18+
суббота, 3 декабря
Открытая студия

Посол Палестины в РФ: «Война может закончиться хоть завтра»

На вопросы читателей «СП» ответил Чрезвычайный и Полномочный посол Государства Палестина в Российской Федерации Доктор Фаед Мустафа

  
145

«СП»: — В сентябре Палестина подает заявку в ООН с просьбой о признании государства Палестина. Глава МИДа РФ Сергей Лавров сказал, что Россия поддержит вашу просьбу.

— Решение Палестины обратиться в ООН с просьбой о признании и, кстати, о членстве в этой организации — это решение продуманное. Оно стало результатом провала политических переговоров, которые велись в течение долгого времени. Россия признало государство Палестина в 1988 году. Сейчас государство Палестина признано 122 странами, и мы предполагаем, что число этих государств увеличится в ближайшие дни. Можно сказать, что палестинское заявление получит поддержку со стороны большинства стран, и главное — Совета безопасности ООН. И нет никаких страхов и опасений, что большинство не поддержит, правда, может помешать вето США.

«СП»: — Сейчас одна из самых горячих тем — Ливия. Как вы думаете, чем закончится противостояние?

— Нужно сказать, что последние 6 месяцев в Ливии — сложный и жесткий период. Ясно, что одна эпоха заканчивается, и страна стоит на пороге нового этапа, и конечно, мы считаем, что народ Ливии, который обладает творческим потенциалом, способен перестроить и изменить свою жизнь и главное, сохранить целостность своей страны. Конечно, будет нелегко, будет сложно с конституционной точки зрения осуществить задуманное, и страна еще некоторое время будет находиться в состоянии человека, переходящего вброд реку. Но благодаря мудрости и созидательному творчеству ливийского народа и нового ливийского руководства, Ливия способна справиться с этой задачей.

«СП»: — НЕ думаете, что когда покончат с Ливией, возьмутся за Сирию?

— Ситуация в Сирии отличается от ситуации в Ливии. Мы желаем, чтобы Сирия быстрее начала бы практические шаги, способствующие нормализации ситуации. Ведь Сирия — очень важная страна в регионе, и мы надеемся, что она с честью выйдет из того состояния, в котором оказалась.

«СП»: — Асад может повторить судьбу Каддафи?

— Нужно сказать, что судьба Каддафи и судьба лидеров, которые пали до него, хороший урок и странам, и народам. Правительству важно самим взять инициативу в свои руки, не опоздать с реформами. Если они опаздывают, то их власть оказывается под угрозой.

«СП»: — Часто спрашивают: есть ли раскол в палестинском обществе? Есть ли палестинцы, которые живут на территории Палестины и поддерживают Израиль?

— Палестинское общество не похоже на арабские общества в других арабских странах. В отличие от других стран, где народные массы вышли на улицы с требованием свергнуть свои режимы, палестинцы выходят на улицу, чтобы покончить с оккупацией, положить ей конец. И еще выходят с требованием положить конец расколу между Западным берегом и Сектором Газа, который произошел несколько лет назад в 2007 году между Хамасом и Фатхом. И вот в мае, в Каире, было подписано перемирие, и можно сказать, что это стало восстановлением единства Палестины, что между народом и политической силой восстановлено доверие.

«СП»: — Неужели нет какой-то пятой колонны, диссидентов?

— Израиль пытается внедрить своих агентов, осведомителей, как это делают империалистические режимы в оккупированных странах, но это редкие, единичные случаи, народ един.

«СП»: — А евреи живут в Палестине? Каков их процент?

— Когда мы говорим о Палестине, мы имеем ввиду территории, которые были оккупированы с 1967 года. География реальная такова, что до 1947 года территория Палестины была 27 тысяч квадратных километров. В 1947 году, когда Генеральная Ассамблея ООН приняла решение о разделе этой территории на два государства — Израиль и Палестину, то в соответствии с этой резолюцией Израилю досталась 50,5% территории, которая исторически принадлежала Палестине, и примерно 49% отдали Палестине, 0,5% были признаны международной территорией — это Иерусалим. Но когда была развязана война в 1948 году, Израиль захватил в общей сложности 78% территории исторической Палестины. Заметьте, Израиль не остановился в тех границах, которые ему были предписаны резолюцией ООН, и таким образом, от всей исторической территории Палестины у нас осталось 22%. И эту территорию Израиль оккупировал в 1967 году. Сейчас мы требуем создания независимого палестинского государства в границах 1968 года, а это, вдумайтесь, только 22% нашей исторической территории.

«СП»: — Евреи на этой территории проживают?

— Когда в 1967 году была оккупация, там уже не было ни одного еврея. 44 года прошло, но тем не менее, Израиль уже после той войны продолжает строительство новых и новых поселений, и сейчас в этих незаконных поселениях, а они постоянно захватывают новые земли, которые, кстати, не признаны ни одним международным законом, живет около 400 тысяч израильтян.

«СП»: — А они собираются когда-нибудь остановиться или будут строить, пока не закончатся земли Палестины?

— Как раз ваш вопрос и связан с теми условиями, которые мы ставим для возобновления переговоров — чтобы Израиль прекратил захватывать новые земли. Международное сообщество то же самое требует от Израиля — перестать строить поселения. Тем не менее, Израиль отвергает эти требования и продолжает свое дело.

«СП»: — Насколько такая организация, как Хамас, может мешать правительству достичь успехов в переговорах?

— Сейчас политическая позиция Хамаса последовательная, продуманная и взвешенная, и она во многом совпадает с политикой нашего государства и в частности, с позицией Махмуда Аббаса. Халед Машаль в своем выступлении в Каире в день подписания соглашения сказал, что Хамас, как и Аббас — за создание независимого государства Палестина со столицей в Иерусалиме и в границах 1967 года. Хамас, сказал он, не будет препятствовать политическому урегулированию, если мы будем уверены, что Израиль стремится к миру, что Израиль действительно хочет этого мира и готов решить проблемы границ, Иерусалима, беженцев и т. д., этих проблем накопилось немало.

«СП»: — Ну, допустим, Хамас и Аббас договорились, но ведь есть неконтролируемые группировки, которые никого не слушают, выкатывают свои ракетные установки и палят по Израилю.

— Наряду с силами, которые стремятся к миру, есть силы, которые стремятся к противоположным целям, но если будут предприняты конкретные шаги — серьезные, практические, которые будут направлены, чтобы претворять в жизнь решения международного сообщества — то, возможно, удастся положить конец вылазкам таких группировок.

«СП»: — А что сейчас нельзя их арестовать и конфисковать пусковые установки?

— Конечно, это очень даже возможно, если будут подписаны какие-то соглашения, то будут приняты жесткие меры к тем, кто нарушает законы и мешает миру. Но, подчеркну, в самом Израиле имеются экстремистские силы, можно даже сказать, террористические, которые также проводят террористические акты против нашего народа. И Израиль должен посадить их в тюрьму, пресечь, т.е., предпринять те же самые шаги.

«СП»: — Что вы думаете о последних событиях в Эйлате?

— Ситуация там до конца не ясна, пока ни одна из сторон не взяла на себя ответственность за те события, которые произошли в Эйлате, поэтому все, чем мы располагаем, это анализ ситуации. Одна из точек зрения состоит в том, что случившееся служит интересам израильского правительства, чтобы отвлечь внимание от тех демонстраций, которые в последнее время были в Израиле с требованиями улучшить качество жизни, жилищных условий и т. д. В результате теракта о всех демонстрациях было забыто, и израильское правительство от всех внутренних проблем переключило внимание на эти события.

«СП»: — В Израиле часто проходят демонстрации, что же теперь после каждой устраивать…

— Последние демонстрации были серьезными и опасными для нынешнего израильского правительства, и могли привести к его отставке. Масштаб участников для Израиля был беспрецедентный, около 200 тысяч человек участвовало, это, конечно, не то, что в арабских странах, где на улицы вышли миллионы, но для Израиля и эта цифра внушительная. Такого масштаба акций там еще не было.

«СП»: — А были ситуации, когда между вами заключено перемирие, а какие-то израильтяне берут и обстреливают вашу территорию?

— Таких случаев очень много, когда достигалось перемирие между нами, Израиль несколько раз нарушал его, посылал свою авиацию, артиллерию. Нас бомбили, снаряды падали на нашу территорию, и только уже потом мы вынуждены были отвечать нашим оружием. Это было оборонительное оружие, подчеркиваю.

«СП»: — Какая была мотивировка этих налетов?

— С мотивировками — это интересный вопрос. Каждый раз они пытаются что-то изобрести, но чаще всего, объясняют, что, якобы, у Палестины есть какие-то намерения, т.е., они судят о нас по намерениям, это совсем нелогичный шаг. Как же это можно допустить? Наш многолетний опыт жизни с Израилем показывает, что Израиль очень часто пытается решить свои внутренние проблемы за счет крови палестинского народа. И, возможно, Израиль заинтересован сохранять эту напряженность в регионе. Это избавляет его от необходимости оправдываться за свои шаги, они прибегают к такой тактике.

«СП»: — Вопрос короткий и в то же время, длинный: когда закончится война?

— Мы хотим, чтобы она сегодня закончилась. Для этого Израиль должен принять стратегическое решение — положить конец оккупации. И если бы Израиль такое решение принял — покончил с оккупацией и выполнил международные решения — мир наступил бы уже сегодня.



Популярное в сети
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня