Взгляд

Евгений Федоров: «В Новороссии насмерть стоят абсолютные патриоты Отечества»

Депутат Государственной Думы РФ рассказал о своем взгляде на строительство концентрированных лагерей на территории Украины и о том, каким образом придется выживать жителям ЛНД и ДНР

  
1132

Анастасия Михайловская: — Здравствуйте! Сегодня программа «Взгляд: Новороссия» в Государственной Думе Российской Федерации, и мы будем общаться с депутатом Госдумы Евгением Федоровым. Здравствуйте, Евгений Алексеевич! Расскажите нам, пожалуйста, какие мысли по поводу того, что может происходить с Новороссией в ближайшем будущем и с перемирием? Как оно соблюдается? И что Вы видите отсюда, из Москвы? Как Вы видите ситуацию в Новороссии?

Евгений Федоров: — Ну, Вы видите, что заключены договора «Минский — 1», «Минский — 2». С самого начала было понятно, что они реализованы быть не могут. То есть, для того чтобы они были реализованы как минимум Украина должна стать принципиально другой. Мы видим, что Украина явно не готова стать другой. То есть, такой задачи там нет, и не стояло. На мой взгляд, к сожалению, кроме первого пункта, который самый важный, все остальные пункты, скорее всего, реализованы не будут. Хотя, может быть, в какой-то степени продвижение по их реализации будет наблюдаться, но скорее, для галочек.

А.М.: — Я так понимаю, что пункты все довольно «убийственные» для Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики.

Е.Ф.: — В этих пунктах Донецкой и Луганской Республик нет. В результате буквальной реализации этих пунктов появляется другой субъект или другая организация на месте Донецкой и Луганской Народных Республик. Сами Донецкая и Луганская Республики вообще там не прописаны, то есть они либо будут жить параллельно какое-то время, потом исчезнут, либо их сразу не будет. Появляются так называемые отдельные районы. Это другая власть и другая ее архитектура, и другие люди. Отдельные районы формируются по украинским законам. Украинские законы должны быть согласованы с несуществующей для этого текста ДНР и ЛНР. Получается, что авторами правил, по которым будут созданы эти новые органы власти, будет украинское законодательство, причем не принятое ранее, в котором нет никаких оговорок или отступлений от общего украинского правила. По сути, это просто региональные выборы на территории Украины в этот срок на этой территории. Вот общий подход. А что такое общий подход в региональных выборах? Это общий подход в партийном строительстве, кто участник, кто выдвигается, кто не допускается к выборам. Дальше. Вопрос вооруженных сил. Сказано, что милиция. Но милиция, какая? Нигде не сказано, что это милиция, которая действует на основе отдельного закона. У них давно есть свои законы. И в украинскую милицию набирают людей по определенным принципам. Не будет такого, чтобы из ополчения взяли людей, перевели в милицию.

А.М.: — То есть получается, что ополченцы станут террористической организацией, которая, собственно, должна быть уничтожена в таком случае.

Е.Ф.: — Которая должна прекратить свое существование.

А.М.: — Разоружиться…

Е.Ф.: — Уехать, разоружиться, исчезнуть. То есть ее не должно быть. Она не станет милицией.

А.М.: — А что же будет тогда с правящей элитой?

Е.Ф.: — Значит, либо они участвуют в выборах по украинским законам и могут быть сняты с выборов по украинским законам украинской избирательной комиссией, обратите внимание, которая контролирует ход проведения этих законов. Соответственно, они признают полностью эти компетенции. Попадут ли они под амнистию, а соответственно, имеют ли право участвовать в выборах, в принципе, зависит от списка амнистии, который опять же не согласовывается с ними. Поэтому захочет Порошенко в этот список внести и амнистировать нынешних руководителей ДНР и ЛНР и их заместителей? А весь круг может и не попасть, под предлогом того, что они не попали под амнистию, а, значит, являются преступниками, а преступники не имеют права по украинским законам участвовать в выборах неважно чего, но в том числе и отдельных районов на территории, Донецка и Луганска.

А.М.: — Все люди, которые проживают сейчас и воюют на стороне ополчения, становятся вне закона?

Е.Ф.: — С точки зрения выборов, конечно.

А.М.: — Я слышала, что на территории Украины сейчас строятся концентрационные лагеря?

Е.Ф.: — Строятся. Во-первых, американцы дали деньги на эти концентрационные лагеря, они там строятся. Если будет формально реализован по буквам план, который подписан в Минске, прекратит свое существование ЛНР и ДНР. На их месте будут новые организации под названием «отдельные районы» с новыми начальниками и по украинским законам. Скорее всего, большинство руководителей или близких к руководителю людей, это будут люди, приехавшие с Украины, потому что никто не мешает Украине туда назначить, кого они считают нужным, потому что это украинские законы, еще раз говорю. Нигде нет ни слова, что этот закон не может быть принят без согласия ДНР и ЛНР. Следовательно, эта власть будет контролироваться Украиной. Собственно, об этом все минские соглашения и есть. Формально через год это будет украинский контроль. Дальше возникнет, скорее всего, сопротивление людей или части людей, которые не захотят, чтобы их контролировали украинская власть, в том числе, с точки зрения преследования за те нарушения, которые украинская власть считает, что эти люди совершили. Значит, эти люди, скорее всего, будут подвергнуты в значительной части арестам, и в значительной части они будут подвергнуты интернированию в лагеря, фильтрационные пункты и так называемая украинизация, о чем многократно и говорили. И все, на этом круг замкнется. Как бы идея о том, что к тому времени будет другая Украина, с другой конституцией, где будут жить братья, я считаю, что она нереалистична.

А.М.: — И какой же совет тогда Вы могли бы дать людям, которые сейчас воюют за свою землю и не собираются сдавать ни пяди своей земли?

Е.Ф.: — Надо этим людям четко говорить, что написанные на бумаге тексты, фактически отражающие идеологию сепаратизма — они ложные. То есть вы не сепаратисты. И вас пытаются назвать сепаратистами, в том числе в минских соглашениях, хотя прямо это не указано, но об этом идет речь. Вы не сепаратисты. Вы не за отделение от Украины. Вы за антифашистскую Украину, вы за свободную Украину, свободную от иностранных интервентов и от фашистов. Вот за это вы ведете войну, а не за то, чтобы отделиться от Харькова. Просто это надо понимать. Вы ничем от жителя Харькова не отличаетесь, поэтому, в принципе, сепаратисткой войны быть не может, это обман, это ложь, которую сейчас забивают в головы. И вам придется, ну, просто, если вы хотите остаться в живых, вернуться на историческую терминологию процессов, которые идут на территории Украины. А на территории Украины идет отечественная война украинского, российского и вообще бывшего всего советского народа против фашистских и иностранных интервентов. Эти интервенты с идеологией фашизма, в основе их стоит США, Англия, Германия и их союзники. Цель этой интервенции — ликвидация украинского народа и не только, и российского тоже. Но в данном случае украинского государства, русского государства, российского и окончательное уничтожение Советского Союза, наполовину уничтоженного в 1991 году. То есть в 1991 году захватили всю территорию, сейчас поставили задачу — уничтожить захваченное: народы, государства, лидерство, и тем самым сохранить американский однополярный мир, то есть, по сути, это колониальная карательная война. И сохранить американский доллар, американскую вертикаль власти, против которой восстал Путин. Вот какая стоит задача. И эта задача не может быть решена в рамках ЛНР и ДНР. Может быть решена только — первая часть задачи — освободив Киев. А отсюда возникает вторая часть задачи. И вторая часть задачи очень простая — на территории России и Украины живет один народ, ну, раз нет сепаратизма. На территории Харькова и Донбасса, и Луганска живет, и Донецка один народ. На территории Донецка, Луганска и Киева живет один народ. И Одессы живет один народ. И Москвы живет один народ. Значит, один народ — одно государство. Значит, нам придется отменить итоги поражения 1991 года. За это уже заплачено кровью — это уже не юридические разговоры про 1991 год. А за это уже заплачено 50 000 жизней. И в этой войне нельзя полу победить. В ней можно либо победить, либо проиграть. Победа в этой войне — это не прожить еще 2−3 месяца в условиях оккупации или в условиях давления украинской хунты. Победа в этой войне — освобождение территории всей Украины от фашистов. Вот в этом победа. Пол победы не может быть. Это все равно, что допустим, советский народ, освобождая свою землю от гитлеровцев, взял бы, остановился, победил в Сталинграде и остановился на линии Ростов. Ну, почему-то взял и остановился. Это не возможно. Не то, что хорошо это или плохо, это, в принципе, технологически невозможно. Если вы в состоянии войны, вы либо должны победить, либо проиграть. Победить в виде «остановиться» — первый пункт соглашения — невозможно.

А.М.: — То есть шаг вперед — два назад это только на руку врагу?

Е.Ф.: — Нет, я так не говорил. Это необязательно врагу. Это может быть накопление сил. Нет у вас сил сейчас освободить Киев, зачем пытаться сделать невозможное? Соответственно, нужно время, чтобы накопить силы, нужно время, чтобы снять границу между ДНР-ЛНР и Россией. И за это тоже идет борьба. Борьба здесь, в Москве, идет. И американцы давят на эту компоненту. Вот сейчас ОБСЕ что требует? Они требуют, что ОБСЕ допустили на всю границу.

А.М.: — Чтобы они контролировали.

Е.Ф.: — То есть вокруг этого идет борьба. Идет борьба вот в каждую секунду. Она как бы в политическом контексте. Но суть этой борьбы — это все тактика. Стратегически в этой борьбе нельзя победить, не освободив всю территорию Украины. Вот это надо четко понимать. И поэтому проект ДНР, ЛНР и Новороссия — это проект плацдарма, который либо будет уничтожен врагом, после чего враг пойдет на Москву, либо плацдарм разовьется до освобождения всей территории Украины. Это военная логика. В ней нет уже ничего как бы придуманного. Это уже законы истории работают, которые выше любых людей.

А.М.: — Ну, в таком случае какова же позиция России в данном вопросе? Мы же не хотим оставить вот этот огрызок от ЛНР и ДНР?

Е.Ф.: — Вот отсюда вопрос: а что такое Россия? Если мы с Вами опять же открываем глаза на правду, что Россия — есть оккупированная, или как Путин сказал, полу оккупированная часть СССР, получившая поражение в 1991 году, и Украина полу оккупированная часть, только уже оккупированная часть СССР. Потому что теперь на Украине уже после госпереворота номер 2, мы же не понимаем, что 1991 году был первый госпереворот? Нелегитимный. То есть в результате военным путем оккупирована Украина, часть территорий, которые ДНР и ЛНР, борются, то есть партизанские республики, а часть, как Россия, политически полу оккупирована, Путин об этом говорил в Сочи буквально недавно. То в этом случае невозможно освободить Киев, не освободив Россию, то есть, не изменив статус России от полу оккупированной на суверенный статус. Потому что только освобождение России на суверенный статус, отмена акта о капитуляции 1991 года дает возможность и права, и полномочия развить наступление с ДНР и ЛНР, как в сторону Киева, так и в сторону поддержки Путина в Москве. Ну, политически, естественно, конечно. То есть это плацдарм, который бьется в две стороны. По фронту у них враги — фашисты, в тылу у них враги — «пятая колонна» в России, в том числе в Москве. И в тылу у них поддержка Путина, который сам находится в окружении «Пятой колонны». Я сейчас не говорю ничего нового. Это обычная историческая расстановка сил.

А.М.: — Были примеры в истории, когда вот таким образом освобождалась большая империя?

Е.Ф.: — Я бы сказал, других примеров не было, если события складывались таким образом, то же последнее событие — Советский Союз. Когда у нас половина Советского Союза была оккупирована, в том числе вся территория Украины. И там были и коллаборационисты, и бургомистры, и старосты, и полицаи гитлеровские. Это все местное население, между прочим.

А.М.: — И что же было тогда толчком, для того чтобы все-таки империя взяла верх? Что, может быть, посоветовать людям сейчас?

Е.Ф.: — Вы знаете, во-первых, к сожалению, как всегда на большом фронте, не все зависит от конкретного батальона или полкам. Те солдаты, которые сражаются за свободу в Новороссии, они герои. В сегодняшней исторической ситуации их роль огромна, как передового отряда. Но основная борьба происходит здесь, в Москве, в главном штабе. Это борьба между Путиным и «пятой колонной». И эта борьба проявляется, в том числе и в политических вещах. Недавно Путин собрал на Васильевском спуске людей, 110 000 человек, он увидел эту поддержку. Этому всячески в России препятствовали такие же коллаборационистские средства массовой информации и враждебные к России, как и на Украине враждебные по отношению к Украине, то есть ничем российские каналы не отличаются от украинских. Те предали свой народ, российские тоже не на стороне своего народа, хотя часть правды они, конечно, говорят, пока нет государственного переворота в Москве. Как только начнется наступление на Путина, госпереворот, все основные российские СМИ тут же переключаться на врага и будут поддерживать его, это мы знаем. По Украине, мы понимаем, с кем мы имеем дело. Что это коллаборационисты и «пятая колонна», маскирующиеся под любителей Путина, маскирующиеся. На самом деле они интегрированы в американскую систему и являются частью госпереворота. Вот посмотрите, когда Путин собирал людей, ни слова российские средства массовой информации государственные не сказали о том, что Путин собирает людей на Васильевском спуске в такое-то время и так далее. Ни слова. Ровно за несколько дней до этого был так называемый марш по убитому Немцову. Каждую секунду бегущая строка. Каждые пять минут диктор говорил о том, что надо собраться на траурный марш на Васильевском спуске у такого-то метро во столько-то, приходите. Здесь ни слова.

А.М.: — То есть получается, что это была как провокация, да, то есть, чтобы к Путину никто не пришел в поддержку, соответственно белоленточные, чтобы собрались и прошли своим маршем?

Е.Ф.: — Это война, в которой две силы — национальноориентированые силы и силы «пятой колонны», интервентов. На стороне интервентов работают все средства массовой информации. Они просто на их стороне. На стороне интервентов.

А.М.: — В Донецкой Народной Республике и в Луганской Народной Республике тоже возникает коррупционная система?

Е.Ф.: — Я Вам скажу, как можно, имея в Центральном Генеральном штабе «русского мира» огромную партию предателей, коллаборационистов, как Путин говорит, националпредателей, и чтобы это не проецировалось туда? Это невозможно. Если у вас в Генеральном штабе сидят предатели и враги, то естественно, и в войсках будут обязательно их представители — это очевидно. И нам нужно вести борьбу в условиях огромного количества предателей и коллаборационистов в наших рядах.

А.М.: — Сейчас нужно учитывать все факторы, то, что против нас работает «пятая колонна»?

Е.Ф.: — Надо учитывать все факторы, да.

А.М.: — То, что предатели в нашей среде?

Е.Ф.: — Да, что предатели в Новороссии, что предатели в Москве. Путин это учитывает. И все это надо просто учитывать и это обыгрывать, переигрывать интеллектом, переигрывать силой. Я понимаю, что в Новороссии есть самое главное — это абсолютные патриоты большого Отечества. Понятно, что не отечества под названием ДНР и ЛНР, а Отечество под названием «Большая Россия», большой Советский Союз. Которые насмерть стоят, и плевать им на предательство, которое за их спиной происходит. Даже вплоть до этого. Настолько они герои и патриоты. Но учитывать это надо. То есть надо на спину-то бронежилетик повесить. Идешь вперед, а сзади-то ты спинку прикрой.

А.М.: — Надо учитывать еще тот фактор, что в Новороссии голод?

Е.Ф.: — Это организованный голод. Это голодомор, организованный с двух сторон. Со стороны Украины с американцами организован с одной стороны. По линии Украины и Порошенко — это голод, запрет туда, блокада. Так и называется «Запрет на блокаду». По линии России — «пятая колонна», российская таможня перекрывает коммуникации по гуманитарке. Разрешается только гуманитарка МЧС, которая направляется только в определенную коммуникацию. Склады забиты гуманитаркой, но гуманитарку нельзя поставлять в народ. Только часть народа, которая считается лояльной руководству, определенным коммуникациям и все.

А.М.: — То есть вы здесь, в Москве, об этом знаете?

Е.Ф.: — Ну, конечно. Это очевидно, так это всегда и было. Это форма борьбы. Вот Вы понимаете, была блокада Ленинграда. В Ленинграде на блокаду погибло больше половины населения от голода. Вот я сам по происхождению из Ленинграда, из Питера. Это факт исторический. Никто до сих пор не знает, почему Бадаевские сгорели. Почему было так организованы запасы продовольствия, что это продовольствие не уберегли? Это не отменило подвиг людей в Ленинграде? Нет, не отменило. То есть специфика любой отечественной войны — это огромная «пятая колонна» сзади, да. Сталин в свое время эту «колонну» зачистил накануне войны. Но он не полностью ее уничтожил. Он ее ослабил на несколько порядков. Но часть ее осталась. А сейчас Россия даже не прошла эту чистку. Теперь представляете масштаб «пятой колонны» в России? Реально — это власть. То есть реально Путин не имеет власти по отношению в ней. Другое дело, что он сильнее как лидер. У него есть как бы ручное управление. Он в Крыму показал, как он им пользуется. Но система против него. И эта система ежесекундно «удушивает» восстание русских и в Донецке, и в Луганске, и в России в целом. Это борьба. Это реальная борьба. В ней погибло уже 50 000 человек, в ней еще погибнут, к сожалению, люди. Но это наше Отечество. Мы погибаем за то же, за что погибали наши деды и прадеды. И ни одна Отечественная война в России не прошла без огромных жертв, ни одна, к сожалению. Но это наша судьба. Наша Родина — наша судьба.

А.М.: — То есть нужно готовиться тому, что будет еще больше жертв, и люди будут погибать от голода…

ЕФ: — Будет еще хуже.

А.М.: — Мы так и не сможем пробить запрет на ввоз туда продуктов?

Е.Ф.: — Нет, не так. Либо сможем, либо нет. Если удастся здесь укрепить Путина, это будет быстрее. Если его не удастся, то затянется вопрос, это будет сложнее, это отложится. Значит, это будет как-то решаться. Но все-таки сейчас будет весна, лето, огороды. Это сельскохозяйственные регионы. То есть не будет такого, как зимой. Все-таки люди не ожидали такого голода, понимаете? И они к нему не были готовы. Просто не на уровне начальства, которое иногда просто работает на «пятую колонну» и организует голод, а на уровне людей выживающих.

А.М.: — Ну, сейчас посевная не ведется, поля заминированы.

Е.Ф.: — Посевная не ведется, поля заминированы, а огороды есть.

А.М.: — Ну, понятно, то есть все частным образом пусть люди выживают.

Е.Ф.: — Да, огороды, частное хозяйство. Мы сейчас подключим гуманитарку по линии посевного материала для огородов. Мы отлично понимаем, что по линии начальства поддержки не будет. Вот я прямо сейчас говорю. Уважаемые жители Донецка и Луганска, по линии начальства большой поддержки не будет. Вам придется выживаться ради Отечества, Большого Отечества, России, самим. То есть не только, чтобы себе жизни сохранить, нужно, чтобы остаться в живых, как солдаты Большой России, которой вы нужны как живые, как победители. И это придется делать. И мы сейчас будем перегруппировывать здесь гуманитарную помощь в России на поддержку не начальства, не вот этих центров сбора помощи, а на поддержку конкретных людей, понимая, что, часто организован специальный дефицит вашей личной возможности выжить. А вам надо просто выживать — огород, личное подсобное хозяйство — понимая, что в критический момент вас предадут. Просто Вы должны на это рассчитывать.

А.М.: — А почему Церковь не поддерживает? Почему, митрополит Кирилл не выступит с прямой поддержкой Новороссии?

Е.Ф.: — Ну, во-первых, он за святую Русь. Во-вторых, а чем Церковь отличается от других институтов? А почему МИД не поддерживает? Почему МИД не поддерживает Новороссию?

А.М.: — То есть это такой же институт власти, как и все остальные?

Е.Ф.: — Да, это такой же институт, необязательно власти, это такой же институт, который так же подвержен системе воздействия по линии США, в том числе направленный на паралич этого института в определенных обстоятельствах.

А.М.: — А вот скажите, именно все-таки Новороссия, ну, люди стали на восстание, провели референдум, они надеялись, что будет такая же ситуация, как с Крымом. А какая у нас сейчас ситуация с Крымом? Мы справляемся?

Е.Ф.: — Надо просто смотреть шире. Надо понимать, что люди, которые сражаются и умирают, они умирают все-таки за Большое Отечество, за Советский Союз. Но на этом этапе мы должны пройти через тысячу поражений, чтобы дойти до победы. Но одна из побед — это Крым. Но это именно в ответ на госпереворот со стороны США. Путину удалось зацепиться в Крыму, путем включения его в свой состав, и тем самым он отрезал мосты, которые теперь поставили его перед решающей схваткой с элитами внутри России. Потому что американцы включили режим санкций и включили режим давления, из которого выйдет либо — уже я говорю внутри России — либо Путин с новыми элитами, либо эти элиты с американцами, они же «пятая колонна», и уничтоженным Путиным.

А.М.: — А вот программа «русские не сдаются» включится и в Новороссии?

Е.Ф.: — Она уже включилась и в Москве, и в Новороссии уже включилась. Это чисто код, он уже включился. Но мы должны еще раз понимать — это главное, о чем и говорит, что там нет сепаратизма. Новороссия — это большая будущая Россия. Вся. От Карпат до Сахалина. Это просто надо понимать. Там будет победа только от Карпат до Сахалина. Вот из этого отряда в 30 000 бойцов вырастет новая Россия. Ну, естественно, во главе с Путиным.

А.М.: — То есть это форпост «русского мира», получается, Новороссия, нового.

Е.Ф.: — Нового, восстанавливающего суверенитет. Вы на этом сером оккупированном фоне, коричневом, всей территории бывшего Советского Союза, появились партизанские республики, которые пока держатся, с трудом, но держатся за счет русского духа, в условиях предательства и изоляции, и потом они разовьются политически по всей России в Москву, изменив Россию. И на Украину, освободив Украину от фашистов-интервентов, и, естественно, создав тем самым логику единого государства. Один народ — одно государство, о чем Путин и сказал на Васильевском спуске. Ну, он сказал: «Один народ». Но мы же знаем, раз один народ, значит, одно государство.

А.М.: — Спасибо большое, Евгений Алексеевич. А вот Вы могли бы сказать какое-то поздравление народу Новороссии.

Е.Ф.: — Эти герои, которые держатся против всего мира, вот реально против американского всего однополярного мира, имея тысячи предательств в тылу, через границу в том числе, на территории здесь, России, в Москве, они держат на своих в плечах весь «русский мир». Эта самая соль, самая соль героев из героев «русского мира», русские люди, 300 спартанцев. И они уже продержались год. Это огромная победа. Весь мир против них, и они удерживаются. И в этом залог, что они победят. Я уверен в этом. И я хочу сказать, что, конечно, каждый из них будет потом в памятниках. Это будут главные герои нашего будущего, нашей будущей большой российской — Русь, Россия, Советский Союз — истории. И я думаю, что многие это как бы в себе понимают. И я поздравляю их с тем, что они сумели уже год бороться за освобождение всего нашего огромного Отечества от оккупантов и интервентов, всего, не только на территории Украины, и присоединяюсь полностью к их рядам морально, политически, как хотите, и уверен, что победа будет за нами, как она была за нашими дедами и прадедами. Поздравляю вас с первым годом, а, значит, с первой большой победой.

А.М.: — С вами была я, Анастасия Михайловская. Смотрите программу «Проект Новороссия» на «Свободной прессе».

Над программой работали: Анастасия Михайловская (автор, ведущая); Елена Наумова (редактор); Александр Фатеев (оператор, монтаж)

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Смотрите ещё
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров