18+
понедельник, 29 мая

Российские врачи совершили прорыв в лечении гепатита

Бороться со смертельными вирусами в одиночку больше не придется

  
10171
Российские врачи совершили прорыв в лечении гепатита
Фото: PA Images/ТАСС

Казалось бы, на дворе — век высоких технологий, а опасных болезней в мире так и не стало меньше. Вредоносные вирусы — не исключение. Всегда рядом и отступать без боя, похоже, не собираются. Скорее наоборот. По данным исследований, которые провели ученые из Имперского колледжа Лондона и Университета штата Вашингтон, среди инфекционных заболеваний именно вирусные гепатиты в начале 21 века стали основной причиной смертей и инвалидности по всему миру. Обогнав в черном списке традиционные туберкулез, малярию и ВИЧ.

Анализ данных из 183 стран, мягко говоря, впечатляет: в период с 1990 по 2013 год число смертей от вирусных гепатитов в мире увеличилось на 63% - сообщает EurekAlert! В лидерах как всегда гепатиты В и С — на них приходится 96% всех смертельных случаев. Они же входят в число основных причин развития цирроза и рака печени.

Кого спасет прививка?

О гепатитах сегодня известно уже немало. Вирусы В и С — разные, РНК вирус ©, например, очень маленький, в отличие от огромного HDV вируса (В) — но злобные и невероятно живучие! Даже при стерилизации сухим жаром вирус гепатита В погибает только через несколько часов. А в слюне, мокроте, засохшей капле крови он может сохраняться годами… Менее приспособленный вирус гепатита С хорошо себя чувствует только в крови и биологических жидкостях (слюне, сперме), и быстрее разрушается при высокой температуре.

Читайте также

В организм другого человека оба вируса особенно легко способны перебраться при механических повреждениях кожи — во время уколов, нестерильных инъекций при употреблении наркотиков. Роковым может стать и визит к стоматологу, в маникюрный салон, студию пирсинга или тату, если манипуляции проводятся там нестерильными инструментами… К высокой степени риска заразиться В относится и незащищенный секс с носителем вируса. В случае с С процент заражения при половых контактах — минимальный, но тоже есть.

До 1991 года была велика вероятность заразиться при переливании крови — однако сейчас эта опасность уже практически сведена к нулю, как и крайне редок «вертикальный» способ передачи от матери к ребенку (при родах).

В целом в мире только гепатитом С заражается около 3−4 млн человек каждый год. Удивительно, но почти две трети таких пациентов до поры до времени об этом даже не подозревают! При отсутствии ярких симптомов и острого течения в начале, болезнь незаметно переходит в хроническую стадию и может бурно проявить себя только спустя годы — уже на стадии осложнений, таких как цирроз, а следом и рак печени. Либо диагноз может «случайно» выплыть во время медобследования — например, перед плановой госпитализацией, или при диспансеризации.

Однако чтобы не впадать в панику перед «мощью» всесильных вирусов, важно знать еще об одном из очень важных отличий между гепатитами В и С: при том что полностью вылечить хронический гепатит В (на сегодняшний день) невозможно, от него есть надежная защита в виде прививки. А вот с гепатитом С все наоборот: создать прививку ученым пока не удалось, зато в его лечении не так давно произошла настоящая революция. Другими словами — сегодня гепатит С научились вылечивать полностью — с вероятностью до 98−99 процентов!

Суть нового лечения — использование в противовирусной терапии таких лекарственных комбинаций, которые воздействуют не на иммунитет, заставляя его самого сражаться с вирусом, а непосредственно на вирус, лишая его возможности размножаться. Став бесплодным, вирус тихо угасает и покидает организм, не оставляя «наследников». Более того, новая терапия оказалась удивительно эффективной даже на стадии цирроза печени, восстанавливая ее практически полностью.

Не менее удивительно, что уникальные врачи — гепатологи с помощью самых современных методов и новейших препаратов делают это всего за 12 недель — и не где-нибудь за границей, а у нас в России… Кстати, используя в том числе и программы бесплатного лечения с помощью программ ОМС (обязательного медицинского страхования), а не за бешеные деньги, как, вероятно, тут же подумали многие…

Лечись, или проиграешь!

Хорошо известно, что самый большой в нашей стране опыт противовирусной терапии в борьбе с гепатитами накоплен в Московской области. Уже почти десять лет в Подмосковье по областной программе ОМС пролечиваются около 2 тысяч пациентов в год. Это очень много, учитывая, что стоимость лечения одного пациента может доходить до 1 млн рублей.

Понятно, что такие расходы мало какому бюджету под силу, тем более региональному. И тогда в качестве альтернативы дорогому лечению в Московской области впервые в России было опробовано такое необычное (для медицины, во всяком случае) мировое ноу-хау как risk-sharing (риск-шеринг).

Как и все гениальное, идея риск-шеринга проста: это соглашение о разделении рисков, когда государство закупает препараты у фармкомпаний на определенных условиях. Например, оплата контракта фармацевтической компании на закупку лекарств производится только по факту… успешного излечения пациента. Что, согласитесь, вполне справедливо. Если после полного курса лечения пациент не выздоровел — деньги фармкомпании не возвращаются.

Известно, что в 2017 году в России проекты по риск-шерингу должны стартовать в Москве, Московской области и Калужской области. Среди участников — клиники как государственные, так и частные. Первой из присоединившихся грандов частной медицины, например, стала компания Медси.

В чем еще особая прелесть риск-шеринга? Вместо стандартных подходов пациентам предлагается самая актуальная персонализированная терапия. До начала лечения делаются все необходимые генетические исследования, чтобы индивидуально подобрать самый походящий, работающий вариант терапии — именно тот, который поможет. Заинтересованность прямая. Ведь если лечение все равно не поможет — врачам придется возвращать невылеченному больному деньги за несработавшее лекарство.

А вот как в случае неудачи пациент сможет доказать, что он четко и правильно выполнял рекомендации и не забывал пить назначенные лекарства? Вопрос не менее интересный. Но в эпоху гаджетов — вполне разрешимый. Как рассказали гепатологи, в некоторых странах Европы пациентов, чтобы избежать мошеннических схем, просто просят снимать на видео каждый прием таблетки. Не говоря уже о том, что нерегулярно принимать сложные инновационные препараты — не разумно, да и просто опасно. Может сформироваться стойкая генетическая резистентность — невосприимчивость организма к любому виду лечения смертельного вируса. Вот и спрашивается: стоит ли мнимая сиюминутная выгода такого риска?

Читайте также

Прямая речь:

Павел Богомолов, к.м.н., главный гепатолог Министерства здравоохранения Московской области

Риск-шеринг — это часть глобальной программы изменения парадигмы оказания медицинской помощи, когда оплата осуществляется не за процесс, а за результат. Поэтому ясно, что производители и продавцы неэффективных препаратов никогда в risk-sharing не войдут — тогда они получили бы убыток. Но для поставщиков эффективных препаратов это — возможность их продвижения. Сегодня зарегистрированы препараты с высокой эффективностью, позволяющие излечивать пациентов от гепатита С за 12 недель противовирусной терапии. Поэтому фармбизнес напрямую заинтересован в увеличении количества пациентов за счет высокой эффективности того или иного препарата по результатам лечения. Для России risk-sharing — это очевидная возможность сократить путь между появлением нового препарата на рынке и его реальным внедрением

Цифры

Каждый год от гепатита гибнут примерно 1,45 млн человек по всей Земле, что превосходит число смертей от СПИДа (1,3 млн человек), туберкулеза (1,4 млн) и от малярии (855 тысяч человек).

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня