18+
воскресенье, 4 декабря
Открытая студия

Сергей Филатов: Наши демократы не отличаются от большевиков

Экс-руководитель администрации президента Ельцина ответил на вопросы наших читателей

  
189

«СП»: — Здравствуйте, Сергей Александрович! Сейчас все обсуждают обновлённый кабинет министров. Кто-то высказывает мнение, что этот кабинет технический, временный.

— Я не думаю, что временный. Конечно, понимаю, что нелегко там приходили к определённым договорённостям. Но в то же время тех, кто ушёл, Путин забрал к себе на высокие посты — в Кремль, в администрацию. По статусу они как министры, только исполнительной власти у них не будет. Но президент всё равно будет определять направления, которые правительство должно выполнять. У нас по-прежнему вся власть принадлежит одному человеку. Ну, а те, кто пришли к Медведеву — это желание Медведева. Мне очень импонирует Дворкович и то, что он вошёл в состав правительства. Это яркая фигура, хороший экономист, у него было много инициатив. Что касается Сердюкова: как менеджер он делает большое дело, потому что Министерство обороны это такая всепоглощающая организация, что даже в советское время не знали, сколько денег туда уходит. Хотя, меня смущает сегодня количество средств, выделенных на оборону — 23 триллиона рублей (до 2020 года — «СП»). Это два годовых бюджета Российской Федерации. Хотя это выделено на несколько лет, я не вижу причин для подобных трат. Армии необходимо закончить реформу, оснастить её новым вооружением. Но я бы на месте президента пояснил обществу, чем именно вызвано такое количество вложенных в оборону средств? Ведь сегодня требуются инвестиции, чтобы поставить на современную технологическую базу промышленность, сельское хозяйство, здравоохранение, решать демографические проблемы. У нас сейчас как в начале 90-х — спад рождаемости. Необходимо решить вопрос со страховой медициной. Я много помогаю людям и знаю, что любая операция — это нужно 100−150, а иногда и 200 тысяч рублей за инструмент или за саму операцию. У большинства людей таких денег нет. Эта ситуация ненормальная.

«СП»: — Как вы относитесь к оппозиции и её лидерам? Ходите ли на митинги?

— Я безусловно, с ними. Но мне не всё нравится. Они должны иметь каждый раз конкретные лозунги. Ну ладно, — в декабре «За честные выборы». Но выборы прошли. Кстати, в нашей стране не решена проблема как ставить в них точку. Может быть, нужно, чтобы после выборов принималось судебное решение, или противники как-то признавали поражение? А у нас нет точки. То они боролись за честные выборы, теперь они требуют отставки… Оппозиция должна менять лозунги в соответствии с текущим моментом. Медведев пошёл навстречу, сделал ряд шагов. Оппозиции нужно было поучаствовать в этом. Это же их идеи. А не отдавать всё на откуп Государственной Думе и Путину, который многие вещи подкорректировал в пользу своих взглядов.

«СП»: — Кто-то из оппозиции вызывает симпатии?

— Ребята нормальные. Только когда они собираются вместе, не очень понятно, чего хотят. И этим дают фору Путину, который говорит: «Вы сначала сами разберитесь, чего вы хотите».

«СП»: — Ну, по крайней мере, один лозунг их объединяет: «Россия без Путина!»

— Россия без путинской системы управления, которая очень похожа на захват власти. Госдума это машина для голосования, суть которой сформулировал ещё Грызлов: «Парламент это не место для дискуссий». Такого не должно быть в демократическом обществе. Оно тем и отличается, что все проблемы на виду и обсуждаются не только депутатами, но и общественными организациями. Вот во Франции, например, Общественная палата. Там 11 комитетов, за представителями которых стоят различные организации. Т.е., это не люди-одиночки, которые один интеллектуал, другой несогласный, один нравится президенту, другой не нравится… А это — представители общества. Там сначала проект закона пропускается через эту Общественную палату, а уже потом через парламент.

«СП»: — На ваш взгляд, Путин будет давить на правительство?

— Давление Путина на правительство обязательно будет. И это плохо. Хотя по Конституции исполнительная власть обладает полномочиями ведения политической деятельности.

«СП»: — Сегодня, а возможно, прямо сейчас, Госдума обсуждает введение крупных штрафов за несанкционированные митинги. Как вы к этому относитесь?

— Отрицательно. Это не дисциплинарная мера, а репрессивная, чтобы прекратить митинги. Нельзя вести такую линию на разобщение общества, на разделение его на «своих» и «чужих». Как у нас было 70 лет: эти с нами, а эти враги. Сталин говорил про «пятую колонну». Путин, кстати, тоже любит упоминать «пятую колонну». Это значит, что в голове у него сидит мысль, что есть люди, которые критикуют власть в качестве врагов. Демократическая страна уважает все мнения. Да, может быть ведущая партия, какие-то мелкие… Но мы должны дать понять, что любая партия при демократии может прийти к власти.

«СП»: — Вы как-то сказали, что «плохо, что у оппозиции нет лидера»?

— Я думаю, что лидер должен быть. И он появится. Напряжение растёт, протестная масса увеличивается. Обязательно найдётся яркий человек, который сможет стать лидером оппозиции. Меня больше беспокоит, что у нас в стране нет лидера нравственного.

«СП»: — Как вам история с назначением полпредом президента «простого рабочего» Холманских?

— Мне немного стыдно было. Это из той же оперы: «Ах, вы хотите выступить против власти»? И выдвигаются во власть рабочие, крестьяне… Значит, вы хотите выступить против рабочих и крестьян? Т.е., опять «война», опять столкновение слоёв населения. Нельзя доводить до этого. И полицию надо обучать, как себя вести. Ведь были же митинги, которые проходили идеально. Потому что полиция себя правильно вела. А 6 мая смотришь эти кадры, где бьют ногой в живот лежащего… Ну, пусть он оказался и не беременной девушкой… Это что — фашисты? Я вот, кстати, шёл на инаугурацию, у меня был пропуск, приглашение, мне не дают выйти на Новый Арбат. Говорят: «Иди задворками». На каком основании вы ограничиваете моё перемещение по городу? Что, был какой-то указ, чрезвычайное положение введено? Отвечают: «Приказ сверху». Вот когда у нас в стране за противозаконные приказы будут отвечать не только те, кто их отдаёт, но и даже милиционеры, которые их выполняют, что-то изменится. А сейчас даже церковники позволяют себе заявить, что «разделение властей — это грех». Какой грех? Это в конституции прописано!

«СП»: — Как вы объясните пустые улицы во время инаугурации Путина?

— Боязнь, по-другому не объяснишь. При Сталине, когда он ехал, улицы были непустые. Но на вытянутой руке друг от друга стояли охранники в штатском. А тут ещё после 6-го боялись каких-то провокаций.

«СП»: — У нас всё-таки диктатура или демократия?

— Не могу сказать, что диктатура. Есть понятие «авторитарный режим», который отличается от диктатуры тем, что внешне выглядит как демократия. Пока у нас СМИ не освободятся от контроля и строгого голоса Кремля — это всё-таки автократия.

«СП»: — Нынешняя эпоха Владимира Путина — антипод эпохи Бориса Ельцина?

— Ну, в чём-то да. Но в главном — нет. Ведь главное — это ориентация на реформы, развитие демократии, гражданского общества. Владимир Владимирович очень много предпочтения отдаёт государственности, созданию госкорпораций. И в самолётостроении, и железные дороги, и судостроительство… Но если посмотреть на мир, то мир развивается немножко по-другому… Почему мы ушли от СССР? Потому что по всем статьям он был неконкурентноспособным. А когда нет возможности конкурировать — это путь к загниванию. Либо путь огромного перерасхода денег. Государственные корпорации не могут обойтись без мощного финансирования. Как, например, наш ВПК, на который уходит уйма денег. Но если посчитать на выходе баланс — это неконкурентноспособная среда. Даже, например, в авиации есть конкуренция — «Сухой», «Микоян», «Туполев»… Мы с Борисом Николаевичем массированно шли на создание рынка, банков и т. д., на приватизацию. Потом его за это стали ругать, что это не так, это не эдак… Но у нас не было опыта, не было людей, которые жили при рыночной экономике. Быстрее всему обучились бандиты, которые продемонстрировали обществу все негативные стороны рыночной экономики. Да, мы торопились. У нас был страх, что проиграем выборы, вернутся коммунисты и вернут свои порядки. Поэтому и такая спешная приватизация, чтобы у людей появилась бы какая-то частная собственность, которую нельзя было бы отобрать. Конечно, в области образования, медицины и социальной сферы можно было бы сделать больше. И, конечно, нужна преемственность. Чтобы с приходом нового президента всё начатое предшественником не обрубалось.

«СП»: — Как вы считаете, возможна ли в России отмена депутатского и судейского иммунитета? И еще. Можно ли подровнять уровень жизни регионов и городов федерального значения (пенсии, пособии, зарплата, и пр.)? Руслан.

— Я против отмены иммунитета. Вон, депутат Гудков рассказал, что по своим каналам узнал, что дана команда собирать компромат на него и на его семью. И вы представьте, если у депутата отнять иммунитет, то за любое выступление с критикой его тут же можно будет посадить…

Уровень жизни всё равно будет неодинаковый. Даже в советское время регионы развивались по-разному. Интересные цифры прозвучали в своё время на 1-м Съезде народных депутатов: 74% всей тяжёлой промышленности было сосредоточено на землях Российской Федерации. А финансовая составляющая из всего бюджета на Российскую Федерацию шла самая маленькая по сравнению со всеми союзными республиками. Т.е. трудилась, в основном, Россия. А социалка шла в союзные республики. Кстати, в советское время на тяжёлые работы, на заводы, водителями автобусов, троллейбусов, например, в Москве, устраивались приезжие. Каждый год приезжало в Москву по 100 тысяч человек. Закреплялось при этом 60 с лишним тысяч. А т.к. они были иногородними, их быстрее ставили на очередь и давали квартиры. А мы, москвичи, стояли в очереди по 20 лет. Так что, уровень жизни в Москве и регионах сравняется нескоро.

Смотреть видео на: Youtube или Svpressa



Часть 1:



Часть 2:



Часть 3:



Часть 4:


Прямая трансляция:

Популярное в сети
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня