18+
вторник, 6 декабря
Открытая студия

Взяли кредит, а вас уволили с работы?

Гость «Свободной Прессы» — депутат Государственной Думы, член комитета по финансовому рынку, доктор экономических наук Павел Алексеевич Медведев

  
216

Каким окажется нынешний финансовый год, что будет с рублем, долларом и евро, снизится ли ставка ипотечного кредитования в 2010 году до 10−11 процентов, стоит ли вообще брать кредиты в условиях кризиса? На эти и другие вопросы отвечает гость «Свободной Прессы» — депутат Государственной Думы, член комитета по финансовому рынку, доктор экономических наук Павел Алексеевич Медведев.

«СП»: — Здравствуйте, Павел Алексеевич. И президент Медведев, и премьер-министр Путин, говоря о кризисе, не скрывают, что особенно сложным будет нынешний 2010 год. Как выглядит сегодня финансово-экономическое положение страны с вашей точки зрения и чем будет особенная сложность этого года? К чему готовиться? Вы как-то сказали, что похожего кризиса не было, поэтому аналитикам не на что опереться. Значит, куда выведет колея?

— Похожего кризиса, действительно, не было. Но — каждый кризис особенный. Тем не менее, кое-что, как мне кажется, про нынешний год можно сказать: он будет трудным, потому что у нас очень большой бюджетный дефицит. Расходы бюджета порядка 10 триллионов, а доходы только — 7. Давно такого у нас не было: у нас всегда бюджет был профицитным. Именно благодаря этому удар кризиса был более или менее мягким. В 2010 году, когда мы будем тратить накопленное ранее. Но этот дефицит — огромная нагрузка на экономику. Однако есть положительные сигналы. В конце прошлого года сложилось впечатление, что в 2010-м экономика чуть начнет приподниматься. Рост, если и будет, то 1 — 2%. Сейчас оценка более оптимистическая: называет 3,5% и МВФ с этим соглашается.

Драматизировать положение я не стал бы, хотя нам надо быть очень осторожными. Напомню совсем недавнюю историю. В 2007 году, расходы были увеличены на 40%, хотя министр финансов неоднократно предупреждал, что такое увеличение к концу года приведет к тому, мы недосчитаемся этих самых 40% - их съест инфляция. И что поучилось? Инфляция съела до 24%, но этого оказалось достаточно, чтобы резко подскочили расходы, инфляция подскочила, а оставшиеся 13 процентов стали топором для нашей экономики. Об этом надо помнить и жить экономно.

«СП»: — «Все мы свыклись с мыслью, что раз банковская система выдержала, в отличие от 98-го года, то все не так уж и плохо, поскольку нет проблемы расчетов. Но не столкнемся ли с этим в нынешнем году?» Александр Тюнин.

— Вы задаете чрезвычайно важный вопрос. Вопрос расчетов — это вопрос жизни и смерти экономики в целом. 1992 год нам преподнес страшный урок о важности расчетов, когда предприятие готово было заплатить и отдавало деньги в банковскую систему, давало поручение банку перевести деньги соответствующему получателю, а этот получатель их никак не мог получить. Но в виде компенсации ловкие люди могли получить деньги, которые им никто и никогда не направлял. Это то, что в те времена не очень ловко было названо «чеченскими авизо». Это был крах расчетной системы.

К аналогичной ситуации мы подошли в 1998 году. Относительно небольшой кровью мы избежали повторения истории. Нынешний кризис вовсе обошелся без подобных опасений, что приостановятся расчеты. Хотя и было несколько локальных скандалов, когда какой-то банк начинал задерживать деньги, но тут же вмешивался Центральный банк и вопрос решался. Я надеюсь, что такая приостановка сейчас нам не грозит.

«СП»: — «Уважаемый Павел Алексеевич, специалисты говорят о стагнации кредитного рынка. Так ли это? Если да, то, как это повлияет на безработицу? Она вырастет? А как это отразится на курсе рубля?» Тамара Федоровна, Белгород.

— Стагнация, действительно, происходит в том смысле, что темпы роста резко изменились. Бывали годы, когда объем кредитов рос в год на 50% при росте экономики, в лучшем случае, на 7−8%. Совершенно очевидно, что банковская сфера шла намного впереди экономики. Сейчас же у нас получится, что объем кредитов меньше, нежели в прошлом году. На единицы, а не десятки процентов. Но мы привыкли к росту, что естественно, так как человек работает ради лучшего завтра. Сейчас это трудно, потому кредитный рынок не развивается из-за того, что надежность заемщиков сильно упала.

Что касается безработицы, то она настолько высока, что ее едва-едва можно терпеть. Если экономика вырастет на 3−4 процента, то безработица может пойти на убыль.

«СП»: — «Какие правительственные меры надо предпринять для реального развития ипотеки у нас в стране? Что для этого делает ваш комитет в Госдуме?» Ирина Крош.

— Больше сделано правительством, нежели комитетом. Правительство объявило программу поддержки некоторых слоев населения, если они берут ипотечный кредит. Оно субсидирует процентную ставку. Премьер-министр В. Путин поручил добиться того, чтобы она была порядка 10−11% в рублях. Но главная нагрузка сейчас не проценты, а стоимость квадратного метра жилья, которая абсолютно непропорциональна зарплатам.

«СП:» — «Скажите, как поправить свое материальное положение, играя на фондовом рынке? Это возможно?» Олег.

— Никак. Это невозможно. Человеку, задающему такой вопрос, ни к коем случае нельзя идти на фондовый рынок. Пусть совершенствует свое мастерство в избранной профессии и старается заработать деньги на своем месте работы. А излишки заработанных денег отнесет в банк, да не в один, а в разные.

«СП»: — «На форуме в Давосе говорили о том, что года через два евро умрет. В чем лучше всего хранить сбережения: в наличных или в банке? И в какой валюте: в рублях, долларах, евро или какой-то другой?» Олег.

 — Относительно смерти евро — очень смелое заявление. Предпосылок этому не видно. Евро становится все более важной международной валютой. Наш Центральный банк — такой осторожный — держит большую часть своих валютных запасов в евро. То же относится к зарубежным банкам. Что касается, в какой валюте хранить — не кладите все яйца в одну корзину.

«СП»: — Почему ставки по депозитам в банке меньше инфляции, ведь деньги на вкладах теряются? Так какой смысл нести их в банк?

— Все познается в сравнении. Если деньги положить под подушку, то процентная ставка будет еще ниже. Процентную ставку определяет рынок. Банки назначают такую ставку, которая несет им определенный объем денег. Банк не всегда заинтересован, чтобы ему принесли слишком много денег, потому что эти деньги ему надо разместить. Какую бы ставку он ни назначил, например, полпроцента, их он должен, как говорят банкиры, «отбить», то есть заработать. Для этого надо эти деньги разместить, то есть, кому-то дать в кредит. Если нет надежных заемщиков, то лучше не привлекать много средств, и банк назначает довольно низкую процентную ставку по привлечению.

Если банку необходимо больше денег, то он повышает процентную ставку. При этом ориентируется не на инфляцию, а потребность в деньгах. И получается, что процентная ставка, действительно, колеблется. Так происходит во всем мире. Но в любом случае вы что-то получите в банке, нежели храня их в кубышке.

«СП»: — Говорят, банкирам запретили поднимать ставки по уже взятым потребительским кредитам. А если они поднимут, куда обращаться?

— Не совсем так. Действительно, был принят в первом чтении закон, который прямым текстом запрещал в одностороннем порядке увеличивать процентные ставки по уже выданным кредитам. Во втором чтении закон так сильно изменился, что узнать его нельзя. И теперь в нем написано, кстати сказать, он 3 февраля был одобрен в Совете Федерации, ровно обратное. То есть, что процентные ставки менять можно. Теперь в договоре полагается записать либо процентную ставку и (либо) способ ее определения. Так вот банку, если он выдал кредит физическому лицу, метод определения процентной ставки в одностороннем порядке менять нельзя. Это сделано для того, чтобы отныне банки не могли бы затыкать свои «дыры» с помощью своих заемщиков. Правило определения процентной ставки теперь такое: если прибыль банка уменьшилась, то процентная ставка удваивается. По моему убеждению, этот закон вредный. Дело в том, что в нем допущена логическая ошибка: в нем первый закон ссылается на первый, а первый на третий. Это золотое дно для проходимцев-адвокатов. Если они опираются на закон, в котором есть противоречие, то они смогут суду доказать все, что угодно. Они смогут выручить и банк-проходимец, и клиента-проходимца честного банка. Раньше можно было читать договор и подписываться только под таким, который устраивает заемщика. Что будет теперь? Ровно то же самое, надо читать договор еще более внимательно, потому что он опирается на закон с логической ошибкой. Не прочитав и не поняв каждое слово в договоре, его не подписывать!

«СП»: — «Павел Алексеевич, уж сколько раз твердили миру, что бесплатный сыр — только в мышеловке. Неужели надо прочитать книги Перельмана «Занимательная математика» и «Занимательная арифметика», чтобы перестать верить в финансовые пирамиды? Кстати, как бы вы поступили, получив эсэмэску, что стали призером игры и выиграли «Вольво», вам надо позвонить по предлагаемому номеру телефона, чтобы получить приз?

— Я бы удалил эту эсэмэску.


­


­


­

Популярное в сети
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня