Открытая студия

Посол Ирана в России: У нас политика оборонительная

В гостях у «Свободной прессы» Чрезвычайный и Полномочный посол Исламской Республики Иран господин Реза Саджади

  
74

«СП»: — Здравствуйте, Ваше Превосходительство!

— Здравствуйте. Предваряя нашу беседу, хотел бы поздравить коллектив «Свободной Прессы», а также ваших читателей со второй годовщиной основания сайта.

«СП»: — Большое спасибо, господин посол. Я знаю, что Вы уже тоже два года возглавляете посольскую миссию в России. Как складываются ныне российско-иранские отношения? Считаете ли Вы, что наши политические, культурные и деловые контакты на различных уровнях в достаточной мере отвечают требованиям современности?

— Между нашими странами сложились достаточно хорошие отношения, хотя ради объективности замечу, что они не настолько идеальны, как хотелось бы. Исламская Республика Иран и Российская Федерация находятся в весьма важном геополитическом регионе, что дает основания полагать, что исходящие извне угрозы нашей с вами безопасности могут быть общими. Если что-то угрожает России, то это может угрожать Ирану и — наоборот. Поэтому естественно, что, несмотря на некоторые порой разногласия, лидеры обеих стран осознают необходимость крепких связей. Да, у нас разные восприятия касательно развития атомной программы, ядерного потенциала Ирана. Но, тем не менее, по многим другим аспектам в наших отношениях разногласий, непонимания нет. Мы стремимся активизировать, углублять культурное, экономическое сотрудничество между нашими странами. Недавно в России побывал руководитель организации культуры и исламских связей Ирана. Иран посетила российская делегация по межрелигиозному диалогу от православной церкви. Сейчас мы ждем в Иране российского министра культуры господина Авдеева. По нормальному руслу развиваются торгово-экономические отношения. Это касается также дальнейшего развитие сотрудничества в таких сферах, как транспорт, энергетика, горнопромышленная и многих других

«СП»: — А планируется ли визит Президента Ирана господина Ахмадиниджада в Россию? Как считает наш читатель Владимир Спиридонов, дружба, взаимопонимание, как известно, рождаются и укрепляются в тесном общении первых лиц государств. Вы согласны?

— Я согласен с Владимиром, полагаю, что действительно такое общение нужно и важно. Так что, я занимаюсь организацией такого визита, который, надеюсь, состоится в ближайшем будущем.

«СП»: — Ассаламу алейкум ва рахматуЛлах. Какую позицию намерена занять Исламская Республика Иран в ближайшие годы по отношению к Северному Кавказу, к ее вооруженной оппозиции? И еще. Видите ли Вы возможным пути сближения отношений между мусульманами Кавказа и Исламской Республикой Иран? БаракаЛлаху Фихк. Хамзат.

— Видите ли, раздражение, недопонимание, недружественные акции между мусульманами и правительством РФ - это интрига зарубежных стран. Так мы считаем. Россия — богатая страна и те, кто нагнетают, усиливают это недопонимание, хотят конфронтации между мусульманами и центральным правительством, хотят разграбить ее богатства. В такой ситуации формула, предлагаемая Исламской Республикой Иран, заключается в том, что ключевые страны этого региона — Россия, Иран, Турция — должны более тесно сотрудничать, дабы контролировать процесс, не давая возможность усиливать и осуществлять далеко идущие интриги Запада. Очень важно экономическое процветание названных регионов. Не менее важна этническая, религиозная толерантность, которая по определению не допускает конфронтации, противоборства людей разных конфессий.

«СП»: — Ваше Превосходительство, здравствуйте. Позвольте Вам задать вопрос, касающийся оружия массового поражения, которое старательно ищет Запад с подачи США в Иране. Как в связи с этим складываются взаимоотношения Ирана с США? Айша.

— Хороший вопрос. Мне кажется, что проблема между Ираном и США — это не проблема урана. В течение долгих десятилетий, когда о нем и речи не было, американцы относились к нам недружественно. Мы считаем Иран самым демократическим государством в этом регионе: как минимум у нас каждый год проводятся общенациональные выборы. В этом смысле США придерживается политики двойных стандартов, проявляя дружеское отношение и, поддерживая государства, где нет никаких выборов. Проблема между Ираном и США в том, что Иран не принимает американский гегемонизм, не приемлет однополярный мир под американским руководством.

«СП»: — «Анализ ситуации неукоснительно указывает на приближающийся глобальный конфликт на Ближнем Востоке, в который будет втянута не одна страна, а сразу ряд стран, в том числе Пакистан и Индия, где отношения напряжены. В такой ситуации Иранское правительство готово нести ответственность за ту политику, которую оно ведёт в сфере вооружения массового поражения, и что в данном случае является приоритетным для Ирана?» Дмитрий.

— Мы не считаем, что сила государства в наличии ядерного оружия, оружия массового поражения. Поддержка, одобрение народом политического строя государства — вот самая большая сила. И поэтому, когда Ирак развязал долгосрочную войну против Ирана, все государства помогали ему: Америка, Европа и даже СССР. Помогали вооружением, оказывали другую помощь. Это по тем временам была самая долгосрочная война. Саддам Хуссейн при поддержке западных стран хотел свергнуть Исламский строй в Иране. Мы ни на кого не нападали и не собираемся это делать. Мы чувствуем ответственность за мирное сосуществование народов, тем более соседних стран. Мы так уверены в своей национальной силе, что не нуждаемся в ядерном оружии и не чувствуем в этом никакой потребности. Поэтому Иран никак не причастен к напряженной ситуации на Ближнем Востоке, Ираке. Если Америка и Европа создают проблемы близко от нас, в наших соседних государствах, не наша в том вина. Но никто не может сомневаться в нашей конструктивной роли, как в Афганистане, так и в Ираке. Объяснение тому простое — очень многое связывает нас с этими государствами: культурные, религиозные и многие другие аспекты.

«СП»: — «Товарищ Реза Саджади, почему ваша страна не делает упор на ядерном разоружении США, Израиля, России, Англии, Китая, Франции, а сама желает войти в атомный клуб (так, по крайней мере, утверждают ваши противники)? Или у меня неправильная информация о позиции Исламской Республики Иран?» Киселев Виктор Иванович.

— Это не соответствует действительности. Недавно в Тегеране состоялся семинар, в котором приняли участие министры иностранных дел 30 различных государств. Тема семинара как раз касалась вопроса, заданного вашим читателем. Девиз семинара — «Применению мирного атома — да, ядерного оружия — нет». Мы говорим о том, что органическое топливо иссякает, поэтому надо пользоваться ядерным топливом. Вот почему мы хотим присоединиться к клубу ученых, занимающихся разработкой мирного, а не военного атома. То, что камеры МАГАТЕ в режиме он-лайн проверяют, инспектируют наши объекты, свидетельствуют о том, что мы двигаемся в правильном русле, тот есть у нас благие и намерения, и шаги.

«СП»: — «Здравствуйте, господин Саджади! Как известно, Ваше государство начало длительную и затратную программу перевооружения своей армии. Каким образом на фоне этой программы отразится срыв поставок российских комплексов ЗРС С-300, оружия обороны объектов и территорий? Российский военно-промышленный комплекс в перспективе рискует лишиться возможности заключения значительных контрактов с Ираном? Будет ли Ваше государство закупать, по сути нелицензионную, копию С-300, производимую в Китае под индексом HQ-9?» Заранее спасибо за ответы, Александр.

— У нас оборонительная политика, поэтому статья военного бюджета Ирана, по сравнению с другими странами этого региона, меньше. Ежегодно на эти нужды расходуется около 1,5 миллиарда долларов. В то время как США некоторым странам этого региона продает оружия примерно на 60 миллионов долларов. А то, что для обеспечения обороноспособности Ирана российской стороной не были отгружены ЗРС С-300, заставило нас искать другие пути решения вопроса. Перед нами было два пути: то ли внутри страны создавать такую систему или же обращаться к странам, которые могли бы нам помочь в этом деле. Иран прогрессивная страна в области технологий, она располагает большими возможностями. Например, Россия покупает военные корабли «Мистраль» во Франции, ведь это не говорит о том, что Россия сама неспособна их строить. То же с Ираном, желание закупить С-300 в России, никак не свидетельствует о нашем неумении производить ракеты. Но такое поведение, такое действие РФ побудило нас к тому, чтобы не рассчитывать на другие государства в этих вопросах. Но, тем не менее, пока никаких конкретных действий для закупки названной техники в Китае, с которым у нас давно уже складываются добрососедские отношения, не предпринималось.

«СП»: — «Господин посол, в результате санкций, наложенных США и ЕС на Исламскую Республику, многие западные инвесторы стали уходить из Ирана (последний пример — японская компания INPEX). Как складываются отношения Ирана с российскими нефтегазовыми компаниями? Как Вы оцениваете дальнейшие перспективы конкретных проектов по добыче нефти и/или газа, в которых принимают участие российские компании? Или они тоже приостановили свою деятельность из-за санкций?» PFC.

— Я полагаю, что перспективы весьма положительные. Недавно в России побывал министр нефтяной промышленности Ирана господин Мир Каземи, где подписал важные документы с руководителями министерства энергетики РФ, которые открывают новые пути для более полномасштабного сотрудничества в энергетической области между нашими странами. Кроме того, министерство иностранных дел РФ заверяет, что для развития и расширения в сфере энергетического сотрудничества между нашими странами нет никаких ограничений и барьеров.

«СП»: — «Господин посол, здравствуйте. Почему не стал развиваться проект строительства в Исламской Республике Иран первой электростанции, работающей на угле (я имею ввиду ТЭС «Табас»)? Намерено ли руководство Исламской Республики реализовывать (расширять) с помощью российских компаний уже построенные крупнейшие теплоэлектростанции - ТЭС «Рамин» и ТЭС «Исфаган?» Спасибо, Алексей.

— Цена, названная российскими компаниями на строительство этой ТЭС «Табас» была слишком завышена, а выработка электроэнергии экономически нецелесообразной. Китайцы запросили меньшую сумму, но, несмотря на это, в Иране хотели бы, чтобы именно российские специалисты построили электростанцию. Но пока судьба этого проекта еще не ясна. Но я полагаю, если строительство электростанций будет выполняться частными секторами Ирана и России, то оно обречено на больший успех и перспективу. Можно там построить более 10 таких электростанций, чтобы отправлять электроэнергию и в Пакистан, и в Афганистан — это кроме внутренних нужд Ирана. Что касается других электростанций «Рамин» и «Исфаган», то они дошли до своих номинальных мощностей, поэтому мы сейчас исходим из необходимости строительства новых электростанций. Но относительно строительства 10 таких электростанций мы с одной из российских компаний в Санкт-Петербурге уже ведем переговоры. Так что, как видите, вместо двух электростанций обсуждаем вопросы строительства 10.

«СП»: — Господин посол, в России православное население, в частности в Москве, неоднозначно относятся к строительству мечетей. А есть православные храмы в Иране? Один из наших читателей, подписавшийся как «о. Онуфрий Онежский» пишет: мы тут с прихожанами подумали и решили основать православную миссию в Иране. Он спрашивает: что думает по этому поводу глубокоуважаемый господин посол?

— Мы считаем, что правоверные люди, верящие во Всевышнего, могут быть настоящими друзьями, готовыми к искреннему сотрудничеству. Поэтому для нас более дорог верующий христианин, нежели тот, кто не ходит в церковь. Мы за то, чтобы были храмы, молельные дома, чтобы христиане, живущие в Иране, могли посещать и молиться здесь. Поэтому мы поприветствуем эту делегацию, будем рады если они поедут в Иран. Они могут развивать нынешние церкви, строить новые.

«СП»: — «Господин посол, здравствуйте. Не могли бы Вы рассказать о себе, своей семье, своих взглядах на воспитание детей, в частности, девочек, да и мальчиков, в чем отличие в мусульманской семье? У Вас очень благородное, доброе лицо». Сабина, Баку.

— Это самый трудный вопрос. В Иранской культуре оседлая часть семьи — это мама. И поэтому мы видим, что у нас та семья счастлива, в которой есть активная мать, любящая своих детей, воспитывающая их. На 90% в нашем обществе именно такая картина. Есть у нас поговорка «Всевышний сотворил мужчину, чтобы он управлял миром. Всевышний сотворил женщину, чтобы она управляла мужем». Иранские женщины очень мощные лидеры в семье. Но, к сожалению, у меня дочерей нет, только два сына. Но я очень доволен воспитанием моих детей моей супругой. В течение 30 прошедших лет, исходя из специфики моей профессии, меня не было дома, и она очень хорошо воспитывала наших детей. Моя супруга весьма религиозна, воспитывает детей по религиозным канонам. То есть, так, чтобы они несли ответственность по отношению к обществу. Общее воспитание детей исходит и от матери, и от школы и от телевизионных программ. Поэтому наше телевидение исходит из религиозных моральных ценностей. Здесь нет места программам, выходящим за пределы этических норм. Нет культа насилия, того, что вы называете «чернуха».

"СП": — «Господин посол, интерес россиян к Вашей стране, ее истории, культуре, настоящему — огромен, это объясняется и нашим добрым отношениям к иранцам. Когда можно будет ожидать упрощения визовых отношений?» Петр.

— Иранская сторона заявила о своем желании и готовности аннулировать визовый режим. Для тех, кто хочет посетить Иран, никаких визовых ограничений нет. Обратившись в посольство, в течение недели можно получить визу. Можно получить визу в аэропорту Тегерана, если вы действовали через Интернет, тогда вы получите код, по которому и получите визу в Тегеранском аэропорту.

«СП»: — «Господин Саджади, вы два года возглавляете посольство Ирана в России. Как менялись и меняются ли Ваши представления о россиянах, России? Как проводите свой досуг?» Елена.

— Я получаю огромное удовольствие, работая в России. Я и раньше был связан по работе с Россией. Я открывал для себя россиян, страну. Ярким примером того, что мне здесь комфортно и хорошо работается служит то, что я здесь поправился на 16 килограмм! Было бы плохо, похудел. Россия — красивая страна, хочется везде побывать, чтобы насладиться ею, ее народом. Тем, кто приезжает из Ирана в Россию, я всегда говорю, что Россия — это не страна, а — континент, который объять невозможно. Что касается досуга, то у меня его нет. Работаю и в субботу в посольстве, а воскресение посвящаю своему блогу.

Редакция благодарит за содействие в организации видеоконференции сотрудников посольства ИРИ в РФ Ахмада Негаби, Хасана Махдиани, Саджада Джудани


Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Смотрите ещё
Последние новости
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Сергей Жаворонков

Старший научный сотрудник Института экономической политики

Комментарии
Новости партнеров