Ждут ли россиян пустые прилавки

Спад отечественной экономики — самый высокий в мире

  
19191

Михаил Хазин о фальсификации статистических данных, странном оптимизме правительства, новом налогообложении, ненадежности рубля, продолжающемся спаде уровня жизни.

Василий Колташов: Гость «Открытой студии» — Михаил Хазин, президент одноименного фонда экономических исследований.

Михаил Леонидович, конец года преподнес своеобразный сюрприз: оказалось, в правительстве не знают, что будет с рублём, с нефтью. Говорилось, что рецессия у нас закончилась, антикризисный план отлично выполнен, всё стабилизировалось, бизнес адаптировался… Насколько компетентен в такой ситуации кабмин? Народ ведь видит, что все иначе.

Михаил Хазин: Простите, но, во-первых, они врут. Я за последние три недели побывал в Красноярске, Новосибирске, Томске, Санкт-Петербурге. На днях прошла большая прогнозная конференция компании «Империя Форум» в Москве. Я специально просил поднять руку тем, кто считает, что кризис закончился. Ни одной поднятой руки, то есть мнение единогласно: кризис не закончился.

Если говорить об итогах года, то мы заняли в мире первое место по нескольким номинациям. А именно: у нас самая волатильная валюта, рубль «скачет» сильнее всех других валют.

Мы сильнее всех девальвировались. У нас самый сильный экономический спад в мире. Если кто-то считает, что все это признак компетентности правительства, то комментарии тут излишни

Во-вторых, мы сильнее всех девальвировались. У нас самый сильный экономический спад в мире. Если кто-то считает, что все это признак компетентности правительства, то комментарии тут излишни.

Я не знаю, что такое антикризисный план правительства. Да и никто не знает. Видимо, это какой-то очень секретный план. А если говорить о результатах, то у нас падение жизненного уровня населения, как минимум, составляет 20−25%. Достаточно посмотреть на продажи квартир: все риелторы плачут. Упали продажи в магазинах, есть ещё много чего. 20−25% падения жизненного уровня — это очень много, это катастрофа! Но ведь по некоторым категориям граждан эта цифра составляет 40%! Плюс к этому, я думаю, что и ВВП упал, как минимум, на 8%. Это легко посчитать. Потому что бедные люди, которые живут в крупных городах, покупают импорт, практически, на 100%, то, соответственно, с учетом роста цен на товары в 1,5−2 раза, мы и получаем эти 8−10%. Вот такое у нас «компетентное» правительство.

В.К.: А девальвация сама случилась или её устроили?

М.Х.: Девальвацию устроили наши финансовые регуляторы. У них было, по всей видимости, два главных плана. План первый — это исполнение инструкций МВФ: рубль нужно опускать. План второй, силуановский: поскольку экономический кризис уже идёт с 2012 года, то надо как-то пополнять бюджет. Нужно, чтобы фиксированные долларовые доходы давали больше рублей в бюджет. Третье, они все вместе решили, вспомнив 1998 год, что девальвация немножко подстегнёт экономику и тогда, глядишь, начнётся экономический рост,. Потому они и объясняли президенту: «Нет у нас никакого спада». Сейчас повторяю: спад идёт с конца 2012 года. Но тут очень интересный момент. Дело в том, мало того, что они все не компетентны как экономисты и управленцы, так они ещё в части своей, я уж не буду называть конкретных персонажей, коррупционеры. По этой причине, как только стало понятно, что они будут сейчас делать девальвацию, все, кто эту информацию узнал, тут же стали звонить своим друзьям в банк: «Ребята, сейчас будет девальвация, поэтому давайте закупайте доллары, а с доходов — нам 10−15%». Соответственно все спекулянты тут же начали играть против рубля. Вообще нужно отметить, что политика наших государственных финансистов фактически закрыла для банковской сферы ту область деятельности, ради которой они и нужны экономике, т.е. кредитование реального сектора. Они живут в спекулятивной экономике, и в этой спекулятивной экономике для них принципиально важно, чтобы рубль колебался как можно сильно. По этой причине любое, даже небольшое, движение рубля они усиливают максимально. Если он и пошёл чуть-чуть вниз, они его доведут уж до самого дна, потом снова до самого верха, до которого только можно. В результате, я уже говорил, мы заняли первое место в мире по волатильности валюты.

Я не знаю, что такое антикризисный план правительства. Да и никто не знает. Видимо, это какой-то очень секретный план

Есть есть ещё одно очень интересное обстоятельство. Дело в том, что в условиях валютного кризиса во всех нормальных странах увеличивают ограничения на спекулятивные операции. Лукашенко, например, поднял налог на валютообменные операции до 30%. Ненадолго, чтобы сбить панику. У нас не так. Почему? Потому что в уставе МВФ записано: свободное движение валют — это наше всё. А в подтексте следующее: в Соединённых Штатах Америки прекратилась эмиссия, им нужны доллары. Доллары можно взять только на развивающихся рынках. Поэтому развивающимся рынкам МВФ сказал: «Девальвируйте свою валюту, чтобы люди перекладывались в доллары и вывозили капиталы».

В.К.: Эксперты американского банка «Bank of America Merrill Lynch» посчитали, что падение у нас будет фантастическое. При 30−35 долларах за баррель нефти мы упадём очень круто.

М.Х.: Я не уверен, что нефть будет стоить 35 долларов за баррель. С ценой на нефть ситуация сложная. Она сегодня играет на чисто спекулятивных моментах. Я думаю, что к середине следующего года цена дойдет до $ 60, потому что низкая никому не нужна. Категорически. Рост будет, к этому есть объективные основания.

В.К.: А рубль вслед поднимется?

М.Х.: Это вопрос. Теоретически надо бы, конечно, поднять. Но тут есть проблемы. Дело в том, что у нас есть некая беда. Она состоит в том, что объём продаж нашей нефти и газа падает. По этой причине, если цены вырастут, а объёмы упадут, то объём поступаемых денег может не увеличиться. А бюджету нужны деньги. При этом Силуанов безнадёжен, он — бухгалтер. Ему бессмысленно говорить об экономике. Так вот, как бухгалтер он не понимает, что при уровне монетизации экономики на 30−35%, как у нас, можно увеличить сферу оборота рубля и при этом увеличатся налоговые платежи. Можно, грубо говоря, увеличить примерно раза в два эту сферу оборота рубля, тогда и налоговые доходы бюджета вырастут раза в полтора. С учетом того, что налоговые составляют где-то около половины, а остальное это — таможня, то примерно рост доходной части бюджета возможен на 20−25%.

В.К.: В сложившейся ситуации вы ожидаете сокращение социальных расходов?

М.Х.: Социальные расходы, безусловно, будут сокращаться. С пенсионерами мы выяснили: цель правительства — довести пенсионный возраст до 120 лет, чтобы эти «придурки» не путались под ногами. Кроме того, у пенсионеров есть разные льготы, например, по налогу на недвижимость. Поэтому желательно, чтобы не было пенсионеров, у которых имеется недвижимость. Поэтому сейчас все начнут недвижимость на пенсионеров записывать, благо у нас ограничено налогообложение дарственных и наследства. Я думаю, поэтому сейчас будет вводиться полное налогообложение на наследство, на дарственные, и через 2−3 года будет, по крайней мере, обсуждаться прогрессивная налоговая шкала. А вы понимаете, что любой владелец недвижимости в Москве — он миллионер. У вас есть имущество, за него вы платите большой налог. Но, теоретически, они могут исходить из какой логики? У вас есть имущество, вы с него можете получать доход. Если вы его не получаете — это ваши проблемы. Соответственно, этот доход можно облагать налогом. Смотрите, уже подняли налог на недвижимость. Участок в 15 соток — уже реально большие деньги, поэтому налог еще повысится в ближайшие годы. Тогда народ взвоет.

Дело в том, мало того, что они все не компетентны как экономисты и управленцы, так они ещё в части своей, я уж не буду называть конкретных персонажей, коррупционеры. По этой причине, как только стало понятно, что они будут сейчас делать девальвацию, все, кто эту информацию узнал, тут же стали звонить своим друзьям в банк: «Ребята, сейчас будет девальвация, поэтому давайте закупайте доллары, а с доходов — нам 10−15%»

В Москве появилось дополнительное налогообложение за парковку автомобиля, и оно будет только усиливаться. Когда у вас закрывают дворы, а все остальные парковки платные, то куда деваться? Например, у вас заболела бабушка. Вы приехали к ней, вам надо с ней 2−3 дня посидеть. И что, значит, вы должны платить 40 рублей в час? Сколько это будет? В сутки тысяча рублей, т.е. вы 3000 рублей выкинули. Какая у нас средняя зарплата, 25 тысяч, 30? Вот и думайте…

В.К.: Вопрос об изменении ключевой ставки федерального резерва США. Она была низкой, и сейчас все в напряжении: к чему приведет ее повышение, какими будут последствия, почему США отказались от политики такого интенсивного использования печатного станка?

М.Х.: Да, они отказались от этого в 2014 году. Потому что печатать деньги можно только при условии, что не будет инфляции. А у них был такой инструмент с 2008 года, когда они активно начали печатать деньги, они и до того печатали, но — под активы. С 2008 года количество активов стало сокращаться, поэтому они печатали деньги под конкретный механизм — изменение структуры денежной массы. Кредитный мультипликатор в США упал с 17 до 4. Соответственно, денежная масса с 0,8 триллиона наличная выросла до 3,3 триллиона. Фактически, они напечатали 2,5 триллиона долларов. Обращаю ваше внимание: это больше, чем заработала Россия от продажи нефти за все время с 1991 года. Фактически, нам продемонстрировали, что мы придурки.

При этом Силуанов безнадёжен, он — бухгалтер. Ему бессмысленно говорить об экономике. Так вот, как бухгалтер он не понимает, что при уровне монетизации экономики на 30−35%, как у нас, можно увеличить сферу оборота рубля и при этом увеличатся налоговые платежи

Мы тратим невосполняемый ресурс в обмен на бумажки, которых они напечатали даже больше, чем мы продали. Ставка у них нулевая, долги очень большие. При этом проблема не в долге, потому что главное, что определяет эту проблему — это стоимость обслуживания долга. Если она достаточно маленькая, то и наплевать, каков объем долга. Но в этой ситуации нельзя повышать стоимость обслуживания долга, которая привязана к ставке ФРС. Поэтому сильно повысить ставку ФРС не может, иначе им надо объявлять массовое банкротство, в т. ч. и физических лиц. Это катастрофа для современной американской и мировой экономики. Они могут только изобразить повышение ставки. Они сами себя загнали в угол, потому что они не знают законов математической логики, а там есть такой закон: если из «А» следует «Б», то из отрицания «Б» следует отрицание «А». Они вменили людям, если есть экономический рост, то ставка должна быть повышена. Люди это восприняли неправильно, но восприняли. Если экономический рост начался, то ставка должна быть повышена. Значит, если ставка не повышена, то, следовательно, нет экономического роста? А вот этого они допустить не могут, потому что отсутствие экономического роста значит, что люди начнут сокращать покупки, начинать собственную антикризисную политику, а это резкое падение ВВП, потому что ВВП — это, прежде всего, расходы домохозяйства. Поэтому они сейчас, скорее всего, симулируют повышение ставки, т.е. они символически ее увеличат. Сейчас интервал формально 0−0,25%, а они изобразят, что подняли ее до 0,5%. Дальше начнутся какие-то проблемы, и они через несколько ее снова опустят. Но это гипотеза. Или, например, в интервале 0,25% сделают интервал 0−0,5%. В целом серьезно повысить ставку они не могут себе позволить, потому что стоимость обслуживания долга при этом стремительно растет.

В.К.: Американская экономика выглядит неплохо на фоне статистики других стран. А что в реальности?

М.Х.: Нужно понимать, что сегодня статистика массово фальсифицируется. По этой причине оценивать ситуации по официальным цифрам просто нельзя. Несколько лет назад это привело к очень смешному эффекту. Статистику по безработице в США оценивает Министерство труда. Так вот, в США у ФРС двойной мандат. Он отвечает за устойчивость национальной валюты и за уровень безработицы. Поэтому для ФРС принципиально важен уровень безработицы. Несколько лет назад в ФРС сказали, поскольку цифра Министерства труда не имеет никакого отношения к реальности, то они будут вводить свой индекс оценки рынка труда. Согласно этой оценке ситуация ухудшается. Если мы посмотрим на показатели американских корпораций, т.е. на более-менее объективную картину, там тоже есть махинации, но их меньше. Ситуация непрерывно ухудшается.

В.К.: Россияне взволнованы ростом курса доллара. Что делать? Покупать доллары, золото, макароны, консервы?

М.Х.: Это вопрос бессмысленный, потому что он определяется человеком лично. У меня гостит бабушка моей жены, ей 90 лет. Она пережила голод начала 30-х в Брянской области, не может находиться в доме, если там нет двух батонов хлеба: иначе ее трясет. У нее вот такой горький опыт, поэтому дома всегда есть запас еды, крупы и т. д. Другие говорят, ладно, что-нибудь в магазинах будет. Я считаю, тем, у кого есть маленькие дети, нужно иметь двухнедельный запас еды. Связано это не столько с тем, что эти люди могут оказаться без продуктов питания, сколько с тем, что у нас может сломаться механизм их доставки. Он — чисто коммерческий. После того, как наше правительство в силу своего большого ума запретило маленьким магазинам продавать алкоголь и сигареты, они стали убыточны. У нас теперь повсюду крупные магазины. А для них может оказаться, что маленький город — это невыгодно, и они возьмут и закроют магазин. По этой причине может так оказаться, что куда-то недопоставили продукты. Этот вопрос, безусловно, в течение недели-двух решат, но на это время нужен запас, если у вас маленькие дети.

Кредитный мультипликатор в США упал с 17 до 4. Соответственно, денежная масса с 0,8 триллиона наличная выросла до 3,3 триллиона. Фактически, они напечатали 2,5 триллиона долларов. Обращаю ваше внимание: это больше, чем заработала Россия от продажи нефти за все время с 1991 года. Фактически, нам продемонстрировали, что мы придурки

Что касается того, как сберегать денежные накопления. У меня ощущение, что наши люди не слушаются советов, потому что они держат в основном деньги в рублевых депозитах в «Сбербанке», которые только за последний год девальвировались вдвое. Те, у кого есть реальные сбережения, им надо разбираться.

В.К.: При 71 рубле за доллар можно покупать валюту?

М.Х.: Теоретически ее всегда можно покупать, чтобы было. С другой стороны, есть же люди, которые не могут сидеть спокойно: «темна украинская ночь, но сало надо перепрятать». По этой причине они постоянно пытаются бегать из одного актива в другой, и им ничего не скажешь. Что-то дернуло, решили, что пора. Почему пора, куда пора? Таких много.

В.К.: То и дело нам говорят, что рубль стал самой надежной валютой в мире…

М.Х.: Еще раз повторяю, рубль самая ненадежная валюта в мире.

В.К.: Агентство Fitch говорит, что у нас ВВП упадет всего на 0,5% за этот год, а не на 8%, как вы сказали. А в следующем году, может, даже будет рост.

М.Х.: Не комментирую, это на их совести. Представим себе, что кто-то там решил, что Путин может уволить их любимое либеральное правительство, которое обеспечивает отток капитала, поставит Глазьева, который возьмет и запретит отток капитала. Это для них плохо: поэтому надо поддержать нынешнее правительство. Как его поддержать? Надо правительству сказать, что оно сейчас обеспечит экономический рост. Но это не имеет никакого отношения к реальности, это чистая политика.

В.К.: Глазьева могут назначить руководить экономикой?

М.Х.: Сегодня это маловероятно, но он единственный человек, который понимает, что происходит в стране. Я не могу сказать, что он в окружении Путина, насколько я понимаю, Глазьев блокирован полностью, не может, например, лично свои записки направлять президенту, по телефону ему звонить. Он советник, а у советников нет такого права, оно есть только у помощников. Тем не менее, Глазьев — единственный в Кремле человек, который что-то понимает.

В.К.: Ваш прогноз на 2016 год?

М.Х.: Все будет очень сильно зависеть от цены на нефть, потому что мы сами привязали свою валюту к нефти. Обратите внимание, в СССР такой проблемы не было, цены на нефть менялись, а рубль был более-менее фиксирован. Я думаю, если в этом году наш спад составил около 10%, то в следующем году будет где-то 3−3,5%. Мы вернулись на ту линию депрессионного спада, который начался в 2012 году. На фоне этого года, конечно же, следующий год будет лучше. Но это означает только то, что спад в России замедлился, но он никуда не делся. Кроме того, произошло еще одно очень неприятное событие: у нашего бизнеса съедены все резервы.

В.К.: Повышение минимального размера оплаты труда, введение «Платона», спрашивает наш зритель Максим, по-вашему, это действительно так нужно было сейчас?

М.Х.: Мы видим атаку на Генерального прокурора Чайку, возобновление истории с русской мафией в Испании, которая корнями тоже здесь, наезд на тех, кто создал «Платон»… Экономический смысл в «Платоне» есть — это способ платить регионам деньги, адекватные тому ущербу, который наносят именно им.

У нас совершенно идиотическая ситуация: мы на внешнеполитическом поле воюем с США, а в то же время свою экономику отдали им в управление

При этом нужно понимать, что нельзя внедрять абсолютно неподготовленную программную систему. Даже в Германии, где все это делал «Siemens», они два года ее тестировали в опытном режиме, без денег. Т.е. все транспондеры стояли, некоторые эффективные деньги списывались, чтобы все можно было подсчитать. Но в Германии это связано с тем, что там колоссальный поток транзита. Т.е. им нужно обеспечить, чтобы польские фуры, которые едут во Францию, платили свой «кусок». Потому что они пролетают Германию, даже бензин не покупают. У нас этот транзит бывает только региональным, т.е. если ты из одной области едешь во вторую, минуя третью, то, формально, третья ничего не получает. Но этот момент не был учтен, что и использовали для атаки на конкретных олигархов, Ротенбергов и Чемезовых. Это мы видим невооруженным глазом. По этой причине, считаю, что оптимальный вариант — это выкупить государству систему «Платон» у частных держателей, резко снизить тарифы, и, по крайней мере, год ее держать на опытном варианте.

В.К.: О закончившихся у корпораций резервах. Спрашивают вас, а насколько хватит золотовалютных резервов России? На следующий год хватит?

М.Х.: Не очень понятно, сколько и как тратить золотовалютные резервы. Если мы сделаем понятной кредитно-денежную систему, то их вообще можно не тратить. Но кто это будет делать, как эти ребята из правительства их потратят? Увольте меня от комментариев.

В.К.: А что тогда делать, если вдруг доллар будет стоить 150 рублей? Это вопрос от зрителя.

М.Х.: У нас будет экономический коллапс, потому что люди вообще перестанут покупать что-либо, кроме необходимой еды. У нас такое было в 90-е годы. Словом, будет катастрофа.

В.К.: Насколько внешняя политика России соответствует ситуации в экономике? Растет критика со стороны либералов, не слишком ли много денег тратится на Сирию, Украину…

М.Х.: Прежде чем вести войну, надо навести порядок в своем доме. У нас совершенно идиотическая ситуация: мы на внешнеполитическом поле воюем с США, а в то же время свою экономику отдали им в управление. Это то же самое, как если бы в средние века Александр Невский двинул войска на Тевтонский орден, но при этом снабжение его армии осуществляла фирма, которая принадлежит Тевтонскому ордену. Вот они придут к Ледовому побоищу, и все лошади сдохнут от бескормицы.

В.К.: Почему малый бизнес так сильно страдает в условиях кризиса?

М.Х.: А как он может существовать, когда доступа к крупным компаниям у него нет, он не интересен, в том числе из-за системы налогообложения. Они НДС не платят, значит, списать НДС нельзя. Это первое. Второе, у людей денег нет, поэтому начинают умирать. Ну и последнее, вы уж меня простите, конечно, это только говорится, что местные власти не кошмарят бизнес. На самом деле еще как кошмарят, а налоги растут. Это в Кремле есть какая-то иллюзия, что налоги не растут. Вот некоторые реалии российской жизни…


Полная версия беседы — в видеоматериале «Открытой студии».

Оператор — А. Фатеев.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Смотрите ещё
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров