещение. Профессор был категоричен — в детской онкологии можно использовать только оригинальные препараты, никаких дженериков отечественного производства быть не должно. Особенно при химиотерапии. Отечественные дженерики очень низкого качества. И чтобы не говорили о том, что нужно развивать производство собственных лекарств, оно продолжает быть очень низкого качества.

Слова Менткевича подтвердил Мамед Алиев, хирург-онколог, директор НИИ Детской онкологии и Гематологии РОНЦ РАМН, который признал, что в детской онкологии допустимы только оригинальные препараты. Мамед Джавадович заметил, что иногда происходит так, что наш производитель, вынужденный экономить, просто производит не то лекарство по составу, а оно очень опасно для здоровья детей.

3. Оптимизация здравоохранения. Еще один волнующий вопрос, который не мог не затронуть детскую онкологию — реформирование отечественной медицины. Об этом говорил Владимир Круглый, член Совета Федерации, сам детский врач-онколог. Он заметил, что главным достижением все же должно считаться не создание крупных федеральных центров онкологии, о чем с гордостью говорили на съезде, а то, что в регионах наконец-то появились специалисты. Создание единой детской онкологической сети дает гораздо большие возможности, чем были раньше. Беда в том, что очень высок процент детей, поступающих с 3 и 4 стадией рака, а нужно, чтобы педиатры отправляли к онкологам с первой и второй стадиями. Именно на ранних стадиях число излечившихся составляет 80 процентов, на поздних, как правило, пациенты гораздо хуже поддаются лечению.

— Для этого очень много надо работать с первичным звеном. И все, опять же, упирается в финансирование. Детская онкология всегда в этом смысле была самым слабым звеном, а сейчас и вовсе ситуация ухудшается, — заметил сенатор.

Круглый пообещал, что будет добиваться, чтобы оптимизация здравоохранения проводилась не за счет детей и стариков. Еще одна забота политика, чтобы в полной мере заработал нашумевший 501-й закон, который предусматривает выписку обезболивающих препаратов онкобольным без прописки. Пока же все остается по-прежнему.

Читайте также

С чем не согласен Владимир Круглый, так это с тем, что в России не умеют производить свои препараты. Он уверен, что если не заниматься их производством, они никогда у нас и не появятся. На доводы о том, что детям становится хуже от этих лекарств Круглый заметил, что с каждым таким случаем должен заниматься Росздравнадзор и обязательно наказывать виновных, но нельзя производителям запрещать выпускать свои лекарства.

4. Паллиативная помощь. Как заявила Анна Федермессер, президент благотворительного Фонда помощи хосписа «Вера», еще недавно такое понятие как паллиативная помощь, то есть помощь уходящим, умирающим пациентам, совсем не касалась врачей-онкологов, да и всей медицины в целом. Они не считали, что это направление вообще имеет отношение к медицине. Пациенты делились на две категории — которым можно помочь и которым помочь уже нельзя. Последних, как правило, онкологи относили исключительно к своему провалу.

— Хорошо, что сейчас онкологи фразу «Мы вам ничем не сможем помочь», стали менять на: «Теперь вам будут помогать в паллиативном отделении». Но даже сейчас — паллиативное сопровождение в основном удел хосписов, которых в стране — единицы и благотворительных центров. Это капля в море для всей страны. Но уже огромный прорыв, что врачи стали звонить в хосписы и просить о помощи. И на нынешнем съезде детских онкологов были организованы специальные курсы для медсестер, которые в том числе работают с уходящими детьми, была также организована секция для родителей. В этих секциях также примут участие родители, дети которых уже выздоровели. Они поделятся опытом. Кстати, как заметила Ирина Седых, председатель попечительского совета благотворительного фонда поддержки семьи, защиты детства, материнства и отцовства «ОМК-Участие», которое к тому же выступило главным организатором съезда, в помощь родителям действует сайт Детскаяонкология. рф http://pediatriconcology.ru/, где родители также могут напрямую задавать вопросы специалистам, на сайте есть и форум, где родители общаются и обсуждают общие проблемы. Для многих сайт стал большой поддержкой.

5.Слабое первичное звено. Не могла не поинтересоваться у Владимира Георгиевича Полякова, когда соотношение 80:20, которое была наработано за двадцать лет существования детской онкологии станет актуальным для всей страны? Все же расхождение очень большое, между тем как лечат в столице и на местах.

Поляков уверен, что все зависит именно от ранней диагностики. И именно участковые педиатры должны учиться замечать ранние признаки заболевания, отличать начинающуюся онкологию от обычной простуды, вовремя передавать ребенка онкологам.

Как это сделать в ситуации, когда в регионах закрываются и объединяются детские больницы, когда даже в ближайшем Подмосковье есть районы, где нет детских больниц?

— В самой централизации было здравое зерно, чтобы в одном месте сосредоточить лучших специалистов, оборудование, но как всегда у нас бывает, много успели сделать непродуманного. Сократить то, что нельзя было сокращать, открыть то, без чего можно было обойтись, — говорит Поляков.

И все равно специалисты РОНЦ им. Блохина стараются учить педиатров по всей стране. При любой поездке в регион собирают не только онкологов, но и педиатров, рассказывают, объясняют, учат. Другое дело, что у наших педиатров часто бывает большая загруженность и они поэтому не в состоянии уделить ребенку больше внимания.

— Но мы продолжаем действовать. Здесь главное — проявить солидарность, объединиться всем для решения общей задачи. Вот и Леонид Михайлович Рошаль нас поддерживает, — говорит Поляков.

Читайте также

А между тем, съезд еще продолжает работу. Доктора, чтобы ни говорили о своих проблемах, настроены и дальше победно бороться со страшным заболеванием. Медики строят планы на будущее. Академик Алиев уверен, что будущее онкологии — в трансплантации. И не в пересадке живых органов, а замена больных органов на искусственные. Есть еще масса идей и направлений. Главное, чтобы наши специалисты имели поддержку. Ведь они работают на благо наших детей.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Алексей Кротов

Почетный строитель города Москвы, член Союза архитекторов России

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня