18+
понедельник, 5 декабря
Открытая студия

Беседа Михаила Веллера с Геннадием Зюгановым

По мнению лидера КПРФ, кандидата в президенты России, наступило время левоцентристского правительства

  
394

Михаил Веллер: Геннадий Андреевич, добрый день!

Геннадий Зюганов: Здравствуйте.


Смотреть видео на: Youtube или Svpressa


Михаил Веллер: Мне представляется, что для КПРФ прийти к власти, еще конкретнее — Вам прийти в президенты — задача более чем реальная. Более того — и в первом туре — тоже! Но для этого КПРФ должна стать платформой для объединения на основе вполне демократической, взаимодоговорной, всех сегодняшних протестных сил. Как вы относитесь к этому тезису?

Геннадий Зюганов: Я вообще считаю, что наступило время левоцентристского правительства, когда прагматизм, опыт, знания, авторитет могли бы объединиться с правдой, справедливостью, добром, красотой — тем, чем всегда Россия дышала, и чем всегда была сильна. Я признаюсь вам, готовя свою программу, мои обязательства перед гражданами страны — я проконсультировался со всеми. Впитал все, что предложила Академия Наук, съезд депутатов всех уровней Сибири и Дальнего Востока, большое собрание «Дружба и Братство» на Северном Кавказе, в Нижнем Новгороде у нас было народное собрание, Народное Вече. Впитал в себя все наказы избирателей, со всех встреч.

Сейчас завершаю консультации со всеми влиятельными людьми, которые представлены на политической арене или которые имеют хороший опыт, интересную биографию и желание помочь, объединив усилия, добиться нужного результата. Многие откликнулись, хотя многие пока просят не озвучивать их фамилии, прекрасно понимая, в каком пространстве и в какой стране мы сегодня боремся.

И, тем не менее, абсолютно с вами согласен — нужно объединение наиболее прагматичных и грамотных сил. Кстати, мне это удалось после дефолта, когда опрохвостился Кириенко со своей командой, и мы были вынуждены формировать правительство, по сути, народного доверия. Я тогда долго уговаривал Примакова, просил Маслюкова, нашел опытнейшего инженера-управленца, банкира Геращенко — сформировал сильное правительство и мы оттащили страну от края пропасти. Тогда баррель нефти стоит 12−15 долларов, а золотовалютных резервов было 6 миллиардов всего. В сентябре нечем было платить ни пенсии, ни зарплаты.

Вот на мой взгляд, такое правительство, коалиционное, сеогодня требуется стране, и я готов его сформировать.

Михаил Веллер: Чтобы закрыть первый вопрос: существует протестное движение в форме митингов, существуют разные полуоформленные организации, которые высказывают свой протест как могут — начиная от неприличных рисунков на пролете моста, кончая разбрасыванием каких-то листовок, налепливанием на крыши машин синих ведерок и так далее.

По моему разумению, безусловная задача политика в период передачи власти из рук в руки — это протягивать руку дружбы любому, с кем тебе по пути хотя бы один шаг. На этом этапе фигуры, которые сегодня на политической авансцене протеста — Рыжков, Немцов, Навальный и и т. д., их необходимо не то что привлечь — с ними необходимо найти общий язык, потому что они тоже, пусть по своему, пусть иными методами, пусть видя иначе будущее — хотят справедливости, хотят роста страны, хотят честности, хотят прозрачных выборов. Протягивать руку им входит ли в Ваши планы?

Геннадий Зюганов: Сейчас задача номер один — отремонтировать избирательное законодательство. Если и дальше Чуров и ему подобные на местах, будут мухлевать, приписывать и воровать, то невозможно победить ни на каких выборах. Если за ноги полиция будет вытаскивать наших наблюдателей, а прокуратура прикрывать эти безобразия, то тоже — мы не добьемся правды.

Мы только что подготовили совместное заявление — три фракции, я, Миронов и Жириновский о недоверии Чурову и всей этой команде. Я подготовил девять проектов законов, которые ремонтируют выборное законодательство и обратился ко всем гражданам, ко всем партиям и движениям — если вы это поддерживаете — давайте сложим силы.

Первое и главное условие — сформировать на паритетных началах все комиссии, а это и есть диалог с разными силами, и которые представлены и внизу, в местных Думах, и в центре, в Парламенте. Допустим, 12 человек в комиссии, четыре партии по три человека, даже пусть единорос будет председателем, но три зама будут из других партий — и уже не украдут и не припишут, и договориться о том, что будут мухлевать будет практически невозможно.

Следующий шаг, протестное движение: у нас в штабе протестного движения 37 организаций: десять профсоюзов, женское, военно-патриотическое, студенческое. У нас Удальцов участвовал, сейчас он снова пришел. Он обратился к нам с письмом, выдвинул ряд конкретных требований. Мы рассмотрели, и подписали, публично, соглашение. Да, мы распустим эту думу и 1 декабря 2012 года проведем досрочные выборы.

Втрое — губернаторы будут избираться местным населением, и никаких дополнительных фильтров не будет. Третье — Совет Федерации — по два человека от каждого субъекта. Что касается судей — в ближайшие два года сделаем, что районные и городские судьи тоже избираются местным населением.

Одновременно, очень важно совершенствовать процедуру наблюдения за выборами. Сейчас Путин предлагает — давайте истратим 15 миллиардов рублей и установим веб-камеры, да на эти деньги можно построить 50 детских садов. Более эффективно если будут комиссии на паритетных началах, и будет прозрачная урна, и определен порядок подсчета голосов. И все в конце получат копию протокола, подписанную всеми членами комиссии. Тогда уже никто не перепишет в соседнем кабинете. У тебя может камера быть на участке, а переписывают в ТИКе, в кабинете главы администрации, которая выкручивает руки и ноги, и эти лживые данные отдает тому же Чурову, а тот с этим соглашается.

Одновременно надо усилить уголовную ответственность за воровство голосов. Это же не воровство голосов, это воровство полномочий, а затем использование их для обогащения, коррупции, обогащения, назначения всяких подонков и мерзавцев на разные должности. Все это вместе может нам позволить уже в марте провести качественные выборы.

Михаил Веллер: На прошедших выборах в Госдуму меня удивило отсутствие качественных юристов у оппозиции, потому что по сути дела фальсификации на выборах — это же государственное преступление.

Геннадий Зюганов: Правильно. Абсолютно.

Михаил Веллер: И это преступление против Конституции, это подмена правительства и всей высшей власти государства законно избранной на незаконно избранную. Это тяжкое государственное преступление и никак иначе!

Геннадий Зюганов: За это 10−15 лет тюрьмы с конфискацией. Сто раз подумает — воровать, приписывать.

Михаил Веллер: Да, да.

Геннадий Зюганов: Я обратился к Путину: во-1-х, давайте проведем публичные дебаты. И во-2-х, скажите публично, вы каждый день на всех каналах выступаете — скажите: твердо заявляю, что любого, кто ворует голоса — привлечем к государственной ответственности и посадим в тюрьму. А то говорят его подручные — проведем честные выборы, но даешь результат в первом туре! Вот вам и честные выборы.

В первом туре они не могут победить. На честных выборах. Никогда!

Михаил Веллер: Думаю, что нет. Но это все — вопросы процедурные, крайне важные, но пока только процедурные.

Геннадий Зюганов: Но они позволяют в марте провести достойные выборы и решить проблему доверия к власти. Потому что — если вслед за нелигитимной Думой, а она нелигитимна — и в политическом, и в моральном плане — придет и нелигитимная президентская власть, то это означат, что вся вертикаль российской власти будет в грязном жуликоватом болоте. Это будет беда для всех граждан. И мы должны ее предотвратить заранее.

Михаил Веллер: Для ее предотвращения — процедурные вопросы очень важны, понятно, что можно фальсифицировать 15−20−30% голосов, но фальсифицировать 80% уже невозможно. Вопрос, на мой взгляд, важнейший, о создании, сейчас, заранее, на уровне проекта, на уровне предложения — коалиционного правительства.

Допустим, из партии «Справедливая Россия» — партийная принадлежность неважна для того, с той точки зрения, кто может принести сколько пользы стране — Оксана Дмитриева, премьер, и Геннадий Гудков — спикер нижней палаты, а хоть и Сергей Миронов — Совета Федерации, того места, откуда его убрали.

Рошаль может быть министром здравоохранения, а Жорес Алферов — министром образования.

Если Александр Гуров будет министром МВД, а Генри Резник будет министром юстиции.

Если тот же Алексей Навальный будет председателем счетной палаты, а Александр Белов, «против нелегальной иммиграции» — директором УФМС страны.

То за такое правительство, по моему разумению, 80% населения проголосует безусловно. Потому что это люди, обладающие каждый в своей области авторитетом. Потому что госнаркоконтроль должен возглавлять Евгений Ройзман, а не неизвестные генералы.

Скажите пожалуйста, сейчас вы можете сделать заявление, на уровне проекта, что если эти люди выразят согласие — то это будет то правительство, которое вы мечтали бы сформировать как президент?

Геннадий Зюганов: Кстати, Михаил Иосифович, очень интересное, оригинальное предложение, которое должно быть хорошо изучено и как следует проработано. Потому что коалиционное правительство, вы правы, берешь его предложения, программные, состыковываешь с моим программным заявлением и думаешь — готовы ли мы вместе реализовывать вот тот круг задач, которые уже в полный рост стоят перед страной.

Признаюсь вам по секрету, я сейчас веду каждый день переговоры с очень влиятельными интересными лицами, в том числе и с теми, которых вы называли, круг несколько шире. И должен сказать — довольно активно откликаются на мои предложения. Но надо еще пару недель, для того, чтобы как следует это проработать. Потому что вы понимаете с какой властью мы имеем дело.

Но мы все заинтересованы сложить силы для того, чтобы одолеть всех жуликов, коррупционеров, бандитов и создать мощное, современное, интересное государство, которое будет социально ориентировано, где будет гарантироваться свобода совести, свобода слова, свобода печати и одновременно проведение нормальной модернизации. Я поработаю над вашим предложением.

Михаил Веллер: Спасибо! Партия «Единая Россия» или Владимир Путин или его администрация создали так называемый «Народный фронт». Скажите, может ли сегодня ваша партия заняться созданием общественной организации под условным названием «Независимая народная партия», которая сможет вобрать в себя все протестные силы, на условиях равноправных договорных фракций, секций и течений.

Говорить надо не о том, что разъединяет людей — либеральный взгляды, левые взгляды, а о том, что объединяет — честность, прозрачность, справедливость, блага народа и польза страны. Ведь если сегодня вы не создадите эту, условно говоря, «Независимую народную партию», то протестное движение, которые выглядит достаточно анархически, растечется и уйдет в никуда. Можно ли сейчас составить проект создания такой партии, которая вберет в себя все?

Я начал с «Народного фронта», потому что в чем-то это будет противовес фальшивому, совершенно лицемерному Народному фронту, будет тем, куда люди входят действительно по своему желанию.

Геннадий Зюганов: Кстати, в ответ на создание так называемого «Рублевского фронта», а его создали, прежде всего, только для того, чтобы прикрыть все безобразия «Единой России». ЕР за десять лет правления полностью демонтировала все социальное законодательство, 122 закон, который она протащила, более циничного закона я вообще не знаю, который оставил без льгот северян, чернобыльцев, дальневосточников, военных, сельских тружеников, интеллигенцию и прочих.

Родилось снизу, на мой взгляд, широкое движение, называлось «Народное ополчение». Оно родилось на родине Минина и Пожарского, в этом году ему 400 лет исполняется, когда они пришли и выгнали из Кремля ляхов, затем на Алтае, на Северном Кавказе. Я в свое время создавал Народно-патриотическое движение, которое питало более 200 организаций. Рядом с ним сейчас родился «Русский Лад», потому что русские области умирают в два-три раза быстрее и здесь озабоченность у всех есть. Исчезновение русского этноса, то что соединяет, скрепляет, вместе с русским языком культуры, это трагедия для всех народов.

Мне кажется, ваша идея позволит объединить то, что уже родилось. Надо подумать, как это организационно оформить. Широкое народное движение во имя страны и честных выборов, поддержки каждого человека в стране, уже стучится в двери и главное нам тут не опоздать.

Михаил Веллер: Скажите, есть ряд положений на законодательном уровне, которые назрели к реализации давно и за которыми огромное число сторонников по всей стране.

Первое — это отмена моратория на смертную казнь для детоубийц, для серийных убийц, для убийств, совершенных с особой жестокостью и без смягчающих обстоятельств.

Второе — это разрешение на оружие для самообороны. Этот закон существовал в России до ноября 1917 года, и преступность была в стране ничуть не выше, чем в других странах.

Третье — я предложил бы вместо слов «пересмотр итогов приватизации», употреблять термин «реституция». Ведь если человек разведал нефть, пробурил скважину и стал оттуда ее качать, то это он сделал своими руками, остается только платить справедливо налоги. Если все было сделано до него, а потом он этим завладел путем тех или иных легализованных махинаций, то это не принадлежит ему, он в это свой труд не вложил. Когда они говорят мы создали компании, они ничего не создали, они создали иную систему документооборота. Следующий момент — это наши оффшоры и бенефициары, которых никак нельзя найти. Но запрет на оффшоры может идти только в пакете с изменением налогового законодательства, которое на это людей толкает и позволяет воровать. Для кардинальной смены налогового законодательства должна быть создана комиссия компетентных юристов, чья репутация внушает доверие.

Коснемся ветеранов ВОВ, им все обещают выделить квартиры, но они бедные уж умерли почти все. Я посчитал сколько нужно денег, чтобы по сегодняшним ценам построить квартиры всем офицерам российской армии. Отвечаю: 10 миллиардов долларов, но эти деньги не будут потрачены, а будут вложены в российскую промышленность, их получат те, кто делают цемент, кирпич, крановщики, шоферы, каменщики, паркетчики и т. д. Они получат их и будут на них покупать одежду, продукты, лекарства. То есть существующая финансовая политика, по моему мнению, преступна. Вот эти основные моменты должны стоять на первом ряду, как я понимаю, программы партии на ваших выборах.

Геннадий Зюганов: Вы интересный собеседник, такой пласт проблем подняли в одном вопросе. Насчет смертной казни — я был категорически против ее отмены по нескольким обстоятельствам. За убийство с отягчающими обстоятельствами, за расправу над детьми, за торговлю тяжелыми наркотиками и за грабеж в особо крупных размерах — для этого мы не созрели для отмены смертной казни. Хотя я не кровожадный человек, Бог дал человеку жизнь, он ее и должен забирать, но в нынешних условиях отмена смертной казни преждевременна и мы настаивали на том, чтобы ее вернуть.

Что касается национализации. Давайте возьмем природные ресурсы. Представьте, на наших просторах осталось два процента населения планеты — 142 миллиона. Но владеем 30% мировых стратегических запасов сырья. У нас три возобновляемых ресурса, которыми мы владеем в большом количестве — чернозем, хвойные леса, чистая пресная вода. Уже сейчас на парижском рынке тонна чистой пресной воды стоит дороже тонны отборного бензина. Это золотое дно, которое есть у нашей страны и будущих поколений.

Что касается наших нынешних миллиардеров, назначил их либо Ельцин, либо Путин. Ничего они не создали и не построили и не хотят платить нормальные налоги. Почему же одинаковые налоги 13% должен платить учитель, врач и олигарх? Доход олигархов в 400 раз больше, чем всех остальных. Конечно, надо это решить в пользу всех граждан, но одновременно позволяя работать и трудиться всем формам собственности и хозяйств.

Меня крайне беспокоит малый и средний бизнес, который оказался крайне беззащитен. Невозможно в нашей большой и холодной стране успешно вести производство в любой сфере, если у нас завтра цены на энергоносители будут мировые. Уже сегодня у нас цена на киловатт дороже, чем во всей Европе. Это совершенно не допустимо. Поэтому регулирование цен на энергоносители, транспортные издержки, неизбежны в нашей стране, а для этого государство должно быть не сторожем при этой огромной собственности, а реальным управляющим. Вся трагедия СССР заключается в том, что надо было не ломать КПСС, а начинать демократизацию с партии, приведя более талантливых и умных людей.

Я над всеми вашими интересными предложениями поразмышляю, но эти вопросы надо прорабатывать со всеми партиями и движениями, выносить на Народный референдум и я уверен мы найдем достойный ответ.

Михаил Веллер: Когда-то Дэн Сяо-Пин разговаривал с Горбачевым о переходе на рыночные рельсы и Горбачев пытался объяснить преимущества рынка перед плановой системой и необходимостью заменять одно другим, а дальше все само устроится. На это Дэн Сяо-Пин, родившийся и выросший в Китае, сказал: Вы знаете, если мы едем по своей ухабистой дороге и хотим переехать на соседнее хорошее шоссе, то, я думаю, во время переезда не следует выпускать руль из рук. Напротив нужно держать его крепче, чтобы контролировать этот переход. Дэн Сяо-Пин оказался абсолютно прав.

Геннадий Зюганов: Можно одну ремарку?

Михаил Веллер: Конечно.

Геннадий Зюганов: У меня есть трехтомник Дэн Сяо-Пина в переводе на русский, мне его подарили китайские руководители. Кто собирается проводить реформы, тот обязан с карандашом в руках третий том зачитать до дыр. Он искал ответы, дважды был сослан, с четвертого раза вернулся к власти. Из 15 высших руководителей Китая, которые пришли к власти в период правления Дэн Сяо-Пина, все 15 были репрессированы. Но не стали сводить счеты, а занялись четырьмя модернизациями, которые дали колоссальный успех.

Я был семь раз в Шанхае. От первого впечатления скученности и грязи, когда мне показалось, что вылезти из этого не возможно, до посещения Всемирной выставки, которая была чемпионатом мира по новым технологиям, интервал всего 30 лет. Я вам должен сказать — фантастика, вот они руль не выпустили, кадровую политику не отдали, они привлекли 700 лучших фирм мира, которые вложили 600 млрд долларов и модернизировали страну. Страна, которая еще недавно ездила на велосипедах и осликах, теперь прорывается в космос.

Михаил Веллер: Я вот к чему это сказал. Сегодняшняя публика, охваченная идеями неолиберализма не понимает, а нынешние лидеры неолиберализма не хотят понимать, что рынок благотворен, что та самая невидимая рука рынка правильно регулирует путь к добру и благу в том только случае, если государство жестко следит за соблюдением справедливых и постоянных законов.

Главнейшая же ошибка, которые сделали наши реформаторы в 1992 году, они решили, что рынок все расставит на свои места, а государство отойдет. Но если государство не соблюдает те законы, в которых рынок может жить и развиваться, то приходит братва в «адидасах», а потом и в костюмах от Джанфранко Ферре, и устанавливает понятия вместо законов. Тогда нет никакой свободной конкуренции, кончается свобода прессы, начинается выжимание сверхприбыли, и тогда либеральная идея в плане экономических свобод превращается в свободу сильного грабить слабого. Поэтому сегодня Запад, изрядно уткнувшийся в тупик со своей нынешней системой производства и хозяйствования, откатывается влево, и правильно делает.

Геннадий Зюганов: Да, вся планета левеет и краснеет на глазах.

Михаил Веллер: Если в 85-ом году в стране было невозможно ни вздохнуть, ни повернуться, издать книгу за свой счет, нельзя было помыслить сделать частную парикмахерскую, любая инициатива душилась на корню. Тогда конечно следовало класть руль в сторону либерализма.

Но сегодня, когда либерализм превратился в разбойничье ограбление всеми сильными всех слабых, каковых 95%, то конечно пришло время класть руля влево, потому что не существует наилучшей системы правления, как не существует лучшего лекарства или еды. Конечно же, сегодня страна нуждается в уклоне влево, это как в автомобиле, чтобы он держался прямо на дороге, нужно рулем слегка водить вправо, влево. И по моему разумению, если, например, в понедельник КПРФ пришла к власти, если она будет работать неправильно, то пусть через четыре года ее скинут и повесят на нее всех заслуженных собак.

Геннадий Зюганов: Мы должны справиться. Ну насчет того, что нет рецепта, то по моему есть рецепт у Жириновского. У него есть таблетка, проглотив которую можно решить все проблемы, получить бутылку водки и в придачу молодку и так далее.

Шутки шутками, но сейчас ищут этот рецепт. Ищут пути усиления роли управляющих государством, классного образования, достойной жизни, крайне обеспокоивает тот факт, что число бедняков растет в 4 раза быстрее, чем число богачей, это социальное расслоение достигло жуткого размера. Вот-вот пробежит искра и могут заполыхать большие пожары. Перепуганы, что в прошлом году с 40 странах прокатились голодные бунты — и Париж это видел, и Лондон, накаляется ситуация в Испании.

Я согласен, без левого поворота невозможно решить проблемы, но тут надо иметь в виду и особенность нашего государственного корабля. На большом корабле нельзя крутить резко руль ни влево, ни вправо. Если вы влево резко заберете, то в трюме все сползет и команда вылетит в воду.

Михаил Веллер: Геннадий Андреевич, хочу вставить 20 копеек: значит — кораблем управляют так: матрос рулевой стоит на штурвале, ему надо повернуть влево, инерция судна огромная, он резко крутит влево, и тут же начинает потихоньку откручивать обратно. И корабль, получив импульс, начинает катиться влево, а матрос его сдерживает. Но начинается — с резкого импульса! Таковы законы судовождения.

Геннадий Зюганов: Вот этот импульс надо сделать 4го марта для того, чтобы сформировать народно-патриотическое правительство.

Михаил Веллер: Да-да!

Геннадий Зюганов:. Оно будет по духу левым, но очень прагматичным. Без профессиональной, сильной, умной команды выправить ситуацию невозможно. Меня поражает нынешняя власть, которая на ключевых постах.

Вот как можно держать Сердюкова на армии? Вот представляете?

И как можно держать Фурсенко на образовании? Мы только что внесли закон «Образование для всех», который готовят талантливейшие люди. А вместо того, чтобы его обсуждать, они уходят от дискуссий.

Каким образом можно держать того же Чубайса на нанотехнологиях? Он ими никогда не занимался и заниматься не будет.

На мой взгляд, сейчас, повертывая руль влево, надо просчитать и проработать программу действий так, чтобы минимум две трети страны это поддержало. В том числе и состоятельные люди — они должны понимать: дальнейшее расслоение, и дальнейшее ухудшение экономической ситуации может привести к тому, что все потеряют.

Михаил Веллер: Совершенно верно. Это чревато русским вариантом арабской весны — когда те, кто успели спастись — спасутся, а в основном — нет. Так что в их интересах сохранять порядок.

Но смотрите — ведь сегодня, фактически, российское правительство работает прежде всего на Америку, в политическом плане.

Геннадий Зюганов: Я думал, вы этого не скажете ;))

Михаил Веллер: . если судить по их делам, а не по их словам: когда в Штатах лежит полтриллиона долларов государственных официально, и еще минимум триллион долларов частных — это получается, что на деньги, которые гонятся туда, благодаря действиям и законам существующего правительства — и развертывается ПРО в Европе, и ведется война в Ираке, и входит «Авраам Линкольн» в Ормузский пролив, а мы делает такие совершенно беззубые заявления, что мы против. Эти заявления могут обмануть широкие массы, чтобы они голосовали за эту власть, но на самом деле — это ведь политика абсолютно направленная против интересов собственного государства.

Геннадий Зюганов: Меня знаете, что больше всего поражало. Вот десять лет на финансах сидел господин Кудрин, десять лет он писал бюджеты, которые пропихивала «Единая Россия». Они подписаны все Путиным. Ровно десять лет — как только появлялась какая-то копейка — он ее прятал там, Вы совершенно правы. Представьте только дополнительные нефтегазовые доходы сейчас составили два с половиной триллиона рублей. Огромные средства! И он их послал туда — закачал.

Но — какие условия? Говорят — выгодно. Вкладывают под 2%. Берем сами — мы нахватали корпоративных кредитов и долгов 500 с лишним миллиардов — на 14 миллиардов долларов больше, чем все золотовалютные резервы — берем у них в долг под 5−7-8%! Своим дают, деловым людям, предприятиям — под 15−20%.

Вот если бы это было просто предприятие, частное — и директор этого частного предприятия совершил бы такую аферу — его бы совет директоров уволил немедленно, если бы это было в Америке — вас бы посадили на электрический стул, как жулика в особо крупных размерах, а в Германии дали бы 20 лет.

Михаил Веллер: А в тех штатах, где нет смертной казни дали бы два-три пожизненных.

Геннадий Зюганов: И тем не менее, недавно слушаю Прохорова — он говорит: оказывается у него премьером будет тот же Кудрин. Слушаю Путина, а он говорит — талантливый человек, все правильно.

Вот один пример, меня это больше всего обескураживает: 1 200 000 гектаров выгорело леса в Центральной России, самой густонаселенной. Два года назад. В прошлом году выгорело гораздо больше, но от Урала до Дальнего Востока. Чтобы решить эту проблему надо вкладывать в землю, леса и воду. Для этого, все знают, идиоты знают, надо минимум 10% расходной части бюджета тратить на эти цели, советская страна тратила почти 20%, Америка год назад потратила четверть, Европа — треть, 33%.

А откройте бюджет на ближайшие три года: в этом году 1,2%, в следующем — 1%, и следующем — 1%. Что это означает? Означает — дальше будет гореть, зарастать, портиться. А мы половину продовольствия завозим из-за кордона. Только одной паленой водкой в прошлом году отравилось 40 тысяч человек! И наркотиками угробили сто тысяч.

140 тысяч — за год! За десять лет афганской войны — в десять раз меньше потеряли, а про афганскую войну орут — а про это молчат. А это работа господина Кудрина во многом.

Михаил Веллер: Последний вопрос, которого мы успеем коснуться сегодня это - совершеннейшая необходимость внятного, прописанного, справедливого профсоюзного законодательства. Вместо тех псевдопрофсоюзов, зицпрофсоюзов, которые сегодня существуют.

Потому что право наемных работников объединяться на предприятиях и между ними в профессиональные союзы, разумеется, не должно подвергаться никаким ограничениям.

Геннадий Зюганов: Правильно.

Михаил Веллер: . И тогда профсоюз подписывает коллективный договор с работодателем. Право наемных работников на забастовку — не подвергается никаким ограничениям!

И в этом случае невыплата зарплат месяцами влечет судебное преследование с арестом всех счетов работодателя через ближайший районный суд. Для чего судебная реформа — вопрос отдельный.

И в этом случае мы можнм говорить о большем шансе на свободную конкуренцию. Потому что без профсоюза работодатель ничего не может сделать.

Профсоюзы должны быть, иначе бесправный наемный работник в России — будет как феодальный раб.

Геннадий Зюганов: Так и случилось сегодня. Феодализм в деревне: крестьянин зависим полностью — не проголосуешь, не отдашь — отрежем электричество, не проведем газ, не привезем больницу, не пустим в школу. Мрак и жуть.

Что касается производства и промышленности — типичная картина, которую вы нарисовали.

Так что, что касается профсоюзов — то надо восстановить все его права, в том числе, прежде всего — социальные.

Профсоюз мог помочь многодетной маме, мог дать путевку, мог дать лечебное питание, мог направить, мог поддержать, мог защитить.

Кстати, накануне «Кровавого воскресенья» был создан не то что профсоюз — широкое движение рабочих, и весь Путиловский завод, почти 16 тысяч, потребовали, чтобы восстановили четырех уволенных их лидеров на предприятии. С этого начиналась массовая забастовка в Питере, в которой приняло участие почти 150 тысяч.

А у нас Шмаков идет на выборы вместе с олигархией! Набирает ничего — и парализовал все профсоюзное движение.

Мы подготовили закон об оппозиции, который позволяет партиям развиваться. Закон по профсоюзам, который дает им полностью права и поддержку. И обязательный трудовой договор. И исполнительная власть должна быть под контролем — тогда не будет коррупции. Чтобы депутата могли отозвать избиратели, а избранники от народа могли заслушать и губернатора, и президента, и поставить ему неуд, и заявить, что вы не годитесь.

А мы вот ставим вопрос о недоверии Чурову, а они еще думают — идти или не идти в Государственную Думу! А «Единая Россия» думает — вносить или не вносить это на заседание. Вот такая нынче демократия.

И без таких профсоюзов не решить проблему нормальной зарплаты и нормальных коммунальных платежей. У нас минимальная зарплата для работающего — 7 тысяч, для пенсионера — 5 тысяч, для ребенка — около этого. А должна быть 15−17.

У нас из 100 человек 80 получают от 4 тысяч до 17, отнимите за двушку и трешку квартплату, примерно 4−5-7 тысяч — и у вас остается бухенвальдская норма! Вот если б были профсоюзы способные постоять, защитить — давно бы уже был минимальное — 15 тысяч, а не 5−7. Давно бы уже пенсия была не четверть от среднего заработка, а европейский стандарт — 40%, не меньше, а в советское время было 50% и более.

Но! Такие профсоюзы родятся, когда будет нормальное политическое соперничество, честные выборы и совестливая власть. Поэтому надо решать по порядку.

Поэтому сейчас надо, чтобы четвертого марта, объединив усилия, пришла народная власть и народное правительство, тогда и остальные вопросы будут решаемы.

Вам спасибо, с Вами очень интересно беседовать.

Михаил Веллер: Спасибо Вам!

Геннадий Зюганов:. Желаю Вам добра, здоровья, удачи.

Михаил Веллер: Желаю победы.

Геннадий Зюганов: Спасибо.

Популярное в сети
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня