18+
понедельник, 5 декабря
Открытая студия

Александр Чекалин: Мы можем получить неожидаемый кадровый продукт

Инфицированных взятками, не переделаешь. Их надо убирать из системы

  
249

Так считает гость «Свободной Прессы» — заместитель председателя комитета Совета Федерации Федерального Собрания России по обороне и безопасности, Герой России, генерал-полковник милиции — Александр Алексеевич Чекалин

«СП»: — Итак, с 1 марта вступит в силу «Закон о полиции». Общественное мнение, мнение народа, которому дали возможность поиграть в демократию, предложив «порассуждать о реформе МВД», достаточно негативно, особенно в части переименования службы, социальной защиты работников правоохранительной системы. Общее мнение посетителей нашего сайта, среди которых немало работников, как молодых, так и ветеранов МВД, выразил Филиппов Николай Николаевич, пенсионер МВД. Он написал: «За идеей реформирования МВД прячется очередной плевок в лицо народа, в том числе и работников МВД, потому что слово „полицай“ всегда ассоциировалось как предатель и изменник». А как вы, «Герой России», относитесь к переименованию милиции в полицию, действительно ли федеральный закон «О полиции» способен вылечить систему?"

— У меня двойственное отношение к вопросу о переименовании названия. Потому что, моя альма матер — это милиция, которая меня воспитала, вырастила до большого начальника. Я питаю добрые чувства к этой великой системе, не только по численности, но и по задачам, которые решала. Я, проработав в милиции 40 лет, видел подвиг, лишения ребят, их самопожертвования ради профессии. Видел их в «горячих точках» с 91-года, ведь первыми туда попала милиция. Тем не менее, если на чашу весов положить — «милиция» или «полиция»… Задам вопрос вашему читателю: он хотел бы, чтобы его сын или внук служил в нынешней милиции? Думаю, ответ будет: «Нет. Я бы хотел, чтобы он служил в полиции». Понимаете, дело еще в том, что мы связаны целым рядом межправительственных соглашений с международными организациями по взаимодействию полицейских организаций. Это — экстрадиция преступников, исполнение международных следственных поручений, обмен оперативно значимой информацией, специалистами, работа по линии миротворческих сил ООН и т. д. В правовом, даже в эмоциональном плане есть большое неудобство. Во всем мире — полиция, закон о полиции, определенные полицейские ценности, а у нас — милиция. Буквоеды начинают говорить, что милиция — означает «вооруженный народ». Но опять-таки, суть-то не в названии, а в содержании.

Самое главное, что нам даст переименование, это — колоссальная, беспрецедентная возможность для правоохранительной системы начать все с чистого листа, создать новый имидж и — покаяться перед народом, попросить тайм-аут на критику и заработать по-другому, так, как ожидает народ от правоохранительных органов.

«СП»: — «Нельзя было заняться реорганизацией милиции в рамках существующего закона „О милиции“, и в его рамках изменить полномочия (права и обязанности) и внести поправки в нормативные акты, связанные с социальной защитой сотрудников?» Юрий.

— Феномен новизны в названии обязательно надо использовать. Я уже сказал, почему. Что касается существующего закона «О милиции», принятого в начале 90-х, он безнадежно устарел, система выросла из латанного перелатанного кафтана. Внесено было 43 поправки. Упоминание об этом законе и попытка внесения каких-то комментариев, дополнений, трактовок имело место почти в тысяче подзаконных актов, постановлений, указов президента, правительства. 3 тысячи ведомственных нормативных актов пытались комментировать этот закон. В результате во многих случаях законность подменялась должностным усмотрением. Начальник милиции, условно опираясь на действующий закон, мог принимать решения, не прописанные точно и досконально, которые, в свою очередь, обосновывались еще бессчетным количеством нормативно-правовых актов. Сегодня мы говорим, что страна у нас другая, она ушла вперед, а многие законы, в том числе и о милиции, полусоветские. Это недопустимо.

Нынешний закон «О полиции» могут упрекнуть в том, то он — технократический, что полицейский — не человек, а машина, что прописан каждый шаг человека с ружьем. Так, слава Богу! Хорошо, что каждый шаг человека, наделенного особыми властными полномочиями, прописан. Есть еще один момент, о котором я не могу не отозваться положительно: нынешняя система МВД, действующая на основе старого закона, фактически стоит над обществом, а в новом законе «О полиции» — будет наоборот.

«СП»: — «Вам не кажется, что поручать ведомству реформировать самое себя — ошибка? Какой результат ожидать от начальников МВД, которые сегодня признаны членами ОПГ? Какие положения закона вы бы пересмотрели?» Мария Солдатова, ветеран МВД, Сергей, гражданин РФ.

— Министерство внутренних дел в наименьшей степени было допущено к разработке закона «О полиции». За период обсуждения этого законопроекта в созданный организационный комитет вошли известные россияне, многие из которых далеки от системы МВД. Второе доказательство, что МВД не оказало отрицательного влияния на разработку закона в том, что ни один заместитель министра МВД в течение активной фазы работы над документом ни разу не выступил с комментариями в СМИ, на ТВ, чтобы россияне на сайте могли высказать свою личную позицию. Да, у МВД есть правовое управление, хорошие юристы, которые косвенно работали, но на откуп им разработка документа не была отдана. Относительно пересмотра некоторых положений закона. В нем надо предусматривать подследственность сотрудников полиции исключительно прерогативой военного следствия и судов военных трибуналов.

«СП»: — «Уважаемый Александр Александрович! Можно ли рассчитывать на какой-нибудь положительный результат реформы МВД при действующем министре внутренних дел, если именно в его бытность МВД полностью дискредитировало себя? Начинать работу по реформированию надо было, сменив высшее руководство». Эльчин Аскеров.

— Я был уволен из системы по возрасту. Наверное, мог бы еще поработать, имея большой накопленный опыт, знания и т. д. Казалось, должен бы обижаться на систему, на Нургалиева. Но спроси меня сегодня, кого бы я выбрал себе начальником в МВД, то ответ: «Нургалиева». Мы с ним были на Кавказе. Этим многое сказано. Он человек, которого система не деформировала. Да, он видит, негативные стороны. Не в его бытность милиция дискредитировала себя. Есть такое выражение: по одежке — протягивай ножки. Например, постовой милиционер первого года службы в дотационном регионе получает 8,5 тыс. рублей, у него дети, неработающая жена, которая с детьми сидит. Мы ему говорим, что плохо, товарищ сержант, ходить и добирать продуктами на рынке. Но ведь его в такое положение поставило государство. У нас тут двойные стандарты: с одной стороны ему платим три копейки, а с другой — требуем с него на миллионы.

С осени, как сказал президент, лейтенант будет получать 30 тысяч — это начало начал. Бытие определяет сознание. Приведу свой пример. Я начал работу в милиции с автоинспекции. Работал рядовым, потом поступил в Московский автодорожный институт, получил звание младшего лейтенанта. Я жил жизнью своего взвода. Нас было 26 человек. Начальники могли не видеть, но мы-то видели, что взяток никто не брал. Это было страшно, позорно, считалось, что этим можно поломать карьеру. Мы, рядовые сотрудники, считали, что уже живем при полукоммунизме. Не закончив еще вуз, младший лейтенант, я получал 167 рублей, тогда как инженер — 120. Был весомый социальный пакет. Разве кто бы решился бы на мздоимство?

Сейчас, когда наступает новая эра в жизни милиции-полиции, все надеются на чистых сержантиков, лейтенантиков, которые придут. Я здесь был бы осторожен. Это поколение 90-х, в стране другая идеология — богатства, насыщения, беспредела что называется, деньги любой ценой. В такой ситуации мы можем получить неожидаемый кадровый продукт. Это случится, если в полицию будут набирать, а не отбирать кадры. Причем, отбирать, жестко фильтруя. Потому, что дав хорошую зарплату, никто не гарантирует, что полицейский не будет брать взяток. Инфицированного взятками человека, не переделаешь. Его можно только убирать из системы.

«СП»: — «Согласно новому закону, в пределах населенных пунктов будет запрещено ношение травматического оружия в снаряженном состоянии и его применение вне специально отведенных для этого мест. Что конкретно подразумевается под формулировкой «в специально отведённых для этого мест»? Анатолий.

— Речь все-таки идет о пневматическом, а не травматическом оружии. Когда у нас прошла серия чрезвычайных происшествий с применением травматического оружия, президент отреагировал, дав поручение МВД, Минюсту разработать закон, ужесточающий порядок оборота гражданского и служебного оружия. У всех на памяти стрельба из пневматики по детсадовским детишкам, по людям, стоявшим на остановке городского транспорта… Пострадало немало граждан. Сейчас запрещены стрельба, а также держание, владение в заряженном состоянии этого пневматического оружия. Подразумевается, что местные спортивные клубы, стадионы, органы местной муниципальной власти определят места стрельбы из такого оружия. Но если читатель все-таки имеет в виду травматическое оружие, то его применение ограничено повсеместно, никаких мест для его применения быть не может. Есть специально отведенные места — стрелковые тиры и т. п. — только для пневматического оружия. У нашего населения, пьющего населения, сегодня на руках 6 млн. разного рода оружия. У нас ежегодно от выпущенных пуль погибает 10 тысяч россиян. Естественно, что я — противник свободной продажи населению оружия. И вот то, что последним законом запрещено переделывать под оружие самообороны травматику, в данном случае, боевые пистолеты — это правильно.

«СП»: — «Под шумок реформы идет сокращение неугодных начальству милицейских кадров. Как бороться с этим? И еще. Какими принципами будет руководствоваться служба при приеме на работу новых сотрудников, а также и тех, кто останется в составе нового образования? Будут ли проверены на судимость члены их семей и родственники, включая сожителей, на предмет сокрытия связи с ОПГ и собственных правонарушений и преступлений?» Екатерина Ивановна.

— В сегодняшнем законопроекте предусмотрено обязательное и повсеместное прохождение аттестации каждым сотрудником милиции, желающим перейти на работу в полиции. Относительно «неугодных». Если отдать их на откуп начальнику, такая угроза существовала бы. Но именно аттестационная комиссия будет решать судьбу сотрудника, быть ему в полиции или нет. Единоличное мнение начальника бессильно перед мнением аттестационной комиссии, куда входит 10−12 руководителей по работе с личным составом, людей из вышестоящих организаций. Так что номер с выживанием «неугодных» не пройдет. Возможно, начальник напишет плохую аттестацию, по ней испытуемому будут задаваться вопросы. Но и тут этот «неугодный» может представить свои контрдоводы. Должен сказать, что не все желающие попадут в полицию. Это касается тех, в отношении которых возбуждались уголовные дела и прекращены по не реабилитирующим основаниям. Например, по истечению срока давности, за примирением сторон, активному содействию следствию… Такой человек теряет моральное право работать в полиции. Относительно новичков. Безусловно, отсутствие какой бы то ни было судимости. Отсутствие в течение года 2 административных нарушений, ответственность за которые он понес в судебном порядке. Например, те же правила дорожного движения. Далее. Судимость первого круга родственников. Мать, отец, братья, сестры, жена, взрослые дети. Потом — мать, отец, братья, сестры жены. Про сожителей в законе ничего, к сожалению, не сказано. К сожалению, потому что есть немало так называемых гражданских браков. Я думаю, что пройдет время и стартует полицейская система по новому закону, будут вноситься какие-то поправки. Претенденты на работу в полиции обязательно пройдут психоневрологические обследования, проверку на полиграфе. Этот ряд можно продолжить, но факт — отбор предстоит тщательный.

«СП»: — «Как вы оцениваете мероприятия по реорганизации и сокращению образовательных учреждений МВД России? Например, сокращение их штатной численности? Штатная численность образовательных учреждений на 1.01.10 составляла 58707 единиц, в том числе переменного состава — 38111 единиц. Если 38111 разделить на 5 (курсов), получим, что в год силами учреждений МВД выпускалось 7622 сотрудников — для нужд миллионного МВД. После реорганизации вместо 5 лет их будут обучать 4−6 месяцев. Как это скажется на качественном составе МВД?» Елена.

— Цифры — гиперболические. Опасения — напрасные. На сегодняшний день добротное юридическое, оперативно-розыскное образование — в системе МВД. Знаете за счет чего? У нас на одного студента приходится самая большая доля профессорско-преподавательского состава. И он получает мощнейшую учебную, научную нагрузку. Сегодня у нас 21 высшее учебное заведение в системе МВД. Обучается, примерно, каждая вторая девушка, которую мы потом долго не видим: вышла замуж, родила, находится в декретном отпуске. Все это замечательно. Но получив это роскошное образование, доступ приемов оперативно-розыскной деятельности, к агентурной деятельности и т. д., человек пишет рапорт об увольнении из органов внутренних дел. Уходит в охранную структуру, к ребятам, где полутеневые дела и он востребован, допустим, как руководитель службы безопасности, как своя коммерческая разведка т.д. и т. д. Плодить таких — нет никакого резона. Поэтому принято пока промежуточное решение о том, что высших учебных заведениях будет 8, а не 21. Система это сокращение не почувствует. Учиться будут те, кто останется работать. Потому, что создаются контрактные правоотношения, потому, что если после получения образования, диплома, он пожелает уйти, ему будет представлен такой счет, который не заработает ни в одной коммерческой конторе. Система это в судебном порядке выиграет. Так что, учиться будут те, кто придет в полицию по призванию, кто останется работать в полиции.

«СП»: — «Есть вопросы, связанные с социальными правами. Председатель Совета ветеранов УВД по Мытищинскому муниципальному р-ну МО Вячеслав Иванович Тарабрин спрашивает: когда будет внесен в Государственную Думу проект закона о социальных гарантиях сотрудников МВД? Что будет с пенсиями ветеранов органов внутренних дел? Имеют ли реальную почву слухи о передаче пенсионеров МВД в Пенсионный Фонд РФ?»

— Отвечая на этот вопрос, я беру на себя большую ответственность, потому что меня сейчас увидят, услышат 650 тысяч ветеранов системы МВД. В законе «О полиции» слабо прописаны социальные права пенсионеров МВД. Но сейчас в дополнение готовятся законы «О службе в органах внутренних дел» и «О социальных гарантиях», которые должны ответить на многие вопросы. Давайте дождемся выхода этих документов.

«СП»: — «Когда в МВД пересмотрят порядок признания статуса „Ветеран боевых действий“? Чтобы сотрудники милиции, реально служившие и рисковавшие жизнью в МВД ЧР по контракту в 2003—2005 гг. г., могли быть признаны „ветеранами“. Не их вина в том, что в штабе отдела неправильно оформлялись документы, касающиеся боевых действий». Сергей Скачков.

— Получилось так. То ли правовики прохлопали, то ли финансисты, то ли руководители МВД, но кадровики, финансисты, всякого рода должностные лица, приезжавшие в Моздок, а не в Ханкалу, фотографировались на фоне вертолета, боевого оружия, они брали копию боевого приказа, куда его включали, и уезжали, «записавшись» в ветераны. Но были те, кто честно, рискуя жизнью, выполняли свой долг. Все, кто был откомандирован в группировки по проведению контртеррористических операций, тоже включались в боевые приказы. По-разному складывается служба. Ваш читатель проходил службу, был прикомандирован к МВД ЧР. Несущие службу в составе ЧР, не получали тех льгот, которые давались остальным офицерам, участвовавшие в КТО. Это — большая ошибка. Думаю, справедливость восторжествует, и рано или поздно, вопрос будет решен. Потому что эти незаслуженно обойденные люди, (в отличие от приезжавших сюда на три-четыре месяца, полгода) жили и служили, рисковали здесь годами. Вопрос упирается не в доказательство их подвига, их участия в операциях, а, простите, в финансы.

«СП»: — «Товарищ генерал, здравствуйте! Что делает МВД РФ для индексации пенсии пенсионеров МВД? Я в отставке с 2004 года, но пенсия ни разу не индексировалась». Суставова Любовь Дмитриевна.

— Я тоже пенсионер, моя пенсия также не индексировалась. Отработал в системе 40 лет. Моя пенсия как заместителя министра внутренних дел 18 тысяч рублей. Ну, такова наша жизнь, таков бюджет. Ветеранов сейчас особенно волнует: по новому закону о формировании денежного довольствия, социальной защищенности, пенсионном обеспечении будет ли главное решение. А именно: новые блага коснутся тех, кто ранее служил в милиции? Я задавал этот вопрос сегодня в Госдуме и получил ответ, что пенсионные финансовые исчисления полицейских будут иметь обратную силу и пролонгируются на пенсию ранее вышедших в отставку по пенсии сотрудников милиции.

Полная версия на видео «СП»

Популярное в сети
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня