Открытая студия

Адвокат Волкова: по делу 6 мая нам преподнесут 6 сакральных жертв

«Христа я бы отстоять не смогла… а Путина — готова попробовать»

  
32

«СП»: — Здравствуйте! Сегодня у нас в гостях знаменитый адвокат Виолетта Волкова, а беседовать с ней будем мы, Денис Сумбаев, юрист «СП» и Александр Снегирев, выпускающий редактор. Виолетта, вас можно поздравить — у вас 10 лет адвокатской практики.

— Да, сама об этом вспомнила на следующий день после события.

«СП»: — То есть, с 2002 года вы занимаетесь адвокатской практикой, а на слуху оказались сейчас, когда стали участвовать в политических процессах. Раньше с этим «миром» вас что-то связывало?

— Абсолютно ничего. Всё произошло 5 декабря 2011 года, до этого у меня была нормальная адвокатская практика, я занималась антирейдерством, т.е., чисто коммерческими делами и суды, в основном, арбитражные. К политике относилась нейтрально. И вот, 5 декабря 2011 года один мой знакомый собрался на митинг, я ему предложила подежурить там в качестве адвоката — вдруг чего, чтобы я могла оказать ему помощь и позвала с собой ещё коллегу Полозова, он тоже не отказался. И вот мы своими глазами увидели аресты 300 человек, которых отвезли в ОВД «Мещанский», и потом я защищала Яшина, фамилию Навальный я тогда вообще не слышала. А потом уже на суде мы изнутри увидели, как штампуются приговоры, и нарушаются права граждан. Тогда я вышла из коммерческой адвокатской практики, с этого, наверное, всё и пошло. Пришлось мне пожертвовать прежней жизнью и заняться политическими процессами Сначала были штрафы, потом появились уголовные дела, сейчас уже пошёл экстремизм, «Пусси Райот»… Удальцов. Последний суд с Удальцовым безобразный с точки зрения нарушения его прав государством,.

«СП»: — На доходах это сказалось?

— Сказалось значительно, но не жалею. Правда, есть мысли перевести политическую адвокатуру на коммерческие рельсы, потому что совмещать коммерческую адвокатуру и политическую не получается. Сейчас для меня это хобби, оно не приносит дохода и занимает всё время и личное, и рабочее.

«СП»: — Есть много вопросов: чем вам платят, на что живут лидеры оппозиции, и если вы работаете бесплатно, это проявление вашей гражданской позиции?

— Да, гражданская позиция, потому что невозможно оставлять людей без помощи. Моя деятельность на данном поприще — защита Удальцова, «Пусси Райот», а за полгода через меня прошло 400 человек, это и ОВД, и суды, и просто консультация, когда задержанный звонит из автозака и спрашивает как себя вести. Я его консультирую, он передаёт остальным, и после этого узнаю, что весь автозак привезли в отделение и отпустили.

«СП»: — Раньше вы работали в прокуратуре. Сейчас общаетесь с бывшими коллегами, которые по ту сторону баррикад? Они понимают вашу позицию?

— По-разному. Те, кто по другую сторону — не враги, нормальные, и понимают, что если я занимаюсь политической адвокатурой, то это не значит, что я вступаю с ними во вражду. Встречаются яркие оппоненты, которые не верят, что я работаю бесплатно, и что вся оппозиция живёт на деньги Госдепа, мне постоянно рассказывают, где и какие острова купил Удальцов на некие мифические миллионы. За полгода я познакомилась с его семьёй и могу сказать, что всё это неправда. Даже в оппозиции иногда шутят, покажите нам очередь за деньгами в кассу Госдепа, и мы в неё встанем. Это самые обычные люди, никем не финансируемые, просто они надевают белую ленту, и там нет никаких содержанцев Госдепа.

«СП»: — И всё-таки, почему вы защищаете оппозицию: вам неприятно, когда нарушают закон, или оппозиция идейно близка вам?

— Изначально — первый вариант, я была в ярости от беззакония. Увидела чёткий политический заказ, не базирующийся на нормах права, т.е., надо возбудить дело, возбудят. И все ссылаются на начальство, а что это за начальство? Куда ведут эти ниточки?

«СП»: — Вертикаль…

— Вот именно, вертикаль. А где заканчивается эта вертикаль? Нужно бороться, не надо опускать руки, у нас сами судьи творят беззаконие.

«СП»: — Хотите море вычерпать?

— Вода камень точит. Я верю, что наша работа скажется положительно для самой судебной системы. И даже сейчас есть судьи, которые не так нагло стали рассматривать дела. Помните, одно время, в феврале, всем показалось, что наступила некая оттепель, прекратились задержания, оппозицию стали приглашать на встречи с властью… Конечно, кто-то был недоволен, но в целом, казалось, что процесс пошёл, и вдруг резко всё закончилось и началось сурово с задержаниями, с уголовными делами, огромное количество по статье «Экстремизм», вал людей, которых признали политзаключёнными «Amnesty International»… И началось не то, что закручивание гаек, а беспредел юридический, и правовой.

«СП»: — Атака спецслужб на оппозицию, которой все ждали?

— Они не боялись, они ждали её, и сейчас уже я для лидеров оппозиции ничего хорошего не жду. Возможно, будет даже хуже, чем ожидали, потому что ещё неизвестно, какое решение принято в коридорах власти по этим делам.

«СП»: — Какие перспективы у власти? До какой точки они будут идти?

— До конца, на то она и власть, что сама себя поддерживает, финансирует, не устраивает никаких проверок в отношении собственных нарушений. И сейчас в отношении тех 12 задержанных и оставленных под стражей по делу 6 мая, чётко прослеживается 6 фамилий, на которых всё повесят как на организаторов — это Навальный, Удальцов, Удальцова, Яшин, Баронова, Сахнин. Предполагаю, что это 6 сакральных жертв, которые нам преподнесут. Когда? Думаю, в августе — людей будет поменьше, многие уедут отдыхать… И к сожалению, если принято такое решение, то серьёзно противостоять этому мы не сможем. Можно будет только имитировать защиту — другого слова я не подберу, чтобы совсем уж максимально не нарушались их права, ну и конечно, выходить на мировой уровень судов. Но если есть уже решение, сделать уже ничего нельзя, как сейчас, например, с «Пусси Райот».

«СП»: — По Конституции у нас судебные заседания должны быть состязательными и равноправными для всех сторон — участников процесса (п. 3 ст.123 Конституция РФ -прим «СП»). Получается, если в ходе судебного процесса доводы и доказательства, а так же ходатайства одной из сторон постоянно отводятся судьей, тем самым нарушается один из основных принципов судопроизводства, что влечет за собой нарушение Конституции, как с этим бороться и собираетесь ли это делать?

— Если бы у меня была гипотетическая возможность провести реформу, то я бы полностью заменила всех судей — от мировых и заканчивая конституционными. Невозможно бороться с коррупцией, чтобы не сменить весь этот аппарат, они уже давно привыкли и к этой коррупции, и к тому, что они в этой системе. Чтобы сломать её, недостаточно убрать Боровкову или Криворучко — всю систему. В суде не должны работать те люди, которые там сейчас, они все друг от друга зависят. Посмотрите на интервью, которые дают бывшие судьи — все признают, что там круговая порука в самом жёстком смысле слова. Посмотрите на дело Удальцова, мы не смогли подать ни одного доказательства защиты, судья на всё отвечала отказом, без всяких оснований, и в результате присудила 240 часов обязательных работ. Но у нас же не Америка, где эта система отработана, в РФ подобное наказание ещё не применялось, после того, как решение вступит в силу, отбывать наказание Удальцов должен по месту жительства — обратиться в инспекцию, в Управу, и ему найдут фронт работ, где он сможет трудиться не больше 4-х часов в день. Но у Сергея уже есть место работы, значит, будет выходить 13 часов в день, а это нарушение, но суд не учитывает ничего, я уж не говорю о том, судья в Ульяновске произносила вместо «ходатайство» — ХОДАТЕЛЬСТВО! Непонятно, как она могла сдать квалификационный экзамен!

«СП»: — Не боитесь за себя, выступая против власти?

— Я не против, адвокат — это не тот человек, который против власти или против следствия, а человек, который помогает следствию правильно оценить дело. Я человек православный, что будет, то будет. У нас уже 100 лет прошло с тех пор, как политическая адвокатура заявила о себе — сначала при царе, потом 80 лет перерыва и сейчас вот снова.

«СП»: — Расскажите о «Пусси Райот». Что там сейчас с экспертизой?

— Изначально им инкриминировали 213 статью часть 2 «Хулиганство». Статья эта очень ёмкая и под неё можно подвести кого угодно и за что угодно, а срок там солидный. Хотя, само следствие понимало, что девушек этих под 213-ю подтянуть всё же тяжело, и тогда была назначена экспертиза, психолого-лингвистическая, которая чётко показала, что состав преступления по данной статье отсутствует. Но на первом заседании суда следствие это заключение от судьи скрыло, и через день у них была повторная экспертиза (это государственная экспертиза — что одна, что вторая), и тоже — «состава преступления по 213-й нет». Тогда следствие понимает, что это провал, остаётся закрыть дело, «Пусси Райот» реабилитировать и шумно извиниться, раз уж их с таким шумом задержали. Но следствие назначает третью экспертизу и уже обращается к частным экспертам, которые ведут православный образ жизни и имеют соответствующие взгляды. Причём, один эксперт — детский психолог, и почему он должен оценивать поведение взрослых? У нас есть информация, что вопрос по девушкам уже давно решён — получат по 3 года колонии.

«СП»: — Началось всё с митингов, арестов… Нет ощущения, что общество всё больше раскалывается, идёт холодная гражданская война?

— Общество не раскалывается, это власть всё больше откалывается от народа. Вот, мы посетили тут Гагарин, встречались с людьми, активисты выступали, раздавали людям листовки, белые ленты… Вы бы видели, с каким воодушевлением люди слушали, читали листовки, несли их домой, даже полицейские заслушались. У людей же нет информации, по телевидению мы знаем, что показывают… практически цензура. Это в Москве, Питере народ бурлит, а в маленьких городках никто и не понимает, что происходит.

«СП»: — Как вы думаете, процесс по «Пусси Райт» не отпугнёт людей от церкви?

— От церкви отпугнуть нельзя, вера это вера.

«СП»: — Почему в последнее время участились требования вернуться к религиозному суду? Тот же адвокат Дагир Хасавов, упомянувший актуальность суда шариата

— Наше общество к сожалению становится клерикальным. Но мы будем бороться.

«СП»: — Путина стали бы защищать?

— Конечно. Для для меня важно соблюдение закона. Если закон в отношении кого-то нарушен, все равно, кто этот человек, я отстаиваю нормы закона.

«СП»: — Христа смогли бы отстоять перед Пилатом?

— Боюсь, что нет… к сожалению… Но каждый судья сегодня обязан ставить себя на место прокуратора Понтия Пилата.


Смотреть видео на: Youtube или Svpressa



Часть 1:



Часть 2:



Часть 3:



Часть 4:


Онлайн-трансляция:

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Смотрите ещё
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров