Открытая студия

Вадим Погодин: «В плен мы брали наемников и из Сьерра-Леоне»

Командир батальона «Керчь» МО ДНР о боях в Новороссии, патриотизме и русском мире

  
2226

(продолжение см. ниже)

Анастасия Михайловская: — Сегодня гость «Открытой студии» — командир батальона «Керчь» Министерства обороны ДНР Вадим Погодин. Беседовать с ним буду я, Анастасия Михайловская. Вадим, на ваш взгляд, как начиналась эта война на Украине? Кому она нужна?

Вадим Погодин: — Война на Украине необходима Соединённым Штатам Америки: это, в первую очередь, наезд на Россию, а Украина сама по себе не нужна им. Америка живет за счёт войн, подавления других государств. Первая попытка развязать войну была в 2005 году. Тогда Украину отдали их ставленнику — Ющенко, и как бы войны не получилось. Но на Украину проникло много западных агентов влияния и, собственно говоря, были подготовлены эти помаранчевые революции. Сравните с теми же сирийскими революциями, ливийскими — это всё один план, он с небольшими вариациями везде действует. Целью нынешней революции на Украине было развязать войну. Вы помните, Янукович шёл на уступки любые, вплоть до того, что был готов ограничить свои полномочия, полностью сдать власть оппозиции. Но им не нужна была эта власть. Им нужна была война. Произошел государственный переворот: Донбасс восстал против этого. Начались митинги. Я дончанин коренной, но приехав в Крым, там работа была, нормально, всё устроено, случайно стал участником второго штурма. Я думал, всё произойдёт у нас, как в Крыму, что захватят Донецк без войны, жертв, разрушений. Но то, что я видел, это было явно неорганизованное сборище людей, которые в гневе от того, что произошёл государственный переворот, инсценированный Америкой, пошли захватывать обладминистрацию. Но всё было так неорганизованно, непонятно. Думаю, поеду я работой заниматься дальше. Уехал, пока в Славянске реально не началась война.

А.М.: — Вы же до этого занимались политикой, была своя организация?

В.П.: — До 2004 года, до этой помаранчевой революции политикой особо не интересовался. Я работал, у меня нормальный бизнес был. Но революцию я воспринял как войну, что нас захватил американский агент.

А.М.: — Кого вы имеете в виду?

В.П.: — Ну, конечно, Ющенко и компанию всю: этот шабаш на Майдане у меня на глазах происходил. Я там один раз побывал — поехал посмотреть, что это такое, Майдан. И потом просто с друзьями, честно говоря, летал раз в неделю туда посмеяться: там находились одни колхозники. В толпе сначала было много и киевлян, они туда пошли, посмотрели, кто из любопытства, кто-то из убеждений. Но даже я, коренной дончанин, пробыв 3−4 часа на Майдане, чуть не стал кричать: «Ющенко». Так действовали на психику постоянное мелькание флагов, барабанная дробь ритмичная. Плюс в толпе постоянно говорят одно и то же, монотонно. Это были обученные люди, которые знали как себя вести. То есть, чётко был подготовлен государственный переворот. Это обкатанная технология. Все революции обычно кем-то вскармливаются, взращиваются. Когда же переворот произошел у нас, меня это возмутило. Своё возмущение в день инаугурации Ющенко наша организация «Мы» выразила прямо на Майдане Незалежности перед его трибуной. Там человек 300, вокруг нас стояли в помаранчевых ленточках, чётко подготовленные. Скандалы пытались навязать, но мы старались не ввязываться. На этом закончилась на время моя политическая деятельность. Позже по делам поехал в Киев, заехал в Марьинском парке в платочный лагерь. Я не хотел втягиваться в политику, так судьба сложилась, что она меня втянула во все эти выступления. Там как раз посадили моего друга по политическим мотивам, я уверен в этом до сих пор. Жена там, пришлось ему помогать, я в Киеве задержался и часто заезжал в этот Марьинский парк, поддержал людей, которые выступали против Ющенко, за то, чтобы освободили Колесникова. Там были чётко политические репрессии, месяца через четыре или через пять его освободили. Вот приехал оттуда, я там познакомился с ребятами молодыми. Возникла мысль создать общественную организацию, которая будет бороться против той власти, которую Америка нам навязала. Ну и где-то в течение полугода, может быть года, проводили акции, там в Донецком аэропорту — это креативно было, Ющенко даже, насколько я знаю, на какое-то время визиты отложил…

А.М.: — Каким образом Ющенко отложил свои визиты, что вы сделали?

В.П.: — Организация наша — это несколько человек, а в прессе раздули красиво, что нас там 5 тысяч. Там где-то у меня деньги были, проплатили массовку время от времени, раньше же оно так и было. Хотя были и убеждённые люди! Но убеждённые люди ходят на работу основная масса, или учатся где-то, или ещё что-то, ясно, им некогда заниматься протестом, как на Майдане — бездельники находятся. Завезли мешки с песком, колючую проволоку, ежи… То есть, больше шумихи. Ясно, мы бы никого там не остановили, но это было сделано…

А.М.: — Но Ющенко не приехал…

В.П.: — Да, на какой-то момент отложили, он же помнит, в 2003 году его вообще в Донецк не пустили. Ему через забор пришлось переезжать, тогда целые толпы людей скандировали, выгоняли его из Донецка. Это было буквально за год, за полтора до этого события. Потом нас судили, требовали прекратить акцию в аэропорту. Помню, судья спрашивал, для чего ежи, мешки с песком, сколько их? Потом спросил, для чего колючая проволока в аэропорту? А колючая проволока, как Юлия Владимировна обещала Донбасс колючей проволокой оградить, вот мы сами и огородились.

А.М.: — То есть, акции протеста вы устраивали задолго до нынешних событий?

В.П.: — Да. Бизнес мне порвали, и ладно, я особо не расстраиваюсь. Через какое-то время поехал в Крым жить. Думаю, всё нормально ладится, пока в Славянске не начались перестрелки первые. Я переживал, но сидел, занимался работой, надо семью кормить. Когда же началось действительно похожее что-то на войну, я не выдержал, собрался и выехал…

А.М.: — Эта война была аргументирована акциями протеста, то есть, люди, действительно, не хотели жить под украинской властью, под властью фашистов.

В.П.: — Вы поймите, я отношусь к этой ситуации так: на сегодняшний момент законным президентом Украины является Виктор Фёдорович Янукович. А хороший он, плохой, это вопрос второй. Это на выборах надо решать. А вся нынешняя украинская власть, как основная масса людей считает, были там выборы или не были, это узурпаторы, которые с фашисткой идеологией, при помощи вражеского государства захватили власть в нашей стране. Понятно, Донецк не будет с этим мириться. Более того: не только Донецк — Харьков, Одесса, Днепропетровск, которые сейчас молчат — их просто задавили и забили, те же молодчики Коломойский и все остальные. Конечно, мы не хотели пускать в Донецк вражеские силы… Те, кто согласился служить узурпаторам, на самом деле — преступники по законам любого государства. Любой суд европейский, если актуально они рассматривают, примет то же самое решение. Янукович является президентом. Я не за него, или там не против него, есть закон, который существует. То есть мы боролись за закон на самом деле. И сейчас боремся за закон.

А.М.: — Получается вы — единственный регион в Украине, который боролся за истинного президента и за законную власть?

В.П.: — Мы боролись за законную власть в стране. Я лично, может у кого-то была другая мотивация, тем более люди посмотрели — Крым отсоединился, многие испытали надежду, что это произойдёт быстро. Основная масса людей думала, что Россия поможет. Я, например, знал, что не поможет, невозможно в данной ситуации втягиваться.

А.М.: — Вы считаете, что Россия не могла втянуться в эту войну, чтобы не устроить Третью мировую?

В.П.: — Втянуться в войну, конечно же. Вы понимаете, цель Америки втянуть Россию в войну. У неё не цель захватить Украину, зачем ей нужна Украина, вот этот кусок, ну благодатная земля, вопросов нет, я её люблю как часть Российской империи, или как часть СССР, это как часть русского мира, как хотите называйте, но для самого США устраивать такие большие разборы за государство с Россией особо смысла нет.

А.М.: — То есть, вы против единой Украины или за единую Украину?

В.П.: — Я, конечно же, за единую Украину. Всё наша земля, знаете, во мне с детства до сих пор сидит песня «От Москвы до самых до окраин, с южных гор до северных морей». Единственное, что эта единая Украина в принципе, это моё убеждение, должна находиться в составе Евразийского союза или Российской Федерации, или как хотите, но у нас единый русский мир, который должен быть вместе. Кроме того, Потсдамская конференция 46-го года утвердила границы послевоенного мира. Как можно было так нагло раздербанить страну?! Сели три человека в Беловежской пуще, в принципе-то, безо всяких к тому юридических оснований, насколько я знаю, разделили её по указу иностранного государства. Наши деды тысячу лет объединяли, строили огромное государство, в котором все народы считали себя равными. Общая культура была, общие обычаи. Стремились к чему-то одному. Строили общий мир. И этот мир потом был отделён. Ну вот сейчас киевляне получается говорят: не надо мне те земли, которые наши деды объединили, а зачем, давайте мы от них откажемся.

А.М.: — И присоединимся к Европе.

В.П.: — И присоединимся куда-то к Европе. Самый центр России и есть Украина, Киев, оттуда начала расширяться наша земля, а теперь мы отказались от основных наших земель просто так, богатые ресурсами, которые населены нашим народом, который оттуда расселялся, и решили присоединиться, стать придатком Европы, не знаю как это — разумно, неразумно

А.М.: — Тем более, Европе это совершенно и не нужно.

В.П.: — Оно и не надо, Вы же посмотрите — она отказывается, это явно, ни в какой Евросоюз нас никогда в жизни не возьмут. Им единственное надо — за наш счёт расправиться с Россией, это же самый обычный вариант. Америка хочет наводить порядок во всём мире — так пусть сначала наведёт в Латинской Америке, где она его 150 лет уже пытается навести, а на самом деле устраивает только хаос полнейший — они живут за счёт этого хаоса. И у нас хотели хаос устроить. И устроили в конечном итоге — добились этого. И вот поэтому народ Донбасса встал и начал защищать свою землю. И поэтому я приехал. Конкретный правитель никакой роли в Украине не сыграет, пока она оккупирована. Это называется скрытой оккупацией. В 91 году нас раздербанили на оккупационные зоны просто. Им так легче управлять. Если бы в 2000 году Путин к власти не пришёл бы, то после Чечни, после Хасавюртовского мира и Россию бы раздербанили точно так же. Цель — маленькие государства, сырьевой придаток, чтобы «золотой миллиард» жил хорошо. Это всё показывает, это показывают и нынешние события. Европа что, кинулась помогать Украине? Помогает только военными силами, чтобы вели войну, а так, финансово, где там? Налаживают промышленность? Помогают — рынок свой открыли полностью? Нет же. Это только надо разумно посмотреть на вещи, спокойно абстрагироваться от того, что в уши вдувается со всех сторон.

А.М.: — То есть, несмотря на то, что Путин не ввёл войска, вы всё равно за Путина?

В.П.: — Ну конечно, я просто понимаю, уверен, большинство россиян, Владимир Владимирович очень хотят нам помочь, но не имеют права. Мы как бы сейчас вне закона, но воюем за правду.

А.М.: — Вы считаете, что Россия не может ввести войска на Украину, потому что существует договор, я так понимаю, да?

В.П.: — Есть договор с Америкой, который гарантировал со стороны России и Америки, когда мы убирали ядерное оружие, неизвестно по какой причине, о том, что они наш суверенитет защищают, грубо говоря. Хотя в первую очередь его нарушили американцы, пропихнув во власть Ющенко.

А.М.: — И что это за договор?

В.П.: — Договор о том, что Россия и Америка гарантируют неприкосновенность. Если Россия сейчас введёт войска на Украину, то, собственно говоря, нарушит этот договор. Америка будет вправе начинать третью мировую войну, считая себя, что вправе это делать.

А.М.: — То есть, вы считаете, что они сейчас спекулируют этим соглашением? И соответственно, из-за этого на нас давят…

В.П.: — Ну поэтому, да. И в принципе, как можно России ввести войска? Что будет происходить дальше? Дальше начнётся партизанская война в Карпатах.

А.М.: — То есть, Америка будет проплачивать партизанское движение…

В.П.: — Конечно, на это изначально и рассчитано всё было, я же говорю, вот эти батальоны там, «Правый сектор», всё остальное, вспомните, сколько лет они там учились за границе, есть же кадры, они учились для того, чтоб вести войну. Ведь они не думали ни на секунду, что Янукович им сдаст власть. Вы посмотрите, где там профессионалы в правительстве строят экономику, или что-то ещё? Они не думали. Думали по обычному сценарию развязать войну. Собрать толпу жертвенных баранов, по-другому их не назовёшь. Потом, когда их пойдут разгонять — перестрелять, это же в других странах происходило не раз. Перестрелять, на основании этого начать партизанскую войну на западе Украины. И всё. Пришлось бы, как нашему же народу, мы один народ, поддерживать на плаву экономику. А поднять её нельзя было, потому что война идёт, диверсии и всё остальное, она перекинулась бы и на Крым, и на Россию эта война. Это 100%.

А.М.: — Тем, что Янукович так ушёл, вы считаете, это правильный был шаг?

В.П.: — Я считаю правильный шаг на 100%. Тут же не надо быть семи пядей во лбу. Всё рассчитывалось на то, что Янукович пойдёт разгонять толпу, начнутся выстрелы, пострадают люди, и, как всегда, Америка начнёт: преступный режим Януковича бьёт свой народ, поддерживаемый Россией. И началась бы война где-нибудь в Карпатах, лесах, это была бы тяжёлая война, ненужная война. И везде, во всём мире мы были бы преступниками, которые тиранят свой народ. Хотя и сидели бы там террористы, как сейчас воюют против нас поляки, американцы, негры…

А.М.: — Вы их видели там?

В.П.: — Да, конечно, видел. Более того, мы в плен брали наемников из Сьерра-Леоне, вот лично мы брали с документами, со всем. Мы в третий отдел сразу его сдали, пусть занимаются. Там я видел неоднократно иностранных пленных. Видел убитых поляков, не одного. Да поляки — весь аэропорт донецкий в основной массе поляки. Украинцы показывают, там какую-то часть украинцев, а основная масса там поляки воюют. Наёмники.

А.М.: — Вы считаете, с уходом Януковича вот так вот, мы смешали карты американцам?

В.П.: — Мы на 100% смешали карты американцам, конечно.

А.М.: — Сейчас очень многие обвиняют Игоря Ивановича Стрелкова в том, что он развязал войну. Я понимаю, он поддержал настроение народ, который сам желал того, что произошло?

В.П.: — Игорь Иванович, по моему мнению, истинно русский человек. Что значит, он развязал войну? Он поставил в Славянске границу против захвативших власть подонков. Все. Зачем было нападать на Славянск? Он же не шел атаковать. Как он развязал войну? Развязали те, кто на него нападали. Ведь референдум прошел уже до этого. Он держал оборону после волеизъявления народа. Развязали войну те, кто пошли его атаковать. И все.

часть 2

А.М.: — Получается, что те, кто пошли его атаковать, собственно, они… Мы же не можем говорить, что вы воюете против украинцев, против народа. Вы, я так понимаю, воюете против фашизма?

В.П.: -Украинцы — это украинцы, а «укропы» — это «укропы». Это и есть фашисты. Даже не могу их сейчас не то, что осуждать, мне их жалко. Это же американские технологии. Люди, которые год назад думали одно, сейчас думают совершенно иное — у них в голове все перевернуто. Я не знаю, как они это делают, реально, но там же мозги перевернуты совершенно. Это наши же люди, которых приходится сейчас убивать, которые идут убивать нас и бомбят наши города. Я знаю, многие отказывались. Но тем не менее, завязалась война, возникла ненависть, мы начинали ненавидеть их, они начинали ненавидеть нас. В конечном итоге получили то, что получили — полномасштабную войну внутри своего же народа. Вы уж поймите. Вот иногда позиция мне многих россиян непонятна — вот «укропы», украинцы, такие-сякие… Да нет! Украинцы ровно такие же, как и москвичи, или ровно такие же, как и во Владивостоке люди. Просто, если Владимир Владимирович с 2000 года потихонечку начал вытягивать страну от этой американской угрозы, то у нас все это время промывали мозги — промывали, промывали особенно на Западной Украине. И, собственно, получилось то, что получилось — нелюбовь своего народа к своему же народу. Вот и все.

А.М.: — То есть, это опять же по плану Шарпа — поссорить славянский народ внутри себя?

В.П.: — Конечно, им надо, чтобы война была между своими, рассорить. Вот представьте, эта война произошла, кровь пролилась с одной, с другой сторон. Я верю, что в принципе мы помиримся, хотя для этого нужны титанические усилия.

А.М.: — Какой может быть выход для примирения?

В.П.: — Ну если реально, мне так кажется, вот сейчас начались морозы. Заморозить бы эту ситуацию хотя бы до весны. Пусть, если та часть Украины хочет жить вместе с Европой, пусть поживут вместе с Европой какое-то время, почувствуют все прелести европейской жизни, посмотрят, если им не хватает примера греков, испанцев, итальянцев, у которых ужасно просел уровень жизни — пусть это почувствуют на себе. Я думаю, может, тогда у них начнет в голове чуть-чуть проясняться, кто истинный враг. Ясно — надо вести пропаганду усиленную…

А.М.: — Вы считаете, если там начнутся голод и холод, то они направят оружие против своих же правителей?

В.П.: — Голод и холод — лучше всего. Даже в религии голод и холод очень хорошо прочищают. Пусть попостятся немного. Нет, дай Бог, я не против, вдруг у них там начнется экономический бум, вдруг Европа и Америка кинут силы на то, чтобы Украина процветала? Я буду тоже рад и счастлив — отлично: наши братья живут хорошо и счастливо! Нормально, пусть живут, мы-то не лезем к ним.

А.М.: — Но они же не перестанут бомбить ваши города, уничтожать мирных жителей?

В.П.: — Да, согласен, вот именно тут надо пока их отбивать. Откуда бомбят — туда надо бомбить. Вот я знаю в Гранитном. У нас перемирие было, вот есть Гранитное, стоит большая группировка, там войнухи нет, совершенно.

А.М.: — Группировка с какой стороны?

В.П.: — Украинцев. Там поляков много. но нет войны, как-то более или менее нормально. Иногда перестрелки случаются, офицеры созваниваются: «Вы что там стреляете, перемирие же?» Там нет войны, а в районе Донецка идет, потому что им нужны жертвы, им надо разрушить инфраструктуру, они аэропорт держат, в первую очередь, потому что им оттуда можно обстреливать Донецк, уничтожать подстанции, газораспределительные станции и так далее. Им надо, чтобы мы были в голоде и в холоде. Они уже понимают, у Украины нет шансов захватить Донецк, Луганск. Вы посмотрите, у них 27 тысяч или 29 тысяч дезертиров по украинской статистике.

А.М.: — Почему у людей настолько срывает крышу, что они не понимают: это один и тот же народ, это донбассец, что это не русский, против которого они борются?

В.П.: — Истерия так нагнана. Такая технология. Я не знаю, почему так делают. Если бы я там был, я бы прочувствовал. Я же объясняю: когда я на Майдан приехал, через 4 — 5 часов нахождения там, готов бы кричать их лозунги.

А.М.: — Такая промывка мозгов?

В.П.: — Да! При том, что я знаю, за что я, за кого, где, как. У меня твердые убеждения. Я потом не раз уже ездил, когда адаптировался, смотрел на них — смеялся. Мозги промывают им, лечить надо. Они же больные люди, они не враги, они больные люди.

А.М.: — Вы сказали, что у вас постепенно наращивалась военная мощь. Сейчас все отряды расформировывают, командиров переводят в какие-то другие группировки. Вы считаете, это на пользу идет Донецкой республике?

В.П.: — Понимаете, это же был, в принципе, народный протест, разные люди приходили в ополчение. Поэтому наводить в армии порядок необходимо, в любом случае. Но как это происходит, я крайне против этого. Мое мнение, что после того, как Стрелков ушел, дисциплина и порядок в армии значительно упали. А оценить нынешнюю реформу — я к ней несколько отрицательно отношусь, к тому, как она проходит. А к самой реформе я положительно отношусь. Все правильно, должно быть министерство обороны ДНР, и все должны подчиняться ему, должно быть структурирование, как положено…

А.М.: — А сколько у вас было человек в подчинении?

В.П.: — Под конец по 300 человек, потом еще роту мне придали.

А.М.: — А сколько погибло из ваших?

В.П.: — Вот за время обороны у меня 6 человек погибло. Спасибо Полковнику нашему, он грамотно разрисовал линию обороны, окопов. Думаю, если бы другие стороны Донецка окопали так же, то, пожалуй, бы и к Донецку близко не подошли.

А.М.: — Вы считаете, нам нужно консолидироваться вокруг нашего президента и всячески его поддерживать, чтобы у нас на территории России не произошло оранжевой революции и не вылилось бы все в такую страшную войну…

В.П.: — Да, конечно, надо! Во-первых, знаете, что у меня в Москве резануло слух? Я до этого слышал, но приехал и лично от таксиста услышал: «У нас тут все плохо!» Это когда-то у нас происходило. «Депутаты столько получают, эти столько, а мы столько получаем». Люди должны понимать, что получать все будут хорошо, именно, когда будет сильная, могучая держава, когда ее перестанут грабить соседние державы. Путину очень тяжело, потому что к 2000 году, когда он пришел к власти, была коррупция, скрытая система управления и так далее. Практически Россия уже была поглощена. Россию нельзя захватить тупо просто, учитывая ее ядерный потенциал. Поэтому ее надо захватывать только изнутри. К 2000 году это уже практически было исполнено. Посмотрите на войну в Чечне, ту же самую, да везде — это было понятно. Все доходы от нефти уходили непонятно куда. И так далее, и тому подобное. Путин вытягивает все это. Уровень жизни растет. Люди как-то постепенно, знаете, забывают, как растет — у них хорошо-хорошо-хорошо. Вы посмотрите, как вы 10 лет назад жили и как сейчас живете — лучше или хуже? Ясно сразу, все в шоколаде не бывает, все постепенно. Я считаю, он идет очень правильно, ему надо только помогать. И предателей вокруг него тоже еще немало. Недавно он делал последнее предупреждение 5 колонне, пора ее уже зачищать. Нужно культивировать патриотизм в стране. Люди должны любить свою страну, ради страны работать, чтобы она была могучая, и тогда уже они будут жить хорошо. А не наоборот — я так это понимаю. А у нас сколько людей: «О, Америка, о, Европа». Она хоть чем-то помогла? Ну разве что гей-парады хочет провести, может, кому-то это нравится. А больше я не вижу никакой помощи от них — уложили нашу экономику дешевыми товарами, кредитами. Они ж нас уничтожают, а они говорят «О, Америка, о Европа». Цель Путина - вывести страну из-под иностранного влияния, вернуть доходы государству, и это у него успешно получается. И, собственно, объединить нашу страну, которая раздербанена. То есть, освободить. Освободить. А Украина, еще раз повторюсь, и Россия — это одно целое государство. Можете его называть не Россия, не Украина, а Евразийский союз, СССР, Российская империя, но это одно государство. И Грузия — наше государство, там наши люди живут. Сколько мы с ними вместе живем уже? И Узбекистан тот же самый. Наши люди. Я помню, в детстве я весь союз с отцом облетал, он у меня летчик. Я везде прилетал, как к себе домой. Там узбек, таджик — какая разница. Реально, у меня самые лучшие воспоминания о любом уголке СССР.

Полная версия на видео «Открытой студии»

Над программой работали: Анастасия Михайловская (ведущая), Майя Мамедова (продюсер), Александр Фатеев (оператор-монтажер, фото).

Примечание: Уважаемые читатели «Свободной прессы», приносим вам свои извинения за возможные технические неточности, с которыми вы могли столкнуться при прочтении данного материала.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Смотрите ещё
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров