Открытая студия

Александр Ющенко: «Обещать, не значит прекратить войну»

Побывавший в Донбассе депутат Госдумы рассказывает о взрывоопасном перемирии, общей ситуации в ДНР и ЛНР и короткой политической судьбе Порошенко

  
3113

(Продолжение см. ниже.)

Василий Ваньков: — В «Открытой студии» - наш гость депутат Государственной Думы от фракции КПРФ, член комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Андреевич Ющенко. Беседовать с ним буду я, политический обозреватель «Свободной Прессы» Василий Ваньков.

Александр Андреевич, вы только вернулись с Донбасса только. Логически напрашивается разговор начать с Украины, но информационная повестка диктует другие правила. Трагически погиб оппозиционный деятель Борис Немцов. 1 марта прошел траурный марш. Есть такая расхожая фраза в СМИ, что, «стреляя в Немцова, целились в Россию». Как вы считаете, попали или нет?

Александр Ющенко: — Информацию об убийстве Немцова я услышал, сразу по приезду на Донбасс, в Донецк. Событие, действительно, тяжелое, провокационное, и могло иметь достаточно далеко идущие перспективы. То, как это произошло, в какое время это произошло, вызывает очень много вопросов. Первое, это накануне так называемого «Антикризисного марша оппозиции». Второе. Очень картинно, на фоне Кремля, вечером, рядом находилась красавица-украинка. Знаете, такой голливудский сценарий. Убивают цинично выстрелами, четкими четырьмя выстрелами в спину. Здесь читается написанный сценарий, и исполнение по сценарию. Для чего все это сделано? Понятно. Если вспомнить трагические события, которые происходили в истории, они как раз происходили по таким написанным сценариям. Убийство Франца Фердинанда, поджог Рейхстага. Или — новейшая история: башни-близнецы. Или — убийство на Украине журналиста Гонгадзе. Мы помним, как поднимались марши, и поднимались протесты. То есть, сценарий пишется, реализуется чьей-то рукой. Думаю, что следственные органы, это дело чести, обязаны максимально проявить здесь профессионализм, и добраться до истины. И хотя бы, если не найти преступников, я в это, честно говоря, не очень верю, но поднять те улики, чтобы пролить свет на это жуткое преступление. Мы были политическими оппонентами. Более того, деятельность господина Немцова была для нашей партии, для моих товарищей, и для меня лично, абсолютно, честно говоря, неприемлема. Он был не просто политическим оппонентом, а политическим противником. Но он был неоднозначной фигурой. Где-то яркой, в своем роде, запоминающейся. Он был на острие протестов. В некоторых случаях — провокаций. Он был на виду. Выбор именно его фигуры в этой кровавой расправе для дестабилизации обстановки в России, я считаю, не случаен. Тем более, если предположить, на фоне каких событий это происходит. Мы знаем, у нас подписаны Минские договоренности по Украине, под которыми поставили подписи лидеры 4 государств. Эти договоренности необходимо выполнять. Но с другой стороны, мы знаем киевский режим, который захватил власть преступным путем, я не устаю это повторять, может находиться и действовать только в состоянии войны. Потому, что Украина испытывает глубочайший кризис. Внутри страны очень много недовольных. Плюс ко всему, много недовольных той дикой беспрецедентной мобилизацией. Недовольны родители, много людей погибло в этом конфликте, который развязал бойню на юго-востоке Украины. Там даже доходит до абсурда. Киевские власти не говорят правду о том, что там происходит. Мы видим циничные наглые заявления киевской власти, что ничего там нет. А после этого, якобы блестяще проведенные операции… На этом фоне происходит политическое убийство. Поэтому, в первую очередь, той партии войны, которая сегодня находится у власти в Киеве, им важно сохранить лицо перед своими американскими и европейскими наставниками. Но при этом необходимо развязать очередную бойню. Потому, что те же частные батальоны уже начинают бузить. Они начинают охватывать административные здания. Весь Тернополь изрыт блок-постами. Для чего это делается? Потому, что боятся, что сценарий, который происходил после Майдана, когда брали здания администраций в регионах, то же самое может быть и здесь, подчиняться они не будут Киеву. То есть развивается полностью сценарий развала государственности. Вот на таком фоне происходят трагические события. Поэтому, и опять же, этот антикризисный марш был согласован для прохождения в Марьино. Это достаточно отдаленный район, и он не имел бы того эффекта, который мог бы. И я не уверен, что без этих событий, которые потрясли практически общество, он бы был достаточно многочислен. То есть, понимаете, заряд есть, выхлоп уже заявили, а выхлопа могло бы и нет. То есть, что-то должно было произойти. Вот это что-то произошло таким циничным и трагическим способом. Эта смерть может быть использована и выгодна деструктивным силам, на которые, хотел этого господин Немцов или не хотел, но, так или иначе, на них работал. Вот в этом и есть, собственно, трагичность ситуации.

В.В.: — То есть, это фактически беспроигрышная комбинация?

А.Ю.: — Абсолютно. Понимаете, методы, какими действуют эти кукловоды, показывают, что они не гнушаются совершенно ничем.

В.В.: — То есть, это, может быть, та самая сакральная жертва?

А.Ю.: — Получается, так. Кстати, Путин еще предполагал, говорил об этом в 2012-м году на одной из встреч. Манипуляция общественным сознанием путем медиа, требует, наверно, еще большего цинизма, еще большего накала и крови. Вот в этом и опасность, страх того мира, который сегодня построен закулисными кукловодами.

В.В.: — Александр Андреевич, можно не сомневаться, что этот повод трагический будет использован для шельмования российских властей, обвинения действующего режима в его диктаторском характере. Почему наша дипломатия занимает зачастую такую пассивную позицию, предпочитает оправдываться? Ведь мы знаем, большое количество политических убийств на Западе до сих пор остались нераскрытыми. Клан Кеннеди, Мартин Лютер Кинг, Улоф Пальме… Почему бы не посоветовать «нашим партнерам» собственные темные пятна в истории устранить, прежде чем предъявлять претензии России?

А.Ю.: — Эти и другие убийства, так или иначе, были выгодны олигархическим кланам, которые кукловодят непосредственно и в Америке. А убийство около Кремля — провокация, направленная на потрясение и расшатывание и так достаточно нестабильной ситуации. Поэтому, в той или иной мере, я считаю, что и российская власть должна, конечно, сделать выводы, если мы заявили о самостоятельной внешней политике.

В.В.: — Александр Андреевич, глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер заявил о некотором улучшении, на его взгляд, ситуации на востоке Украины. Значит, это он связывает с соблюдением режима прекращения огня. Говорит, что стало гораздо спокойнее, чем несколько недель назад. Вы уже упоминали, что только вернулись с Донбасса. То есть, в принципе, побывали на бывших горячих точках…

А.Ю.: — Это не бывшие горячие точки. Они там действующие.

В.В.: — Европейцы пока цепляются за мирный сценарий, который США, Киев, командиры добровольческих отрядов пытаются всячески раскачать. Насколько это соответствует действительности?

А.Ю.: — В январе там начались жуткие обстрелы территории Донецка. То есть была в очередной раз развязана война. И получили обратный эффект. Естественно, армии ДНР и ЛНР взяли «дебальцевский котел». И, собственно, путем жесточайших боев, оперативно, грамотно построенных руководством, с минимальными потерями, ликвидировали этот котел. Так вот, с учетом мирных договоренностей, есть позиция, что должны пройти мирные выборы на всей территории Украины. Я, честно говоря, сомневаюсь в этом, что они могут состояться. Потому, что не вижу, под каким соусом, и под какими лозунгами могут теоретически пройти совместные выборы. Я в этом сомневаюсь. По законам Украины, в каком контексте это будет? Он будет невыполним со стороны Украины. Но тот учредительный съезд, который состоялся вначале в Луганской народной республике, в Донецкой народной республике, это общественное политическое движение, которое состоялось, это была уже структура, уже вектор мирной созидательной жизни. У них есть возможность действительно иметь народную государственность. Потому, что там инициатива — снизу, поддержка снизу. Их никто не назначал, того же Захарченко. Это действительно человек невероятной популярности, невероятную поддержку имеет на Донбассе. Но вот этот съезд, я, кстати, представлял компартию, зачитывал приветствие от Геннадия Зюганова, который был воспринят тепло людьми. После этого, кстати говоря, мы встретились с Александром Владимировичем Захарченко у него дома. Он нас принял. У нас была достаточно представительная делегация. Был председатель парламента Южной Осетии Анатолий Бебилов, был представитель Абхазии. И был еще депутат Государственной Думы, представляющий ЛДПР. Так что, вот в этом отношении у нас такие вот хорошие, теплые и, надеюсь, конструктивные в дальнейшем будут отношения. У нас отработана схема подготовки гуманитарных грузов. На прошлой неделе отправили уже 27 конвой. И каждую среду мы отправляем. Хотелось бы наладить конструктивную работу непосредственно с руководством республики, чтобы максимально эффективно, с точки зрения руководства республики, распределялось по городам, которые, и доставалось это людям, которые на себе ощутили те самые, тяжкие моменты непосредственно вот этой гуманитарной катастрофы.

Вторая часть

В.В.: — Учитывая интерактивный характер эфира, хотелось бы задать вопрос от нашего зрителя. «Александр Ющенко, здравствуйте, расскажите, пожалуйста, о причинах поражения компартии Украины на выборах в Раду. С уважением, Федор Зимин». Ну, здесь, наверно, какой-то намек на то, что компартия оказалась не эффективной.

А.Ю.: — Я так понимаю, автор вопроса имеет в виду, что в нынешней Верховной Раде не присутствует компартия Украины во главе с Симоненко. Если он внимательно следил за политическими событиями на Украине, то должен знать: формирование нынешней Рады не подразумевало никаких выборов. Это было чисто формирование так называемого законодательного органа под контролем ЦРУшников, под жестким контролем, уже под написанный сценарий Вашингтона. И проведены были не просто в нарушение каких-то мыслимых и немыслимых правил ведения выборных кампаний, а их просто там не было, этих правил. Просто, во-первых, компартию Украины для начала подвергли жестким, не побоюсь этого слова, террористическим нападкам со стороны националистических групп. Был сожжен офис компартии в Киеве. Туда зашли молодчики, облили бензином, подожгли все полностью. И еще оттуда вынесли всевозможные материальные ценности. Плюс ко всему, секретаря из Львова Анатолия Василько привезли на Майдан, поставили на колени и били до потери сознании, его случайно вытащили оттуда, сохранили жизнь, перевезя в Россию, где он несколько месяцев лечился.

С точки зрения правильности того, что делают эти молодчики, люди подвергались жесточайшим унижениям, избиениям. Поэтому в таких условиях это не выборы.

В.В.: — Александр Андреевич, необходимо еще иметь в виду, что Донбасс отпал. Это традиционно электоральная территория.

А.Ю.: — Да, я хотел к этому подвести. Донбасс — это огромная территория. Луганск-Донецк давали в Раду порядка, если я не ошибаюсь, 50−60 депутатов. То есть порядка 50 депутатов только Донбасс давал. Поэтому он выключен был из политической борьбы, и в принципе, как таковой, не участвовал. Харьков — то же самое. В Харькове не было выборной кампании. Вот ответ нашему зрителю, была ли там выборная кампания или нет. Нет, выборной кампании не было. Поэтому и компартия Украины в этой Раде не представлена. Посмотрите действия этой Рады, которая сегодня существует. Каждый день там кулачные столкновения, нецензурная лексика. Они между собой как пауки в банке начинают драться, ругаться. Этот законодательный орган, эта Рада и для Порошенко такая же сложная конструкция, с которой он не знает, как себя вести. Это своего рода заградотряд, который, так или иначе, не сегодня или завтра, все равно выступит против президента Порошенко. Долог ли будет его путь? Неизвестно.

В.В.: — Александр Андреевич, судьбы минских соглашений. Минск-2 долго проживет, на ваш взгляд?

А.Ю.: — Ну, смотрите, мои впечатления. Во-первых, в Донецкой народной республике я встречался, можно сказать, с легендарными личностями для меня. Командир с позывным «Абхаз», это человек действительно невероятной храбрости. Ему 28 лет,. Его подразделение добровольческое изначально состояло из 15 человек, почему и назвалось «пятнашка». Он был рядовым, приехал поддерживать народ Донбасса. После определенных событий опытные бойцы его выбрали командиром. Я с ним был на позициях в аэропорту, встречался с командиром с позывным «Гиви». Сидели, обсуждали, рассказывали. И вот за то время, за 3 часа, пока я находился, порядка 15−16 выстрелов из тяжелого оружия слышал непосредственно рядом. Причем это было с той стороны. Даже мне показывали по карте, где, куда это выходило. Это зенитная установка была. Поэтому, где она была, откуда била? Ее, конечно, потом ответным огнем подавили. Но это я абсолютно точно заявляю, что первые были как раз оттуда. Ночью, когда я спал, были слышны где-то на отдалении разряды «Градов». То есть, там стреляли как раз из «Градов». С другой стороны, я лично ездил, смотрел подразделения. Потому, что у меня там тоже очень хорошие, замечательные отношения с командиром подразделения «Оплот», и они лично выводили тяжелую технику свою за положенные 130 километров. Ну, 130 километров нет, там уже граница с Россией. Поэтому они стоят практически, я не буду говорить где, но на максимальном отдалении от линии соприкосновения.

В.В.: — Ну, вот мы видим объективную картину. То есть, если ополченцы уже фактически отвели свою технику на максимально возможное расстояние, Киев не спешит этого сделать, собственно говоря. Запад, и в принципе даже ОБСЕ, которые, ну, функция которых состоит в том, чтобы реализовывать Минские соглашения, заставлять, принуждать участников выполнять их. Мы видим, эти органы занимают достаточно пассивную позицию, чем пользуется Порошенко, заявляя: «давайте уже вводить миротворцев». Ну, естественно, каких…

А.Ю.: — Ну, позиция Порошенко, на самом деле, она меняется в течение суток, как ветер. Поэтому сначала они говорили одно, сначала говорили, что нет никакого котла. Потом они выводили, потом говорили, что это не котел, а это просто окружение. То есть они интерпретируют, как угодно. Когда мы приезжаем в Дебальцево, жуткая картина, я вот привез фотографии, хочу, чтобы вы тоже показали. Когда полностью разбитые дома, абсолютно нет света, воды. Был назначен мэр Дебальцево. Убрали все улицы. По крайней мере, центральные улицы, по ним можно ездить, они разминированы. Хотя, знаете, под Луганском, в деревне Хрящеватое, летом, когда стояли там батальоны «Айдара», туда загрузили якобы мирных жителей. И под якобы предлогом вывезти их на безопасное расстояние, вывезли на дорогу. Водитель оттуда убежал, сопровождающий убежал, и четко, точно туда попал снаряд. 30 человек погибло. И потом уже этот водитель, под стечением обстоятельств, буквально на следующий день в Киеве давал интервью, обвиняя ополченцев в том, что они расстреливают мирных жителей. Та же самая провокация. Так я это к чему говорю, что вот люди уже нормализуют какой-то мирный процесс. То есть, поставлены палатки МЧС. Там люди, самое интересное, я заметил, что большие очереди за водой, элементарной просто водой, за теплом. И еще, самое интересное, что очень большая очередь к электричеству, чтобы зарядить свои телефоны, чтобы позвонить каким-то родственникам и сказать, что живы-здоровы. Хотя и телефонная связь там не совсем работает. Но при этом люди благодарят, говорят, что их освободили. У меня есть запись, я возвращаюсь к тому вот, к событиям в Хрящеватом, есть запись учительницы русского языка, которую я встретил случайно в разбитой школе. В школе сделали штаб «Айдар», когда полностью разбили все классы. То есть стреляли там, абсолютно все развалили. Школа абсолютно разбита и не подлежит ремонту. И она, рассказывая, как исповедь, что она пережила, я просто так, незаметно для нее, я уже потом ей сказал, что записал это все на диктофон. И считаю, что это будет свидетельство против того бесчеловечного отношения к людям со стороны карательных отрядов. Даже когда она им всю свою еду отдавала, после того, как они уходили, они еще поставили растяжки по всем комнатам, под диванами, и под кроватями. То есть, все это рассказывала настолько эмоционально, у меня есть звуковая запись. Мы будем делать выставку «Белая книга Донбасса», и я думаю, что те материалы, которые я набрал, это будет достойное представление, чтобы люди видели, как и что происходило непосредственно в Донецкой народной республике.

В.В.: — Александр Андреевич, и все-таки, отталкиваясь от того, от ваших личных впечатлений, что происходит сейчас в Донбассе. То есть, фактически перемирие очень шаткое, слишком много пролито крови. Какова перспектива дальнейшего развития выполнения Минских соглашений в тех пунктах, которые предполагают единство? Могут ли жить вместе те, кого уничтожали, и те, собственно говоря, кто пытался покорить. На ваш взгляд, насколько это реалистично?

А.Ю.: — Знаете, вот тем, что господин Турчинов своим приказом ввел войска в июне, когда он еще исполнял обязанности президента, на территорию Донбасса. После того, как стали практически утюжить тяжелым вооружением мирных жителей, там выросла огромная пропасть. И люди Донбасса никогда, я не говорю о тех, кто возглавляет республику, люди Донбасса никогда не будут в составе, в той или иной степени, под руководством тех людей, которые отдавали преступные приказы. Мое субъективное мнение, если Меркель, Олланд, Обама, Путин и Папа Римский возьмутся за руки и обратятся туда, то Донбасс все равно никогда не станет под руководство вот этих убийц: Турчинова, Яценюка, Авакова. Пока они будут у власти, Донбасс никогда не подчинится им.

В.В.: — Понятно. То есть, это миф, что Россия и Путин, якобы полностью контролируют ситуацию?

А.Ю.: — Последние Минские договоренности показали стремление всей цивилизованной Европы к миру. Шаги были сделаны. Вектор задан. Выполнять, не выполнять, мы на следующие сутки увидели совершенно другую риторику министра иностранных дел Украины, господина Порошенко, когда он выступал в Раде. Мы услышали жесткие оценки всех пунктов мирных договоренностей. Даже касательно 5-го пункта, когда уже заранее, еще чернила не обсохли, они сказали, что эти пункты невыполнимы. А 5-й пункт, это «прекратить преследование по тем или иным политическим…»

В.В.: — Амнистировать лидеров ДНР и ЛНР?

А.Ю.: — Да, полностью амнистия.

В.В.: — Александр Андреевич, все-таки, судьба какая? Признанный замороженный конфликт? Непризнанные республики, типа Приднестровья? Что?

А.Ю.: — Я думаю, что задача, конечно, сохранить там мир, в той или иной степени. Про федерацию они не говорят. Но уверен, что Киев не будет делать шаги для мирной жизни. Для них важна война, для них важны финансовые вливания, для них важна дестабилизация в угоду Соединенных Штатов Америки. А Соединенным Штатам Америки в том числе нужна эскалация в центре Европы, чтобы расшатать в том числе и Европейский Союз. Я почувствовал уверенность от ополчения Донецкой Республики. Они сказали, что если Киев нарушит хрупкие мирные договоренности, то они будут идти дальше. У них впереди Славянск, Мариуполь. У них впереди граница Донецкой и Луганской народных республик…

Полная версия на видео «Открытой студии».

Над программой работали: Василий Ваньков (ведущий), Майя Мамедова (продюсер), Елена Наумова (фото), Александр Фатеев (оператор-монтажер), Татьяна Парубаймех (бильд-редактор).

Примечание: Уважаемые читатели «Свободной прессы», приносим вам свои извинения за возможные технические неточности, с которыми вы могли столкнуться при прочтении данного материала.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Смотрите ещё
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Виктор Похмелкин

Председатель "Движения автомобилистов России"

Комментарии
Новости партнеров